Топ-100

Ольга Герасимьюк: «Хорошему танцору плохое жюри не мешает»

0

Чем больше эфиров – тем накаленнее страсти на паркете шоу «Танцую для тебя». И они напрямую связаны с судейской коллегией проекта «1+1», так как именно члены жюри решают – кого отправить на дуэль и зрительское голосование, а кто достоин спокойно продолжать репетиции до следующего субботнего эфира. Для Герасимьюк этот проект – не просто шоу, а программа, которая помогает людям.

Советы от «призрака»

Ольга родилась 21 октября 1958 года в Пирятине Полтавской области. Назвали ее в честь бабушки, которая тоже всегда говорила всем правду, за что ее чуть не убили немцы. В их дом в полтавской области дважды попадала авиабомба, хотя и говорят, что такого не бывает. А когда немцы уже отступали из села, бабушка побежала отвязывать козу. Немцы начали стрелять в спину, но не попали… благодаря козе, которая прыгала от пуль в разные стороны и так спасла свою хозяйку.
В детстве Ольга любила поездки в пионерский лагерь. После отбоя будущая телеведущая и политик занималась с подругами столоверчением. «И у нас получалось! Приходил дух Есенина и отвечал на наши вопросы! Хотя у меня есть подозрение, что ему очень сильно “помогала” моя соседка, — со смехом рассказывает Герасимьюк. — Однажды “призрак” дал совет, как познакомиться с мальчиком, который очень нравился: “Надо прийти в столовую, сесть за его стол и съесть его кашу — будет повод пообщаться”». Заметим, что девочка и сама была объектом ухаживания, и… помогала влюбленным пионервожатым: «Воспитатели с трудом укладывали нас спать, чтобы, наконец, пойти на свидание, а мы и не думали об отдыхе. Прикинувшись, что спим, мы дожидались их ухода, чтобы посмаковать разговор о романе Татьяны Владимировны и Сергея Ивановича. Вообще, мы старались им помогать. Я, например, носила письма своей пионервожатой к возлюбленному и его ответные ей».
А о своих амурных приключениях Герасимьюк помнит такое: «Парень все приходил и приходил посмотреть, как я тренируюсь кидать мяч в корзину. Уже после смены Игорь пригласил меня домой, познакомил с родителями, угостил ананасом, который был тогда большой экзотикой. Потом проводил домой. Несмело поцеловал руку и… все. Роман так ничем и не закончился».
Кроме любовных приключений, пионерки занимали себя леденящими кровь байками: «Больше всего запомнились не линейки, на которые надо было идти под барабан, и гимн, а то, что как только выключался свет, мы начинали рассказывать друг другу страшные истории. До сих пор помню “жуткую” фразу: “Отдай свое сердце!”, при которой рассказчик рывком протягивал к тебе руку. Бр-р-р!»

«На ТВ я попала от скуки»

После школы Ольга поступила на факультет журналистики Киевского университета им Шевченко. Получив диплом, Герасимьюк по распределению уехала на работу в газету «Комсомолец Полтавщины», но вскоре вернулась в Киев. Семь лет она проработала корреспондентом молодежного издания «Комсомольское знамя», потом была редактором отдела журнала «Людина і світ», заведующей отделом газеты «Независимость», редактором отдела в УНИАН.

В середине девяностых Герасимьюк начала свою карьеру на телевидении, а спустя десять лет она уже была генеральным продюсером ТРК «Студия «1+1». «На ТВ я попала от скуки, – признается Ольга. – Проработав много лет в газетах, решила попробовать телик.

