Топ-100

Осталась без лица

0

В своей родной деревне Марина всегда считалась красавицей. Большие глаза, длинные темно-русые волосы, белоснежная улыбка… Такой ее помнят родные и близкие. Сейчас узнать Марину почти невозможно — настолько сильно обезображено ее лицо.

«Глаз вытек, голова как будто раздавлена…»

Средний ребенок в семье (у Марины две сестры), для матери она была настоящей опорой: могла и корову подоить, и убраться, и еду приготовить, и на огороде помочь. А еще Марина очень любила рисовать. Поэтому она мечтала выучиться на архитектора… Прошлогодняя трагедия в один миг разрушила эти планы. «Она окончила 10 классов. У нее должен был быть последний день практики, — рассказывает бабушка Марины Галина Федоровна. — Накануне в восемь вечера она зашла ко мне, мы с ней поговорили, и она ушла домой. И на этом все». Тем же вечером Марина с компанией ушла гулять. Да так и не вернулась. Родители девушки решили, что она осталась ночевать у бабушки, а та, не дождавшись утром, когда внучка пройдет мимо их дома в школу, подумала, что Марина проспала. Но через некоторое время раздался телефонный звонок. «Привезли девочку, похожую на вашу дочь… Нужно приехать в ЦРБ на опознание», — проговорил женский голос в трубке. «Мне Люба, Маринина мать, как сообщила — я не знала, что делать, — плача, рассказывает Галина Федоровна. — Дед утром как раз в город уехал. Надо бы ему сказать, а он сотовый дома забыл. Вспомнила, что он в магазин там зайти собирался — звоню туда: «Сейчас мужчина придет, так-то одет, пускай позвонит домой». Звонит, а я ему говорю, чтоб зашел в ЦРБ Марину опознать». Когда дедушка приехал в больницу, внучка лежала без сознания в реанимации.

«Волосы у нее длинные, а тут она уже лысая, — вспоминает он. — Глаз вытек, голова как будто раздавлена, все лицо раздутое, синее. Переносица сломана, зубы сломаны… Она — не она. Говорю: «Откройте ноги». Открыли. Это была Марина».

Сидела скрючившись, вся в крови

Девушку случайно нашел рыбак. Это было у дороги ранним утром. Марина сидела, скрючившись, вся в крови. Мужчина даже не сразу понял, кто перед ним: парень или девушка. Сев на мотоцикл, он помчался за помощью. Из первого попавшегося дома вызвал «скорую» и тут же поехал обратно.

«Женщина, от которой он «скорую» вызывал, Ирина, тоже ринулась за ним, — говорит Галина Федоровна. — Приехала, спрашивает: «Ты чья? Ты чья?» А она только мычит, ничего сказать не может». К счастью, в больнице, куда доставили девушку, проходила практику ее односельчанка — она-то и узнала Марину по одежде. Будь иначе — родители Марины до сих пор могли бы не знать, что стало с их дочерью. Ведь из-за полученных травм память возвращалась к девочке с трудом.

«Проснулась, глаза открыла — темно, — вспоминает Марина. — Трогаю себя: лицо в шрамах, на голове пушок, как у маленьких, — странно, думаю, какую-то шапочку на меня надели. И долго не могла понять, где я. Думаю, мне — не мне говорят: «Марина». Потом уже поняла, что Марина — это я. И какая-то женщина постоянно около меня ходила. Оказалось, это мама».

