Одиночный выстрел Стрелка

0

Еще 15 мая различные СМИ тиражировали  «достоверную информацию о его смерти», а через два дня он спокойно зачитывал на камеру свое обращение.

Так говорил Стрелков

«Граждане Донецкой народной республики, обращаюсь к вам с просьбой встать на защиту своей родины, своих домов, своих семей, своего народа. Мне приходится просить вас сделать то, о чем по всем человеческим меркам просить не требуется. Тем не менее, мне приходится сказать вам правду в глаза, сказать жесткие, возможно, даже оскорбительные для вашего достоинства слова. Уже больше месяца прошло с тех пор, как мы, маленькая группа добровольцев из России и Украины, вняв призывам о помощи, прозвучавшим из уст выдвинутых вами лидеров протеста, прибыли сюда и в вооруженной борьбе противостоим всей украинской армии и множеству слетевшегося на поживу наемного отребья», – заявил Стрелков в видеообращении к жителям региона.

По его словам, «за минувший месяц много раз был слышен отчаянный призыв дать оружие, чтобы сражаться за свою свободу, за свое право читать и говорить на родном русском языке, за право почитать предков – героев Великой Отечественной войны, а не прихвостней нацистских преступников».

«Вняв этому призыву, мы добыли оружие. Захватили на складах, отобрали у украинской армии и милиции, купили у подпольных торговцев за немыслимые деньги. И теперь оружие у нас есть. Оно не в глубоком тылу, не в Донецке, Луганске или Макеевке. Оно на передовом рубеже обороны – в осажденном Славянске, Константиновке и Краматорске, где добровольцы прикрывают собой весь остальной Донбасс – и Донецк, и Луганск вместе взятые. Наступил момент, когда каждый дончанин, способный носить оружие, может приехать и получить его прямо в руки. Получить и встать в строй ополчения, чтобы изгнать карателей за пределы родной земли».

Однако, констатировал Стрелков, несмотря на ранние призывы, «толпы добровольцев у ворот штабов не наблюдается». «В Славянске 120 тысяч населения, вдвое больше в Краматорске, всего в Донецкой области проживают 4,5 млн. человек. Да, не все из них мужчины дееспособного возраста, не все мужчины по тем или иным причинам могут присоединиться к добровольцам. Но, признаюсь, никак не ожидал, что на всю область не найдется и тысячи мужчин, готовых рисковать жизнью не у себя в городе, на соседней баррикаде, откуда до ближайшего нацгвардейца надо полдня ехать, а на передовой линии, где реально каждый день стреляют».

По словам Стрелкова, в Славянск время от времени прибывают добровольцы, которые, однако, узнав о том, что им предстоит задержаться на передовой на неопределенное время, и услышав минометную стрельбу, отказываются получать оружие и уезжают обратно.

«Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров. Три дня назад приехала группа из 12 артемовских героев, отобранных и рекомендованных весьма уважаемым человеком. Узнав, что службу придется нести непосредственно в Славянске, а не у себя в Артемовске, и что срок не ограничен несколькими днями, даже не стали получать оружие. Накануне история повторилась. Из приехавших 35 донецких добровольцев, услышав далекие звуки минометного обстрела и выяснив, что через три дня они смогут вернуться домой с полученным оружием, 25 из них уехали обратно к себе, вероятно, жаловаться на тяжкие условия, которых они не ощутили ни минуты, и рассказывать о своем героизме, проявленном при поездке в пассажирском автобусе», – посетовал Стрелков.

Он отметил, что, «находясь еще в Крыму, не раз приходилось слышать от активистов рассказы о том, что когда шахтеры встанут, они всех порвут голыми руками, но оказалось, что это не так».

«Десятки и сотни людей встали в строй и сражаются. Десятки тысяч и сотни тысяч спокойно наблюдают за этим по телевизору, потягивая пивко. Видимо, ждут, когда из единокровной России либо выдвинется армия, способная все сделать за них, либо приедет достаточное количество безбашенных добровольцев, готовых умереть за их право жить более достойной жизнью, чем той, что они жили 23 года под властью украинских националистов», – сказал Стрелков.

«Прийти домой и с гордым видом объявить женщинам: «Я записался в ополчение», – это все, на что вы способны?» – спросил командующий ополчением.

По его словам, среди добровольцев большинство – мужчины за сорок, получившие воспитание еще во времена СССР. «Но где они, молодые, здоровые парни? Может быть, в тех бандитских бригадах, которые, почувствовав безвластие, бросились грабить награбленное и беспредельничать по всем городам и весям Донбасса? Многие несостоявшиеся ополченцы требуют оружия, прежде всего для того, чтобы защититься от уголовников и бандитов у себя в домах», – сказал Стрелков.

Он пояснил, что не может давать оружие всем, кто попросит, поскольку оно может оказаться в руках бандитов. «А как командирам разобраться, кто к ним приехал за оружием, честный гражданин или очередной бандит, косящий под донецкого патриота? Поэтому ополченцем будет считаться только тот, кто лично в составе боевого подразделения примет непосредственное участие в боевых действиях с войсками хунты, в том месте и в то время, которое сочтут необходимым его командиры. Потому что без дисциплины не будет ничего, не только победы, но и порядка. Только те, кто зарекомендует себя в боях с неприятелем и других боевых заданиях, получат право наводить порядок в собственном доме в рядах ополчения. А порядок этот мы наведем, можете не сомневаться», – заявил Стрелков.

«Вернусь к главному. Донецкой земле нужны защитники. А ополчению – дисциплинированные солдаты-добровольцы. Если мужчины на это не способны, придется призвать женщин. С сегодняшнего дня я отдал приказ принимать их в ополчение. Очень жаль, что среди женщин совсем нет офицеров. Ни действующих, ни запаса. Но какая разница, если мужчины-офицеры к нам не едут совсем. Во всей области пока не нашлось хотя бы пары десятков профессиональных военных, готовых возглавить воюющее подразделение. Стыд и срам.

Две недели я прошу прислать мне начальника штаба и хотя бы пяток командиров рот и взводов. Тишина. Ни одного. Ротами и взводами у меня командуют рядовые и сержанты запаса. Некоторые очень неплохо командуют, но чем дальше, тем больше чувствуется отсутствие необходимых знаний военного дела. Предупреждаю, ни один из так называемых офицеров, сидящих сейчас по квартирам, как испуганные воробьи под крышей во время грозы, не вставших в ополченческий строй, никогда не будет в наших глазах считаться офицером. О том, чтобы наше мнение разделяли простые граждане, мы тоже позаботимся», – подчеркнул Стрелков.

Командующий ополчением добавил, что, «возможно, остались считанные дни до момента, когда боевые действия, текущие пока без особого ожесточения, развернутся до масштабов настоящей битвы с десятками и сотнями убитых и раненых».

«Враг очень силен. У него имеется спонсор – олигархи, готовые платить огромные деньги за каждое убийство, за каждый разрушенный дом, за каждое преступление против русского народа. Чтобы его победить, нужно сражаться. Пусть те граждане, кто способен доказать преданность своей земле и своему народу, прибывают в штабы ополчения в города Славянск, Краматорск, Константиновку, Горловку. Там назначенные мною командиры сформируют подразделения, наладят обучение и по мере готовности направят в действующую армию. И пусть она пока выглядит, как небольшой, неважно организованный партизанский отряд, она сражается и победит. С нами Бог и правда», – подытожил Стрелков.

Ножом по сердцу и выстрелом в сознание

Выступление Игоря Ивановича Стрелкова было столь же неожиданным, как и последние вылазки его ополченцев, неожиданным и неоднозначным: одних оно обрадовало, других повергло в уныние.

