Очень дорогая Юлия Владимировна

0

То, что Тимошенко дорого обошлась Украине, – это уже ни для кого не секрет.

Она была очень дорогой представительницей нефтегазового рынка в 90-х – это вылилось стране в серьезные проблемы и судебные иски от России. Она была дорогим политиком – ее усилия по приводу к власти Ющенко и компании обошлись стране в серьезный политический кризис и последующую экономическую лихорадку. Она была непомерно дорогим премьер-министром – Украина до сих пор расхлебывает подписание газовых контрактов с Россией.

И сегодня Тимошенко не изменяет себе, пусть и не по своей воле. Она теперь чертовски дорогая заключенная. Еще летом депутат Европарламента от фракции Прогрессивного альянса социалистов и демократов Зита Гурма (Венгрия) рассказала журналистам о своем шоке от суммы, в которую обойдутся все мероприятия по лечению Юлии Тимошенко. "В больнице нам сообщили, что ее лечение за 8 лет обойдется Украине более чем в 200 млн. гривен. Для меня это шок. Это очень дорого, ведь это из денег налогоплательщиков". Есть ли у нас основания не доверять высказыванию уважаемого евродепутата? Особенно если учесть, что при всем внимании к теме Тимошенко, ни одна из сторон слов Зиты Гурма не опровергла?

Двести миллионов гривен – это очень мало для такой большой страны, как Украина. Но если учесть, что это сумма на лечение одной конкретной заключенной – дело принимает совсем другой оборот. Сидеть Тмошенко осталось 5 лет, если, конечно, наша дорогая (куда более дорогая, чем Тимошенко) Фемида не добавит. Так вот, если равномерно распределить вышеназванную сумму по годам, то на период заключения Тимошенко приходится 125 млн. грн – остальное пойдет на послетюремную реабилитацию.

Отдельная палата с плазменным ТВ, отдельная комната для принятия пищи, отдельная комната для свиданий – это все тоже деньги. Ведь в другой ситуации ЦКБ №5 могла бы распорядиться данными площадями куда как более эффективно. Охрана Тимошенко – тоже статья расходов. Правда, если верить Государственной пенитенциарной службе, Юлию Владимировну сторожат всего двое охранников (вы верите?). Сама же Тимошенко утверждает, что ее охраняет около сотни человек, причем около десятка – непосредственно рядом с ней. Позвольте, господа, но эта сотня получает зарплату! Из бюджета! На каких, черт возьми, основаниях государство транжирит бюджетные средства?

Шестнадцать скрытых камер в палате (о которых рассказывает Юлия Владимировна в своем интервью "Украинской правде") – тоже повод призадуматься о нерациональном использовании бюджетных средств. Во-первых, сами камеры эти недешевые, и их обслуживание стоит денег. Да и за экранами кто-то следит, это как минимум три человека – правда, они  могут входить в ту сотню охранников, о которых говорит Тимошенко.

Насколько известно, прекрасно обустроенная камера в Качановской колонии простаивает в ожидании Тимошенко – а это, по большому счету, тоже разбазаривание государственных средств, поскольку – нерационально используются площади колонии.

И это в то время, когда "наш совхоз еще не полностью рассчитался с государством по шерсти"! То есть, когда в бюджете всего на лечение заключенных предусмотрено 52,6 млн. грн при потребности 122,75 млн. грн. Иначе говоря, лечение заключенных обеспечено бюджетом на 42,9%. И из этой суммы на каждого заключенного приходится аж 35,9 грн в месяц. Это данные Государственной пенитенциарной службы, полученные "Обозревателем" в ответ на официальный запрос.

А на содержание в больничном стационаре одного обычного больного государство тратит 83 копейки в сутки.

Если кто-то подумал, что мы предлагаем перевести Юлию Тимошенко на стандартное финансирование и стандартное же содержание – тот ничего не понял. Мы требуем, наоборот, поднять общий уровень содержания заключенных до человеческого, а не опускать отдельных VIP-заключенных до общего скотского уровня.

Что же касается Тимошенко и ее просто-таки неприличной дороговизны для государственного бюджета, то у нас только один вопрос: не пора ли ее в самом деле отправить на лечение в Германию? Там ее будут лечить лучше, насчет камер слежения и охраны пусть договаривается сама с руководством клиники "Шарите", и главное – платить за все это будет уже не госбюджет, а ее семья.

Право же, так всем будет лучше.

Андрей Горкин,
«Обозреватель»

Поделиться.

Комментарии закрыты