Бьет и целует

Когда в памяти начала восстанавливаться картина той страшной ночи, Марина не хотела в это верить. «Нас много было, сначала по деревне ходили, потом решили пойти к столику у леса, где всегда сидим. Из соседних деревень тоже приехали, на двух мотоциклах, — рассказывает Марина. — Один парень постоянно оглядывал меня, косился. Он внешне симпатичный, мне как-то сразу понравился. Даже странно: мне обычно нравятся смуглые ребята, а он был какой-то белый, и волосы светлые. Он довольно много выпил, раза четыре знакомиться ко мне подходил. Подруга позвала меня домой. Он встал, меня к себе развернул, что-то начал рассказывать, подруге махнул: типа иди. И она пошла». Когда Марина обернулась — девушки уже не было. Она побежала догонять ее. Но парень не отставал. «Мы зашли за поворот, — говорит Марина. — Там светло, смотрю — подруги нет. И он идет, меня обнимает уже, целует. И толкает… А я его отпихиваю. Мне бы к своим вернуться, а я вперед пошла. Темно, он меня догнал, начал что-то высказывать. А у асфальта спуск — там шлак, камни… Он меня схватил, и со мной туда свалился. Целует, на меня бросается как ненормальный. Я скинуть его не могу, крикнуть не могу: воздуха не хватает… Один раз, по-моему, ударила его по лицу. Стала царапаться. Он взял камень, из которого торчал кусок железа, и ударил меня по лицу. Дальше ничего не помню». Евгения задержали на следующий же день у подъезда его дома. Как он рассказывал следователям, после пары ударов камнем Марина отключилась, и он, подумав, что убил ее, убежал.

«Меня боится младшая сестра»

А Марина две недели провела в реанимации в местной больнице, еще три — в реанимации областной клиники. Родные девочки уже не надеялись, что она выкарабкается.

«Первая операция длилась больше пяти часов. Закончилась — врач говорит: «Такая разбитая голова… Если и останется живой, то, наверное, будет дурочкой», — вспоминает Галина Федоровна. После долгих месяцев, проведенных в больнице, девушка стала весить 32 кг. Пришлось заново учиться ходить. Первые три шага, сделанные самостоятельно, были для девочки настоящим событием. «Чуть не упала тогда, но меня мама поймала. Всем, кто заходил, хвалилась, мол, сделала три шага!» — смеется девушка. Теперь Марина почти свободно передвигается по дому, но по улице ходит только в сопровождении кого-то из родных. Приспособиться к миру, в котором не светит солнце, а предметы можно узнавать только на ощупь, у нее никак не получается. Своей нынешней внешности Марина очень стесняется. Даже с друзьями общается в основном по телефону.

«Моя сестра с сыном из Пскова приезжали к ней в больницу. И племянник зашел в палату, посмотрел, вышел в коридор и упал, ему плохо стало, — делится Галина Федоровна. — А когда домой приехали, я младшую внучку, Надю, ей тогда семь лет было, готовила: мол, сегодня Марину привезут. Но малышка  боялась к ней подойти». Через 4-5 дней, видимо на нервной почве, у Нади перекосило лицо. Почти два месяца она лежала в больнице, лечение не закончилось до сих пор. А Марина боится лишний раз показаться на глаза сестренке.

«Зимой Надя около дома снеговика лепила. Мне Иринка, сестра, говорит: «Иди, постучи ей в окно, чтобы она домой зашла». Я подошла, стучу. А в окно выглянуть боюсь — вдруг Надя испугается…» — рассказывает Марина.

Хирургам придется потрудиться

Районный суд приговорил Евгения за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью к 9 годам и 6 месяцам тюрьмы. Но родные парня подали апелляцию в областной суд: там срок наказания сбавили до 6 лет. Маринины близкие с таким приговором не согласны и готовы дойти до Верховного суда. А пока делают все возможное, чтобы хоть немного вернуть девушке зрение и прежнюю внешность.

Она ездила во Всероссийский центр глазной и пластической хирургии в Уфу. Там обещали помочь, причем совершенно бесплатно — настолько впечатлила врачей ее история. «Все, для тебя черная полоса закончилась. Ты будешь видеть», — сказал девушке профессор Мулдашев после осмотра. Тогда же ей сделали первую операцию на глаз. «Мне сделали уколы, я отключилась, потом просыпаюсь — пить хочу, — говорит Марина. — Анестезиолог брызнул мне в рот воды. Я: «Когда операция-то?» Он: «Все». — «Как все?!» Ее ожидает еще две операции: одна — снова на чудом уцелевший левый глаз, другая — пластическая. Хирургам, вероятно, еще придется потрудиться. Родители Марины сейчас всеми силами стараются наскрести денег на дорогу и проживание в больнице. Но собрать нужную сумму пока не удается. Маме девушки пришлось оставить работу, чтобы ухаживать за дочерью, поэтому надеяться приходится только на отца. А еще на добрых людей: а их на пути Марины встретилось уже немало…

По материалам kriminalnn.ru

Share.

Comments are closed.