«Приключениям Буратино» – 35 лет!

0

Начиная с написания сценария и вплоть до сдачи картины, ее создатели сталкивались с неимоверным количеством преград. А выпустить фильм на экраны помог случай.

«Мы оторвем тебе драную бороду!»

Первоначальный сценарий Инны Веткиной о деревянном человечке был написан под мультфильм. Хотя Нечаев никогда не снимал анимацию, ему просто-таки насильно вручили сценарий пятисерийного мультфильма, и он решил распорядиться рукописью по-своему. «Я взял сценарий, почитал, вырвал несколько страничек и написал: “Двухсерийный художественный фильм для детей”, – рассказывал режиссер. – А потом поехал на Минскую киностудию, где снимал свою первую картину. Даю сценарий начальнику и говорю: “В Москве просили, чтобы вы поставили это в план!” Месяца через четыре фильм утвердили».

Правда, сценарий картины все же пришлось переделывать. Изначально Буратино был слишком дерзок и щеголял вульгаризмами. Например, когда папа Карло и Джузеппе мирятся после склоки в самом начале фильма, Буратино произносил: «А все-таки драться лучше, чем лизаться». Мальвину же он третировал постоянно: то оценивающе оглядывал с ног до головы: «Мальвина, а ты куколка!» – то заявлял, что у нее «бзик в голове». Или вот такая тирада от Буратино в адрес Карабаса: «Эй ты, директор кукольного театра, старый пивной бочонок, жирный мешок, спустись к нам, спустись – мы оторвем тебе драную бороду!»

Был также эпизод, когда деревянный герой голышом выбегал на улицу, устраивал беспорядок на карусели, после чего притворился умершим, за что папу Карло, якобы уморившего его голодом, посадили в участок. Джузеппе же представал перед зрителем как отъявленный пьяница. В начале фильма планировалась сцена, в которой он ловил в бутылку капли с виноградных гроздей.

Вообще же, сценарий начинался с картинки пионерского театра, в котором дети готовились играть спектакль про Буратино, а главный актер внезапно превращался в полено, после чего уже начиналась собственно сказка. А в сцене погони кота и лисы за Буратино последний должен был броситься в пруд и счастливо спастись, уцепившись за хвост взлетевшего лебедя.

После обсуждения сценария авторам рекомендовали выбросить длинноты, сократить «моменты, связанные с проявлением некоторых черт характера взрослых» и убрать «моменты проявления излишней жестокости у положительных героев».

«Будем валять дурака. Это мне нравится!»

На роль кота Базилио первоначально претендовал актер Виктор Павлов, а лисы Алисы — его жена Татьяна Говорова. Однако затем они отказались. Карабаса же отдали Роману Филиппову, а Дуремара – Льву Перфилову. Но ансамбль не сложился. «Когда Нечаев отснял свой первый материал и повез показывать в Москву заказчику, реакция была очень резкой, – рассказывает тогдашний директор киностудии «Беларусьфильм» Изольда Кавелашвили. – Там заявили: “Если вы еще раз привезете этот конотопский ТЮЗ, фильм положим на полку”».

Нечаеву было рекомендовано сменить актерский состав. В итоге, на роль кота Базилио согласился Ролан Быков. При условии, что лисой Алисой станет его жена Елена Санаева. «Быков сделал для фильма очень многое, – продолжает Изольда Кавелашвили. – Он дал всему ключ, направление. Нечаев ухватился за эту стилистику и стал развивать в том же духе».

Любопытно, что на роль лисы Алисы рассматривали также Лию Ахеджакову и Алису Фрейндлих, а кота Базилио – Борислава Брондукова. На Дуремара же пробовались Михаил Казаков и Валентин Гафт, а Тортилу предлагали Фаине Раневской. Когда ей позвонил режиссер, она сказала: «Да, интересно, очень интересно: мне только черепаху и играть. Только знаете, Ленечка, я согласна в том случае, если съемки будут проходить в моем подъезде». Пришлось искать другую актрису. Рину Зеленую уговаривать не пришлось. Она поинтересовалась, надо ли будет влезать в панцирь? А когда узнала, что будет носить пончо и изысканные перчатки, да еще и петь, то развеселилась и ответила: «Значит, будем валять дурака. Это мне нравится!»

Актеров на детские роли также искали долго. «Я уже отчаялся найти девочку на роль Мальвины, – вспоминал Нечаев. – Ехал в поезде из Москвы на второй полке и проснулся от звонкого детского смеха. Голову свешиваю, а там девочка с такими глазами! Ты кто? Я Таня, еду в гости. И ехала в гости к нашей ассистентке! Мы сотни девочек просмотрели – все не то, а ассистентка не могла сказать, что у нее такая знакомая. Димку Иосифова, сыгравшего Буратино, я заметил в подземном переходе в Минске. Вижу, бабушка с внуком бежит – в одной руке коньки, в другой труба. Я за ними. Догнал, остановил, представился. А она мне в ответ: “Какое кино, милый! Видишь, с музыки на фигурное катание бежим, едва успеваем!”»

