От избиений отчима органы малышки лопнули

0

Сколько бы не мучили ребенка, больше всего она боялась другой пытки — темнотой. Чтобы не сидеть взаперти в туалете, без света, Даяна готова была вытерпеть любую боль…

«Я не издеваюсь, а воспитываю!»

Олег невзлюбил чужое отродье с первого дня, как только появился в квартире. Мария Скорова познакомила новоявленного папу со своей дочкой в мае 2011 года. Родной отец ребенка умер в 2009, нового мужа женщина искала три года. Боялась снова остаться одна. Источником дохода в то время для нее было лишь государственное пособие по потере кормильца.

Вскоре для Даяны родной дом превратился в пыточную камеру. Олег объяснил Марии, что он не издевается над девочкой, а воспитывает её: «Только так в эту дуру можно вбить – что хорошо, а что плохо, она же нормальных слов не понимает!»

От пинков и затрещин девочка начинала плакать, истошно кричать и тогда её ждала самая страшная кара — заточение в туалете, в полной темноте. Когда отчим тащил ребенка к месту истязаний, девочку охватывала паника, она начинала биться в истерике. Воспитатель оставался непреклонен.

«По показаниям свидетелей, Даяна родилась с инвалидностью. Из-за генетической болезни малютка сильно отставала в психическом и физическом развитии. К пяти годам она вела себя как малыш, который едва научился ходить, –  говорит старший следователь из Хабаровска (Россия) Павел Бабак. – Выговаривала только слоги. Особенно отчима раздражало то, что девочка не контролировала громкость своего голоса, в общении постоянно переходила на крик, визжала».

Она простила мужа

Двадцатипятилетний Олег легко приходил в ярость. Его жена Мария признавалась на следствии, что сама побаивалась супруга из-за его крутого нрава, старалась не перечить Олегу, опасалась, что может быть побита. Родная мать совсем перестала заботиться о Даяне, как только родила во второй раз от нового мужа. Такое мнение следователям высказала бабушка Даяны, мама родного отца ребенка.

«Раньше я и моя дочь часто приходили нянчиться с Даяной. Маша не возражала. Наоборот, спасибо говорила. Когда она сошлась с Олегом, все изменилось, – поведала следователям бабушка Даяны, Татьяна Лапина. — У Даяны появились синяки. То на руках, то ногах, то под глазом. Все время новые. Я говорила Маше, куда ты смотришь? Он же её бьёт! А она отвечала, мол, девочка часто падать стала, вот и набила шишек. Но она не могла не знать, как все происходит!»

После этого выяснения отношений бабушке стало трудно договориться с Марией о том, чтобы прийти в гости навестить девочку. В разговорах по телефону Мария всякий раз находила повод, по которому не может принять гостей. В конце концов, родственницы малышки явились без приглашения и увидели, что на лице Даяны — новые травмы. Отчим жестоко наказал инвалида за разбитую люстру. Женщины написали заявление в полицию. Потом названивали инспектору по делам несовершеннолетних, которому было поручено разобраться в ситуации, умоляли навещать ребенка почаще, проверять — жива ли малютка. Надеялись, что бессердечную мать лишат родительских прав и они удочерят Даяну. Но мировой суд принял иное решение. Ведь полицейские выяснили, что травмы ребенку нанес именно отчим. Он выступал ответчиком, а интересы пострадавшей девочки в суде представляла её мать, Мария. Уголовное дело было прекращено ввиду примирения сторон. Мама избитой девочки заявила судье, что простила мужа. Олег обещал Марии, что больше так делать не будет. Процесс по делу малолетней пострадавшей шел в закрытом режиме. Бабушку и тетю Даяны не пустили на заседание. По закону выходило, что они для ребенка — посторонние люди.

После обращения женщин в полицию Мария прекратила общаться с ними даже по телефону. К ребенку не пускала. Дни девочки после этого оказались сочтены.

Похмельная ярость

Действия Марии и Олега тем вечером, в который Даяне были нанесены смертельные травмы, следователи восстановили поминутно. Со слов супругов, в тот день Олег проснулся поздно, в обед. Его мучило похмелье. На столе оставалась водка после вчерашнего застолья. Когда спиртное иссякло, Олег отправил Марию в магазин, за «полторашкой» крепкого пива.