Даже украинские «антитеррористические СМИ», прославившиеся  изготовлением своих оперативных новостей, не выходя из киевских редакционных кабинетов, подхватили эту весть. Хотя они так и не смогли разобраться, сдается Стрелков или наступает, выступал ли Стрелков или это был один из его «фээсбэшных двойников», и вообще, если он выступал, то зачем?

В подобных непонятных ситуациях местные медиацентры поступают проверенным способом – заглядывают на страницу «Фейсбука» и.о. Авакова. У того в день выступления Стрелкова, равно как и в другие дни, значились исключительно победы, захваты блокпостов и «окончательное блокирование сепаратистов». А если у Авакова Киев побеждает, значит, силы противников тают и командир ополчения наверняка паникует и взывает о помощи. Так, злорадствуя, и запустили…

При этом совершенно неважно, что два дня до этого Стрелков объявил о расширении боевых операций ополченцев. И как свидетельство оного – атаковал карательную колонну Нацгвардии, что закончилось крупными потерями для последней. Никакого анализа информации, ее проверки. Этого бойцы клавиатуры, разумеется, не проводят. Но…

Надо признать, что граждане, склонные к прямому восприятию, тоже услышали в словах «донецкого Че Гевары», как его уже окрестили в СМИ, некую обреченность и даже раздраженность отсутствием патриотического порыва и желания воевать у попивающих пивко возле телевизоров жителей Донбасса. Ножом по сердцу и серпом пониже стали слова о заполнении недобора добровольцев женщинами.

Акулы национал-патриотического пера заглотнули наживку и, даже не переварив ее, фонтанировали своими выводами – «сепаратисты истощены», «близится конец самозванцев Донбасса», «командиры АТО, делайте дырки под звездочки на погонах», «герои, выстраивайтесь к банкоматам Коломойского». И вот уже все воскресенье граждане, сочувствующие Турчинову и компании, облегченно делились предположениями о судьбах террористов и обсуждали виды наказаний…

Конечно, Игорь Стрелков не юлил, когда признавал сложности. Современные события на Украине разворачиваются с такой скоростью, что не только приготовиться, но и предугадать некоторые из них невозможно.

Стрелков и несколько его помощников начали создавать сопротивление, что называется, «соскочив с подножки», экспромтом. Но в этой «войне экспромтов» стороны приблизительно равны, хотя перевес Киева все же очевиден.

У ополченцев нет опыта подготовки и сопротивления, у киевских силовиков были лагеря подготовки, но тоже нет опыта антитеррористических мероприятий.

У Турчинова есть значительный численный перевес и перевес в огневой мощи, у ополченцев есть поддержка местного населения, что называется, по умолчанию.

У Киева есть поддержка евро-американских управдомов и подачки, даже в виде сухпая, гробов и подержанных бронежилетов, у ополченцев есть моральная поддержка огромного населения России, стран Таможенного союза и Китая. Моральная, хотя им хотелось бы большего.

И как раз здесь Стрелков демонстрирует, что весь поток путаниц, вымыслов, рассказов и «свидетельств» о тысячах вооруженных до зубов чеченцев; об армиях донских, кубанских и терских казаков, которыми пугают украинских детей и украинских мужиков; о незнающих жалости спецназовцах ГРУ; о танках и пушках Путина, готовых обстреливать не только Киев, но и едва ли не Львов, – все это плохо изготовленная ложь.

Одна 10-минутная запись в "Ютубе" оказалась эффектнее пули Бабая. Стрелков выстрелил не в сердце, он попал в голову, он нарушил систему сознания.

С одной стороны, он поймал на брехне СМИ, осуществляющие информационную поддержку Киева, с другой, рикошетом ударил по некомпетентности и расхлябанности новых руководителей ДНР, начавших строительство собственных вертикалей управления, а то и собственных политических карьер.

Выводы обеих сторон покажут, насколько удачным был выстрел. Но Стрелков доказал – он хороший стрелок.

По материалам «Взгляд», В. Шестаков «Одна Родина»

Поделиться.

Комментарии закрыты