Произведение искусства всего за 30 советских рублей

Бюджет у фильма был небольшой, что сильно отразилось на декорациях. «На поляне Мальвины хотели сделать и дом девочки с голубыми волосами, и конуру Артемона, — вспоминает оператор Юрий Елхов. — Но в результате построили только чулан с пауками. А ромашки на газонах вырезали из бумаги всей съемочной группой». Поле чудес тоже должно было оформляться более затейливо: помимо сказочных ворот с колоколом, планировалось построить еще и сторожку. Также вместо маленькой будки предполагалось поставить полноценные декорации внутреннего помещения полицейского участка.

«В эпизоде про театр Карабаса нам нужно было конфетти, – говорит помощник режиссера Владимир Поночевный. – А Нечаев всегда был очень требователен в таких вещах: если надо, вынь да положь. Кинулись туда-сюда – нет конфетти! Делать нечего: ночь просидели с дыроколами и таки нащелкали целый мешок. Видок наутро у нас, правда, был еще тот, но сцену сняли успешно».

Интересно, что из пяти золотых, отлитых по спецзаказу, в кадрах фильма на самом деле светятся всего четыре. «Одна из монет исчезла еще в начале съемок — или украли, или потеряли, — пояснил Юрий Елхов. — Поэтому сцены, где Буратино считает свои деньги, сняты с перебивками».

Нос главного героя был сделан из папье-маше, поэтому часто размокал и выходил из строя. Так что, бутафорам пришлось сделать их штук сто. А вот костюмчик и шапочка были пошиты в одном-двух экземплярах, поэтому стирать их приходилось чуть ли не каждый день. В списке реквизитов были заказаны, но не использованы несколько вариантов полена – его должны были показывать в руках у папы Карло на разных стадиях готовности вырезаемой им куклы. Кроме того, было много других неиспользованных вещей: пять тарелок с пудингом, два бутафорских кренделя, заводные игрушки, берданка, десять клеток для птиц и сами птицы и еще курительная трубка.

Реквизит в конце нужно было, конечно же, сдавать под роспись. Но кто же удержится от сувениров! Золотой ключик достался режиссеру. «Даже квитанция сохранилась: “Принято от Леонида Нечаева за реквизит: ключ — 30 рублей”. Ровно столько заплатили мастеру, у которого заказывали этот ключик, – рассказывал режиссер. – Настоящее произведение искусства получилось всего за 30 советских рублей. А сначала же предлагали выпилить его из фанеры и покрасить золотистой краской. Но я настоял, чтобы все было по настоящему – и ключ нам парень выпилил из бронзы». А вот башмачки главного героя получил на память Дима Иосифов.

На дереве висели все подряд

Встречу Буратино с черепахой Тортиллой снимали под Минском на специально выкопанном пруду. Дело было в ноябре, съемочная группа отчаянно мерзла.

«Температура воздуха плюс восемь, вода — плюс четыре, а я в тонкой курточке сижу на листе “кувшинки”, который лежит на обычной надутой камере. В общем, пару раз перевернулся, — говорит Дмитрий Иосифов. — Всякий раз съемки останавливались, меня растирали спиртом. Девчонкам-лягушкам приходилось еще хуже. Им регулярно приходилось бултыхаться в воду и, в конце концов, Тортилла — Рина Зеленая заявила режиссеру: “Если еще раз будешь снимать дубль и заставишь детей лезть в холодную воду, сажусь в машину и уезжаю!” Пришлось уступить, и следующим дублем режиссер остался доволен».

Страну Дураков снимали на Херсонесе и в Сосновке над Массандрой. «Там прекрасный лес со скалами, – вспоминал режиссер. – Там же и Буратино шишками в Карабаса бросал, и Дуремар за ним гонялся. А проезд Карабаса-Барабаса – там, где он поет: “Мы вам покажем представленье” – снимали непосредственно в Ялте. ЧП у нас случилось тогда. У телеги, на которой сверху было кресло Карабаса, а внизу дети с ручками, привязанными к окошкам, ось сломалась. Ее на толстенном канате люди держали и осторожно спускали под откос. И тут – раз, подломилось колесо, люди от неожиданности хватку ослабили, и телега неуправляемая понеслась! А за этой сценой вместе с другими родителями папа Танечки Проценко, нашей Мальвины, наблюдал. И папа Тани был никто иной – этого я не знал, когда ее брал на съемки – как зампред Госкино по документальной линии, но все равно большая шишка. Он – бледный, я – зеленый, все произошло мгновенно. И тишина. Быстро подбежали, там детей сняли, Этуша вытащили – он так и застыл с круглыми глазами. А ко мне Проценко идет – я думаю, ну все. Он мне руку на плечо положил и тихо сказал: “Пойдем, выпьем”».

На съемках мама исполнителя главной роли Димки Иосифова долго не разрешала подвесить его вниз головой. «Мы нашли в поселке под Ай-Петри старое корявое дерево. На сучке повисели все подряд – сначала я один, потом вдвоем с оператором, потом втроем с директором, – рассказывал Нечаев. – Но мама ни в какую: “Что вы, Дима упадет головой вниз, будет перелом позвоночника!” А время, между тем, к закату. Я мальчику говорю: “Притворись, что есть хочешь”. Он заныл, и родительница растерялась: “Где же я здесь магазин буду искать?” Я предложил свою машину. Как только она скрылась из виду, Буратино тут же и подвесили.

Солнце уже сместилось, и пришлось кадр иначе строить, технику переставлять. А Дима висит. И просит: “Дядя Леня, давайте скорей, а то у меня уже глаза затекли!” Зато потом хохотал, когда мы маме об этой сцене все рассказывали».

«Безобразная картина!»

Музыку для фильма мог писать совсем не Алексей Рыбников. Ведь он был тогда еще неизвестным композитором и вызывал сомнения у руководства. Однако Нечаев настаивал. Поступили так: Рыбников написал музыку без заключения договора с киностудией, на свой страх и риск. Комиссия, прослушав песни, пришла в восторг.

Ну, а тексты песен должен был изначально писать Юлий Ким. Но он был запрещен на телевидении. И тогда решили обратиться к Булату Окуджаве. «Я сам приперся к нему домой, рассказал о своем замысле, – вспоминал Нечаев. – Он наотрез отказывался: “Да я никогда такого не сделаю”. А я настаивал: “Булат Шалвович, вы всеми любимый, а тут такая тема, столько можно обыграть”. И самое смешное – он написал все песни для Буратино, но некоторые из них оказались слишком сложными. Не все подошли, и он обиделся. Особенно когда узнал, что мы пригласили второго поэта. Ну, не мог Булат Шалвович написать “Бу-ра-ти-но!” И Юра Энтин дописывал:

“Скажите, как его зовут?”, “Затянулась бурой тиной гладь старинного пруда”. А вот великолепные песни с подтекстом “На дурака не нужен нож” или “Не прячьте ваши денежки” – это Окуджава. Они прекрасно дополнили друг друга, и это тоже сыграло на успех картины».

С песней Тортиллы произошла забавная история. Изначально Юрий Энтин написал три куплета. Однако за день до записи ему позвонила Рина Зеленая и заявила, что второй куплет петь отказывается: «Я уже пожилая, и слова будут ассоциировать со мной. Все скажут, что я старуха». А стихи были такие: «Мне казалось, счастье рядом — только лапу протяни, / Но осенним листопадом прошуршали лета дни. / Старость все-таки не радость, люди правду говорят. / Так мне счастье улыбалось триста лет тому назад». В итоге, эти слова в фильм так и не вошли.

По окончании съемок студия «Беларусьфильм» отказалась принимать «Приключения Буратино». Критики негодовали: «Безобразная картина! Ужас! Как это может быть — кот без хвоста, лиса в платье, Буратино издевается над пожилым человеком» (имелся в виду Карабас-Барабас). Картину выпустили на экраны только потому, что был конец года, и невыполнение плана грозило студии лишением премий.

Таня Проценко после своей звездной роли Мальвины окончила факультет киноведения ВГИКа, стала поэтессой, работает в Центре Ролана Быкова. Сыгравший Пьеро Рома Столкарц выучился на врача-педиатра, живет и работает в Израиле. Томас Аугустинас (Артемон) проявил себя в бизнесе, стал успешным предпринимателем и живет в Канаде. Гриша Светлорусов (Арлекин) окончил высшую школу КГБ, стал разведчиком. Так что, во взрослой жизни кинокарьера сложилась только у Дмитрия Иосифова. Он окончил актерский факультет ВГИКа и режиссерское отделение Белорусской академии искусств, снялся еще в нескольких фильмах. Сейчас снимает клипы и рекламные ролики, был режиссером двух серий «Убойной силы». Но до сих пор говорит, что не любит первую свою роль – именно потому, что она была по-настоящему звездной.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» , «Рэспубліка» , «Вечерняя Москва» , «Киевский ТелеграфЪ»

Поделиться.

Комментарии закрыты