Просто приехали мои друзья из Канады, прослышали, что у нашего общего приятеля в программе “Післямова” есть нужда в журналистах, был летний отпуск – пошла ради смеха. И вот теперь никак не брошу. Не могу».
На парламентских выборах 2006 года телеведущая получила депутатский мандат по списку блока «Наша Украина». Но работа Ольги в парламенте складывалась нелегко — добиться результата во властных структурах сложнее, чем на телевидении. В составе делегации Верховной Рады Герасимьюк трудилась в Парламентской ассамблее Совета Европы, участвовала в работе комитетов ПАСЕ по вопросам противодействия торговле людьми, проблемам медиа и свободы слова, защиты прав человека и гендерным вопросам.
Ольге приходится много путешествовать, в том числе и на самолетах, потому она носит всегда в сумочке две иконки в кожаном переплете, которые ее оберегают: «Я молитвы не читаю при взлете или посадке, как это делают некоторые пассажиры, а просто знаю, что мой талисман со мной. Гостиницы, в которых останавливаюсь, воспринимаю как временный дом. И потому, наверное, как-то незаметно для себя самой стала забирать электронные ключи от номера, не сдавая на ресепшен. А потом это уже стало не только традицией, но и определенным ритуалом. Я выбрасываю ключи, уже когда приземляюсь, а в салоне самолета они как символ моей связи с землей и залог удачи. Хотя я — отчаянная фаталистка, поэтому не боюсь летать, не боюсь упасть, не боюсь разбиться. Конец всегда может произойти с тобой и на Земле, если это предначертано. Был случай, когда могла произойти авиакатастрофа. Я летела из Америки в Канаду, самолет долго не взлетал, и я заметила, что стюарды бегают с особенными улыбками. Я поинтересовалась, не произошло ли что? По тому, как ласково стюард сказал, что все хорошо, я поняла, что все плохо. Затем уже в полете капитан сообщил, что мы меняем маршрут и летим в Балтимор. Позже выяснилось: самолет был поломан! В тот день я была уверена, что ключ не взяла. А когда мы удачно приземлились, обнаружила его в кармане».
В свободное время Ольга любит читать книги – Борхеса, Маркеса, особенно «Сто лет одиночества», Джойса. Из украинцев – поэтов, например Богдана-Игоря Антонича. «Люблю любовные стихи Маяковского, хотя меня за это критикуют, говорят, что его любовь порочна и напоказ, – рассказывает Герасимьюк. – Мне нравится, когда на разрыв аорты… “Оля, Твое круглое имя напоминает мне полет зимородка…” – так как-то написал один влюбленный в меня непоэт. Чудесные строчки. Мне много писали стихов, а я их не ценила. Мой бывший муж Василий Герасимьюк – гениальный поэт, например. Но просто поэт и муж – это разные люди, к сожалению. А сама я пишу совсем не стихи».
Герасимьюк дважды была замужем, у нее есть сын, который сейчас помогает матери в ее работе. Ольга лишь жалеет, что сейчас не часто может баловать его блюдами собственного приготовления: «Когда и сын дома, и я случайно дома, и еще не вечер, тогда люблю приготовить ему суп из креветок или борщ со свиными ребрышками и фасолью и смотреть, как он уплетает все это. А вообще так почти не бывает».

«Телевидение цинично по определению»

Ольга никогда не была журналистом гламурного издания, или политическим обозревателем, или экономическим: «Для меня всегда любопытна жизнь человека, я со своей командой занимаюсь именно социальной проблематикой. Но телевидение цинично по определению. Оно использует человеческие слабости, оно на этом зарабатывает деньги. А вопрос этический зависит от создателей каждого конкретного шоу. Мне в моей программе грань соблюсти удавалось. И раньше, в ”Проти ночі” например, – нам удавалось сохранить и показать зрителю свой подход к человеческой жизни как к очень хрупкому, стеклянному кувшину. Для нас проблема каждого конкретного участника – это не то, на чем можно заработать, разбив тот самый кувшин. Затянуть к себе в эфир человека, профессионально принудить его раскрыться и использовать эту его откровенность, чтобы заработать на этом – абсолютно не наш стиль».

Герасимьюк верит, что на телевидении можно оставаться человеком, к которому люди приходят рассказывать про свою жизнь, не за гонорар. Человеком, к которому идут с приязнью, зная, что поберегут и помогут. «Я знаю то, что на телевидении такое возможно, каким бы оно циничным не было, – говорит ведущая. – Так работает ТВ во всех странах, не только у нас. Я очень много разъезжаю в силу своей работы и постоянно смотрю телевизор. Неважно, знаю ли я испанский или итальянский язык. Но я постоянно смотрю, что они делают, какое оно. Везде это есть!»

«Танцую для тебя», по мнению Ольги, как раз тот проект, которые помогает людям: «Думаю, что зрителям важно знать, что все участники будут награждены. Что не случится такого, когда один умел танцевать и победил, а остальные остались у разбитого корыта. Те проблемы, которые заявлены в шоу, достаточно сложные для человека. И просто так “Не выиграл – и ушел!” – в этом была бы какая-то такая горечь».

«Дети, за которых борются – они сами по себе наша надежда»

Сейчас идет уже третий сезон шоу, которое, однако, приносит Ольге множество неожиданностей. Хотя она говорит, что ей очень жаль, что ушел с проекта Валерий Харчишин: «Потому что, мне кажется, он только вошел в раж. Как раз на дуэли он показал, что он может то, чего он всегда хотел добиться и показать. Он действительно был очень чувственный, он прекрасно сыграл и я, честно говоря, очень разочарована тем, что так случилось.
Номер их оппонентов был более зрелищный, но он был именно “номер”, там была постановка с воздушной акробатикой, без страховки – это впечатлило, и я думаю, что немножко затмило сам танец на самом деле. А вот Харчишина мне как раз очень жаль. И мне кажется, что он мог бы еще показать себя лучше, больше. Что касается остальных – тут мне сложно сказать. Конечно, Аня Бессонова… Все понимали, что она – спортсменка, и что она будет выглядеть безукоризненно спортивно, но она меня тоже потрясла какой-то бездной страстей. Наверное, это самая удачная в подборе пара, потому что Саша Лещенко, который с ней танцует, он просто необыкновенно талантливый парень. И вместе они составляют совершенно взрывной – в смысле по страсти – дуэт. Этого я тоже не ожидала, потому что Анна достаточно молода, и вот так переживать трагически то, что она танцует… Это, мне казалось, может только человек, который много видел в жизни. Ну, возможно, это так и есть».
Третий сезон «Танцую для тебя» отличается от предыдущих. «Думаю, за счет того, что мы внесли дополнительный позитив в этот проект – тем, что дети, за которых борются – они сами по себе наша надежда, – рассказывает Герасимьюк. – Но я нисколько не преумаляю достоинства предыдущего проекта, потому что там была другая цель. В третьем сезоне у детей-участников тоже есть история. У многих – тоже тяжёлая. У девочки, которая живет без мамы. У мальчика, чья мама болеет. Или в семье, где очень много детей. Но это действительно наше будущее. Потому что эти дети не просто вырастут, а это те дети, которые прославят страну. Это точно! Другое дело, что им сложно пробиться. И сейчас, пока они маленькие им пытаются помочь. Это важно. Потому что когда человек приходит к успеху, он всегда помнит, что была чья-то рука. Когда-то вовремя, давно, когда ты в принципе был никем – тебе кто-то помог. И этот момент в проекте не просто освежает. Он очень привлекает, и хочется подстегнуть каждую пару и сказать – борись и посмотри на этого человека, за которого ты борешься. Потому что на самом деле хорошему танцору плохое жюри не помешает. Вот, например, мальчик из Крыма… ну, нереально не победить за такого человека! Такое впечатление, что он сам сейчас выбежит на паркет и станцует».
Как-то так все время получается, что в связи с Герасимьюк возникают какие-то нестандартные ситуации в жюри в моментах общения с парами. «Почему так происходит, я не знаю, – говорит Ольга. – У меня нет цели здесь кому-то понравиться. У меня есть цель помочь этим детям, чтобы за них кто-то победил. Поэтому я говорю то, что мне в этот момент хочется. Мне все равно, что обо мне думают, но меня это раззадоривает. Говорят, с одной стороны, что благими намерениями выстелен путь в ад, тогда какими намерениями выстелен путь в рай, скажите мне, пожалуйста? Считайте, что я пытаюсь их туда отправить. Поэтому всем я нравиться не могу».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам [email protected] , «Телекритика» , «Сегодня»

Share.

Comments are closed.