Топ-100

Одри Тоту: «Никогда не прибегаю к тактикам обольщения»

0

Одри признается, что ее многое роднит с Коко Шанель. И это несмотря на то, что они появились на свет с разницей почти в 100 лет, причем одна стала знаменитым кутюрье, а другая – популярной актрисой. Кроме того, первая была известна взбалмошным нравом и эксцентричными выходками, а вторая – скромница и не дает лишних поводов для сплетен.

«Париж – это столица всего идеального»
Одри Тоту родилась 9 августа 1976 года в городе Бомон во Франции в семье хирурга-стоматолога и учительницы. В детстве Одри мечтала быть приматологом, изучать обезьян, но совершенно не знала, в какое учебное заведение обращаться. Да и родители были против, хотя им было нелегко справиться с навязчивым желанием Одри завести дома какое-нибудь животное, кроме кошки и собаки. «Сначала мне хотелось козу, – вспоминает актриса. – Но вот наши соседи не захотели, чтобы она паслась повсюду со своими козлятами, и от этой идеи пришлось отказаться. Еще я мечтала о своем тюлене. Ну, и наконец – обезьяны, которых я люблю безумно! Когда мне было лет девять, я обзвонила все зоопарки Парижа в надежде найти для себя хоть одну».
Одри жила в провинции, но мечтала уехать в столицу: «Помню, в детстве была одержима Эйфелевой башней, и каждый раз, когда мы с родителями гуляли по моему родному городу Бомон, я задавала один и тот же вопрос: “А этот дом выше Эйфелевой башни?” Через три месяца родители не выдержали и отвезли меня в Париж, где я чуть не сошла с ума от счастья». В следующий раз она приехала в столицу, когда ей было 17, на театральные курсы. «Я была в восторге, – рассказывает Тоту. – Особенно от того, как много красивых женщин вокруг. Высоких неотразимых блондинок, не то, что я сама: рост 160 и одни глаза. И я думаю: “Париж – это столица всего идеального. На что я-то могу рассчитывать, когда здесь столько женской красоты?!” И только потом узнала, что живу рядом с тремя модельными агентствами. Это был шок!»
Одри записалась в парижский университет на филологический факультет, но вместо того, чтобы сидеть на лекциях, бегала по бесчисленным просмотрам, на большинстве которых ее попросту не замечали. Но все же после эпизодического участия актрисы в телевизионных сериалах о полицейских «Жюли Леско» и «Кордье» Тоту пригласили к известному режиссеру Тони Маршал на просмотр претендентов для участия в ее будущей картине «Салон красоты Венера». Одри ужасно волновалась, готовилась к прослушиванию, пока ехала, потерялась на выходе из парижского метро. Долго разбиралась в паутине столичных улиц, опоздала почти на час. Просмотр уже завершался. «До свидания, – сказали ей. – В следующий раз не будете опаздывать». Одри разревелась, хотя никогда не была из породы плакс. Просто в тот момент ей стало очень обидно. И тут девушку увидела Тони Маршал. «Ладно, – говорит, – раз уж пришли, заходите!»
Специально для Одри устроили дополнительный просмотр. Он, на удивление, длился всего пять минут. «Я поняла: мне ничего не светит, – вспоминает актриса. – Так расстроилась, что уехала из Парижа домой. Однако через несколько дней раздался звонок.
Это была Тони Маршал, которая сказала, что роль – моя. Мне это показалось настолько невероятным, что я сперва подумала: “Это наверняка ошибка. Что-то здесь не так!” Прямо об этом режиссеру и сказала: “Проверьте… По-моему, речь тут идет не обо мне”. Однако – о, счастье! – все оказалось верно».