Пенный напиток мужчина потягивал, уставившись в телевизор. Его шестимесячная дочь Алена спала в детской кроватке. Жена возилась на кухне, готовила для него ужин. Идиллию нарушала только Даяна. Она играла, сидя в кресле, и что-то мычала. Шла реклама, Олег переключил телевизор на другой канал. Падчерица закричала во весь голос, требуя вернуть прежнюю картинку на экран. Отчим уступил, лишь бы несносная девчонка замолчала. Но та не унималась, ведь вместо интересного ей рекламного ролика на канале уже началась трансляция фильма. Олег рассвирепел. Вскочил и со всего маху дал пятилетнему ребенку оплеуху. Удар получился двойным — упав с кресла, девочка больно стукнулась головой об пол. Брызнули слезы, в истерике Даяна закричала пуще прежнего. Из кухни выглянула Мария. Спросила: «Что случилось?» Олег прорычал в злобе, что его достали выходки этой ненормальной. Мама подошла к дочке, погладила её по голове и вернулась к плите. От криков старшей сестры проснулась младшая – Алена. Мария кинулась баюкать Аленку, а отчим схватил возмутительницу спокойствия. Держа её за одну руку, мужчина потащил девочку в ванную комнату. Он надеялся, что в воде у падчерицы быстрее закончится истерика. Открыл краны, побросал игрушки в ванну, сунул туда же ребенка и захлопнул дверь. Малышка не успокаивалась: кричала, била руками по воде, расплескала её, выкинула игрушки на пол. Через 20 минут воспитатель вернулся. Даяна по-прежнему плакала, стоя и держась за край ванны одной рукой. Вода была слишком холодной, она тянула вторую руку к отчиму, чтобы тот вытащил её. Олег отвесил пятилетнему ребенку новую оплеуху.

Умерла в реанимации

«Обвиняемый уточнил, что размер головы ребенка примерно соответствует величине его ладони. Тем самым удар пришелся пострадавшей в область затылка, уха и лица, – говорит старший следователь Павел Бабак – От удара девочка вывалилась из ванной, упав на пол спиной, при этом продолжала держаться рукой за край ванны и стала громко кричать».

Отчим заорал во всю глотку: «Заткнись!» Не замолкая, Даяна протянула вверх руки – то ли защищаясь, то ли этим жестом просила поднять её с пола.

«Тогда он поднял правую ногу и занес её над телом ребенка, а затем резко нанес удар пяткой девочке в область живота. От такого удара потерпевшая стала задыхаться, у неё перехватило дыхание, – говорит Павел Бабак. – После чего девочка смогла подняться, подошла к ванне и стала держаться руками за живот».

В ванную зашла мама Даяны, взяла её на руки и отнесла в комнату, на кровать. Малышка была очень бледна, хрипела. Казалось, она вот-вот задохнется. Супруги испугались и вызвали «неотложку». Сообщили, что ребенок упал в ванной комнате и ударился головой.

Наверное, если бы врачам рассказали обо всех травмах, девочку еще можно было спасти. Но легенда о падении не могла объяснить удар по животу, поэтому о нем отчим ничего не сказал. Ни фельдшеру со «скорой», ни нейрохирургу в больнице, который на томографе тщательно обследовал мозг пострадавшей. Причину недомогания искали в том месте, на которое указывал мужчина, а не там, где нужно было срочно провести оперативное вмешательство. Сама Даяна не могла объяснить, где у неё болит. Отец наотрез отказался оставить девочку в стационаре, увез ребенка домой. Среди ночи бедняжке стало совсем худо. Снова вызывали «неотложку», Даяну госпитализировали. На следующий день, в реанимации, девочка умерла. При вскрытии медэксперт констатировал, что у пострадавшей от удара разорвались внутренние органы и начался перитонит.

Уголовное дело в отношении обвиняемого было возбуждено по статье предусматривающей наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Михаил Сергеев,
province.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты