Топ-100

«Прогноз погоды дают на 10 дней, все остальное – от лукавого»

0

Заместитель руководителя украинского Гидрометцентра Анатолий Прокопенко рассказал, почему ошибаются синоптики, когда придет весна и почем нынче точность знаний о ситуации за окном.

– Анатолий Леонидович, поводом встретиться с вами стали массовые сетования: дескать, ждали теплой и малоснежной зимы, а вышло ровно наоборот. Синоптики ошиблись?

– Отнюдь. Погода – вещь переменчивая, и вопрос лишь в том, насколько ощутимы колебания. В истории метеонаблюдений были периоды менее изменчивой погоды, а последние лет 20 наблюдаем интенсивное повышение температур. Причем не только на Украине, но и в целом по всему миру. Отсюда и колебания природных явлений. Что же касается Украины, то в последние годы  характерными стали зимние перепады от потепления к похолоданию, а также устойчивые периоды высоких температур – выше +30 градусов летом. При этом осень и весна метеосюрпризов, как правило, не преподносят.

– Зато прошедший декабрь «сюрпризами» изобиловал: дорожные службы нет-нет да и оправдывали свое бессилие перед снегопадами неправильными долгосрочными прогнозами погоды…

– Давайте начнем с того, что долгосрочных прогнозов погоды не существует. Мы можем говорить о том, что месяц-другой будет теплее или холоднее, осадков будет больше или меньше. Но сути прогноза погоды по дням такие предсказания не отражают. На сегодня не только на Украине, но и во всем мире прогнозы формируются на 10, максимум 15 суток. Все остальное – от лукавого.

– То есть, «теплая зима»  и «ранняя весна» – фикция?

– По большому счету – да. Если бы человечество научилось прогнозировать погоду на месяц-два-три вперед, метеорологам делать было бы нечего. Собирались бы три-четыре раза в год, составили прогноз и расходились бы по домам. Но, увы, пока это невозможно. И поэтому мы наблюдаем за погодой 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Только так можно с относительной точностью формировать прогноз погоды и заблаговременно предупреждать об опасных явлениях.

– Нынешней зимой, судя по смене погоды, такие предупреждения особенно актуальны…

– Спрос на метеоинформацию растет на протяжении нескольких лет. Сегодня мы оповещаем порядка 50 министерств и ведомств – фактически все органы власти, включая руководство страны, а также порядка 70 организаций, с которыми работаем на постоянной договорной основе. Кроме того, к нам часто обращаются за разовым прогнозом с целью провести какое-то мероприятие или выполнить некий объем работ, сопряженный с пребыванием на улице.

Не будем забывать и об индустриальном аспекте: энергетики используют наш прогноз погоды, чтобы увеличивать или снижать производство электроэнергии. Если идет потепление, производство, соответственно, уменьшается, дабы не было избытка, если похолодание – наоборот.

Наша информация востребована. Другой вопрос, как ее интерпретируют. Получив необходимые данные, каждый сам решает, как ими пользоваться.

– А как тогда объяснить уже подзабытые, но от этого не менее устрашающие новости о заторах на трассах в западных регионах, когда люди просидели в своих автомобилях по несколько дней, ожидая спасателей? В чем тут проблема? Не сработала система оповещения?

– Если говорить о нынешней зиме, я с полной ответственностью могу заявить – мы прогнозировали и выдавали данные и о штормовых предупреждениях, и об обильных осадках, и о  колебаниях температур, в том числе, в западных регионах. Информация поступала на места вовремя.

Но дело тут, скорее, в человеческом факторе. Снежные зимы  ведь не новость для наших широт. Они были и 20, и 30 лет назад. Но тогда мы не наблюдали такого рост транспорта на дорогах. А это ведь тоже фактор. Автодороги забиты по определению: кому-то необходимо доставить груз, кому-то куда-то успеть, а многие водители и вовсе руководствуются принципом «я проскочу».

И вот случилось так, что прогноз исполнился – повалил снег: трасса стоит, службы спасения пытаются развести заторы. Но при этом мало кто задумывается, что эти службы оперативно реагируют только потому, что у них-то как раз был прогноз, и они в меру возможностей готовились к неблагоприятным последствиям погодных явлений. Не будь у них предварительных данных о погоде, поверьте, ситуации на дорогах были бы куда хуже.

– А как работает система оповещения? Сколько времени проходит между моментом, когда синоптик фиксирует приближение опасности, и моментом, когда эта информация поступает специальным службам?

– Сообщение о штормовом предупреждении поступает на уровень районного центра по каналам МЧС в течение 15 минут с момента подтверждения опасности. Сам по себе сбор и обработка метеоинформации может занимать от 10 минут до двух-трех часов. Как правило, если речь идет о штормовом предупреждении за несколько дней, то это занимает несколько часов, а само предупреждение, скажем, бурь, гроз, шквалов, града – вопрос нескольких минут.

Так работает весь мир. Понятно, нам есть куда стремиться в смысле усовершенствования системы оповещения. Мы получаем метеоданные каждые три часа, а стоило бы получать их каждый час, а то и каждые  полчаса, как это происходит в развитых странах. Такая периодичность дает возможность точного прогноза на краткосрочный период – на 6-8 часов, а также позволяет сузить территориальный разброс прогнозов. То есть, прогнозировать погоду для небольших территорий, населенных пунктов. Неплохо было бы усилить и материальную составляющую нашей работы: увеличить количество специальных радаров, позволяющих отслеживать перемещение воздушных масс и образование атмосферных явлений, автоматизировать метеостанции, способные передавать информацию в течение нескольких минут. Это крайне важно для предупреждения опасных явлений, особенно в летний период.

– А можно ли в принципе добиться того, чтобы прогноз погоды был максимально точным?

– В отдельных случаях, конечно, можно. Но, в общем точность прогнозов колеблется от 85 до 95%. И дело не в квалификации синоптика, а в том, что физика атмосферы настолько сложна, что спрогнозировать абсолютно все факторы, включая температуру воздушных масс, давление, образование осадков, ветер, невозможно даже с помощью самых мощных компьютеров.

– Сколько нужно денег, чтобы привести нашу систему в соответствие с лучшими мировыми практиками?

– Общую сумму я не назову, но назову порядок цен. Один радар стоит примерно миллион долларов, а если говорить об автоматизированных метеостанциях, то одна такая стоит 120-150 тыс. долларов. На территории Украины 187 метеостанций, половину из которых стоило бы автоматизировать.

Мы понимаем, что это – серьезный бюджет. Но таким путем идут наши соседи – молдаване, россияне. Там обновление метеослужбы проходит под эгидой и за счет кредитов Всемирного банка.

– Но ведь и украинский Гидрометцентр не так давно заявлял о возможности привлечь кредит Всемирного банка в размере 52 млн. долларов на модернизацию…

– Пока это на уровне намерений. Нами были поданы предложения по техническому переоснащению, но конкретные решения еще не приняты. И трудно сказать, когда они будут приняты, мы ведь находимся в состоянии реорганизации. Точнее, не мы, а МЧС, которое реформируют в Государственную службу. В отношении Гидрометцентра – структуры, подчиненной МЧС,  пока ничего не меняется. И это к лучшему, потому что любые пертурбации, как правило, лишь добавляют проблем.

– Коль скоро мы говорим о лучших примерах, на кого Гидрометцентр равняется в своей работе?

– Думаю, лидерами в сфере метеонаблюдений и прогнозирования можно было бы назвать США, Англию, Францию, Германию, Японию. Весьма быстро развивается метеослужба в Китае, причем существенным толчком к развитию стали Олимпийские игры.

– А у нас фактор Евро-20012 никак не сыграл на руку синоптикам?

– В материальном смысле, увы, нет. Но зато нам удалось наладить сотрудничество с польскими коллегами, которое продолжаем до сих пор.

– Прогнозы роста урожая в 2013 году подтверждаются?

– Да. Мы дали свой прогноз, что на данный момент, благодаря погодным условиям, ожидаем роста урожая озимых на 20-30%. Вместе с тем не могу не отметить, что у нас есть участки талого грунта, способствующего вегетативности растений. Это не очень хорошо и может привести к ослаблению  состояния посевов в Киевской, Винницкой, Хмельницкой, Житомирской областях. Но вымерзания культур мы не ожидаем. Равно как не ожидаем задержек весеннее–полевых работ и природных процессов, учитывая, что промерзание почвы не является критически глубоким.

На Земле были разные периоды – и ледниковые, когда ледники доходили до юга нынешней территории Украины, и периоды потеплений, когда на севере росли тропические пальмы. Также горели леса, также землю засыпало снегом. Да и по нынешним временам снежная зима – не стихийное бедствие. Более того, чем больше снега, тем лучше, например, для озимых. Правда, снежный покров в ряде регионов Украины нынешней зимой – один из самых значительных. Например, в Киеве в декабре превышена сумма осадков за последние сто лет. При норме 49 мм выпало 134 мм осадков.

– Во всем виноват парниковый эффект?

– Я бы не спешил винить во всем явление, доказательная база которого вызывает сомнения. Наверное, мысль о парниковом эффекте имеет право на жизнь, но на прогноз погоды она точно не влияет. Во всяком случае, мы не используем этот фактор в своих исследованиях.

– Весна придет вовремя?

– Переход к устойчиво положительным температурам ожидаем уже во второй половине февраля в Крыму. На остальной территории Украины такой переход вероятен в первой декаде марта. А это и есть главный признак наступления весны.

Олеся Сафронова,
УНИАН

Share.

Comments are closed.