«Амели с Монмартра»
За роль наивной Мари в картине «Салон красоты Венера» Одри была удостоена премии «Сезар» как «молодая надежда французского кино». И сразу же началась её большая кинокарьера, о которой Тоту и не мечтала.
В 2000 году на экраны вышли стазу четыре фильм с участием Одри – комедия Хариетт Марен «Давай поженимся», смешливая драма Сержа Мейнара «Проходимцы», историческая лента Габриэля Агийона «Распутник» и картина Лорана Фирода «Взмах крыльев бабочки». Но именно на постере дебютного «Салона красоты Венера» на актрису обратил внимание режиссер Жан-Пьер Жене. В то время от съёмок в его долго вынашиваемом фильме «Амели» отказалась Эмили Уотсон, а ведь никого кроме неё (видимо, после фильма «Рассекая волны») в роли чудесной официантки с Монмартра Жене даже не рассматривал. Но вот теперь, осмотревшись по сторонам, он открыл для себя Одри, просто прогуливаясь около афиш недалеко от своего дома близ Бастилии.
Режиссер прислал Тоту сценарий, попросил подготовиться к пробам. «Я разыграла перед режиссером несколько сценок, – вспоминает актриса. – Он смеялся, но никакого вердикта не вынес. Попросил сыграть еще несколько эпизодов и пригласил на просмотр своего помощника. Опять они оба хохотали-заливались… Я ничего не понимала. Остановилась и спрашиваю: “Ну а как роль-то? Моя?” Они оба удивились: “Конечно, твоя! Ты же ее уже играешь…”»
«Амели» стала событием европейского кинематографа, фильм удостоился всевозможных призов и номинировался в Америке на пять «Оскаров», был признан лучшей европейской картиной 2001 года. Четыре «Цезаря» (высшая награда французской Академии кино) были присуждены «Амели» в Париже. В один момент Тоту стала чуть ли не новым символом Франции, жизнь актрисы изменилась: «Отношение ко мне моих друзей стало иным. Если раньше я из-за нехватки времени не встречалась подолгу с какой-либо подругой, никаких проблем из-за этого не возникало. Теперь же стоит мне отказать кому-то из друзей поужинать с ним, тут же слышится: “Зазналась! Нос задрала!” Конечно, мне приятно больше не брать денег у родителей, быть самостоятельной, иметь возможность делать подарки сестренке. Скажем, сразу после съемок “Амели” я решила поехать в Индонезию. Взяла с собой младшую сестру. Мы дурачились там без родителей, как только могли…
Я продолжаю увлекаться изучением приматов, а Индонезия – это их рай. Я там видела такие экземпляры орангутангов, каких нет ни в одном западном зоопарке. Причем видела в естественной среде обитания. Потрясающе интересно! Сестре, кстати, тоже очень понравилось… Если бы у меня не было в кино внушительных гонораров, разве смогла бы я доставить сестренке такое удовольствие?»Она часто уезжает от всего мира, как только оканчиваются съемки очередного фильма. Но однажды, когда Тоту отдыхала на мексиканском пляже, агент актрисы нашел ее там и сообщил, что американский режиссёр Рон Ховард хотел бы пригласить Одри в Лос-Анджелес на пробы в экранизации скандального романа Дэна Брауна «Код да Винчи». Но Тоту поначалу отказывалась, даже понимая, что её партнёром был бы Том Хэнкс. Дело в том, что она чувствовала себя моложе Софи из книги. Однако Ховард оказался настойчив и уговорил её принять предложение. Так, в мае 2006 года Одри стала по-настоящему мировой кинозвездой.

«У Коко были свои странности»
Именно Тоту, по мнению создателей фильм «Коко до Шанель», способна блестяще сыграть знаменитую модистку. Хотя об этой роли мечтала голливудская звезда Кира Найтли. Однако едва ли кто-нибудь мог справиться с образом Шанель лучше, чем ее соотечественница-француженка. «Если бы мне довелось быть знакомой с Коко лично, – говорит Одри, – я не знаю, смогли бы мы с ней подружиться, но в одном я уверена: я бы ею восхищалась. Я видела ее поздние телеинтервью. Коко была великолепна – даже в преклонном возрасте оставалась обаятельной, острой на язык и невероятно умной. Удивительная женщина, каких теперь нет.
Шанель близка мне еще и потому, что моя главная потребность – потребность в свободе. А эта женщина в то далекое время, когда не было даже самой идеи свободы женского выбора, настаивала на своей независимости. И, высвободив свой талант, через моду начала освобождать других женщин. Предложив женщине примерить мужской костюм, она показала ей, что можно примерить на себя и мужской мир – мир бизнеса и независимости. Это потрясающе. И именно из-за прагматизма, из-за того, что Шанель проще было соответствовать себе, а не внешним канонам, она совершила такой прорыв. Я ценю прагматизм – даже такой своеобразный с виду».
Перед съемками Одри прочла несколько биографий Коко, и в какой-то момент у актрисы стала в буквальном смысле трещать голова. В итоге Тоту перестала читать эти книги и обратилась к свидетельствам людей, знавших Шанель лично: «Я поняла одно: у этой женщины были свои странности. Например, она отказывалась говорить о детстве – о годах, которые провела в приюте, о брате, о родителях… Это время она будто вычеркнула из жизни. Как только в разговоре всплывало название города Виши, где Коко родилась, она тут же спрашивала: “Виши? А что это за место? Я никогда там не была и название это впервые слышу!” Она не хотела говорить о своем нищем детстве и подменяла эти события красивыми легендами. В ее апартаментах я видела изысканные японские ширмы – ими заставлена вся квартира. Когда знакомые спрашивали ее, откуда такая любовь к ширмам, она непременно отвечала: “С детства. Я любила японскую мебель с самого раннего детства”».

«В вопросах личной жизни я себе напоминаю… гробницу фараона»
Отношения с мужчинами для Тоту, как и для Шанель, тема особая. Коко пережила множество бурных романов – в числе ее возлюбленных были и великий князь Дмитрий, и герцог Вестминстерский. Но она так и осталась для всех вечной Мадемуазель. Не стремится замуж и Одри. Впрочем, о личной жизни актриса совсем не распространяется. Ей приписывали романы со многими знаменитыми актерами, в том числе с партнерами по кино – Томом Хэнксом («Код да Винчи»), Матье Кассовицем («Амели»), Чюителем Эджофором («Грязные прелести») и даже Бенуа Поэльворде, с которым она снялась в «Коко до Шанель». Но доподлинно известно лишь об двух романах Тоту – с американским поэтом Лансом Мазманяном и французским музыкантом Матье Шедидом.«В вопросах личной жизни я сама себе напоминаю… гробницу фараона, – говорит Одри. – Оттуда ведь ничего не попадает наружу, даже мельчайшие пылинки. Я очень закрытый человек. А еще я люблю одиночество, мне никогда не бывает скучно одной. Я даже нуждаюсь в этом. Хотя и знаю, что любовь очень важна, она обогащает человека.Верю ли я в брак? Я же не замужем, вот и сделайте выводы. Есть ли идеальные отношения? Иногда я вижу отношения, казалось бы, извращенные, но настолько страстные и подлинные. А моя проблема в том, что я, видимо, многого хочу, слишком высоко поднимаю планку. Для меня неприемлемы “ролевые игры” в отношениях, в том числе и игры в прятки: если люди хотят быть вместе, им надо отказаться от двусмысленностей, от неоднозначных слов и поступков. И у меня есть пример таких отношений – это мои бабушка и дедушка, которые прожили вместе 65 лет. Еще я, пожалуй, слишком гордая… и слишком похожа на мальчика. Например, люблю смотреть по ТВ футбол, по-мужски вожу машину, прямо говорю о сексе и никогда не прибегаю к тактикам обольщения».
Одри считает, что одним людям везет – они находят родственную душу, а другим – нет: «Я думаю, раз уж мне повезло в профессии, я окажусь среди вторых. Но в любом случае будущее для меня – букет невероятных открытий. Об успехе не мечтаю. Но зато мечтаю научиться ходить под парусом, хочу заняться игрой на пианино, живописью, испанским.
Я мечтаю о новых ощущениях, о путешествиях и о том, чтобы наконец-то сыграть 15-ю прелюдию Шопена без ошибок».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «ТелеШоу» , «Частная жизнь» , Audrey Tautou

Share.

Comments are closed.