Ребенок стал заложником педагогов

0

Орган опеки и попечительства по настоятельной просьбе учителей одной из донецких школ подал судебный иск, в котором говорилось, что 7-милетнего школьника Петю Локошко необходимо отобрать у бабушки (она воспитывает внука самостоятельно) и поместить в интернат якобы в интересах самого ребенка. По мнению педагогов, малыш настолько «проблемный», что перевоспитать его можно только в заведении для сирот. По словам юристов, этот иск беспрецедентный, и подавая его, учителя Пети расписались в бездушии и полной некомпетентности.

При этом преподаватели записали мальчика в «безнадежные» всего лишь через 4 месяца – ровно столько шестилетний (тогда) Петя проучился в 1 классе. После нескольких настоятельных требований обследовать его у психиатра и медицинских заключений о том, что ребенок здоров, бабушка перевела внука на индивидуальное обучение. Но этого педколлективу показалось мало, и последовали судебные разбирательства. На суде завуч заявила, что других школьников нужно немедленно оградить от агрессивного и неуравновешенного Пети Локошко, а логопед назвала ребенка ненормальным.

Прокурор, которая должна защищать права детей, выступила с обвинительной по сути речью. «Ребенок встал на неверный путь, только если его отправить на перевоспитание, из него может вырасти что-то достойное для общества», – цитирует слова прокурора Gazeta.ua.

Да и бабушка Пети – Надежда Сергеевна умоляла вернуть ей горячо любимого внука – она считает его обычным ребенком. Она принесла в суд шахматы, которыми играет Петя, и его рисунки – как доказательства того, что мальчик ничем не хуже других детей.

Сирота не годится для «элитной» школы

На защиту семьи Локошко встали соседи. Представлять интересы Пети и его бабушки бесплатно взялся один из них – донецкий правозащитник Сергей Фурманюк. Он пояснил возможные причины травли и школьника, и его бабушки учителями.

«У Пети нет отца, его мама признана недееспособной, бабушка и ее старшая внучка (которой 20 лет) вдвоем воспитывают малыша. Бабушка опекает и свою дочь, и внука. Она же вырастила старшую внучку, и девушка получилась отличным человеком. Петя – обычный непоседливый и любознательный ребенок. Но школе, как видно, не нужна нищая семья, да еще семья инвалида – о них же надо заботиться. А тут еще бабушка ходит в исполком, добивается льгот и пособий – вот педагоги и придумали, как от них избавиться», – считает правозащитник.

«Директор сразу невзлюбила нас, – добавила Надежда Сергеевна. – На новые окна денег не сдаем. Неполноценная семья… А школа в районе считается "элитной", не для сирот. С первого дня, как посадили Петю на последнюю парту, так он и стал изгоем. Каждый день прихожу забирать из школы, а у него то бровь разбита, то синяк, и еще его же делают виноватым. Психолог потребовала везти его в психдиспансер – он у вас, говорила, кукарекает и по партам прыгает – это ненормально».

Кроме того, юрист отметил, что по закону «трудновоспитуемость» 7-летнего мальчика (даже не подростка) не является основанием для насильственной изоляции его от родных и близких. Но с 31 мая и до конца августа Петя находился в приюте для маленьких бродяг.

Ужасы приюта

В приюте мальчик оказался следующим образом. 31 мая бабушка с внуком отправились в «Водоканал». Пока бабуля улаживала коммунальные проблемы, Петя устал ждать в коридоре и решил отправиться в парк (накануне он увидел по телевизору рекламу праздничных мероприятий, которые должны были пройти по случаю Дня детей 1 июня). Но перепутал направление и поехал в другую сторону.

Мальчика заметили на автовокзале милиционеры. Петя немедленно сообщил им телефоны сестры и бабушки. Вскоре родным позвонили из Куйбышевского райотдела милиции.

«Но пока я ехала в другой конец города за Петей, его уже отвезли из райотдела в приют для бездомных, – рассказывает Надежда Сергеевна Локошко. – А оттуда детей уже просто так не отдают, надо разрешение органа опеки. Чиновницы из Калининского райисполкома сразу ухватились за такую возможность, собрались и проголосовали за то, чтобы Петечку у меня забрать».

«Мальчик в общей сложности без присмотра бабушки находился не более 3-х часов, и уже был изобличен в "бродяжничестве"!» – возмущается Сергей Фурманюк.

Все три месяца, что Петя провел в казенном доме, бабушка пыталась вырвать его из цепких объятий государственной опеки. Новый учебный год, по замыслу районной власти и школы, маленький узник должен был начать в специнтернате.

В приюте, рассказывает ребенок, ему несладко жилось. Однажды на свободу маленький «заключенный» передал бабуле записку следующего содержания: «Саша ударил по горлу и мне больно глотать». Пете доставалось от более взрослых детей, в приюте ему выбили сразу три зуба (к счастью, молочных).

Вернуться домой Петя смог только 29 августа, когда судья Ткаченко отклонила варварский иск. Но у чиновников из местного органа власти есть еще время на обжалование решения судьи.

«Ни один из упреков, изложенных авторами иска, не является ни юридическим, ни моральным основанием для лишения бабушки опекунских полномочий, – комментирует Сергей Фурманюк. – Надежда Сергеевна проявляет исключительную заботу и внимание к своему родному ребенку. А по закону отнять у нее ребенка возможно только в случае, если бы бабушка была бомжем, алкоголичкой или учила внука криминальным навыкам.

Gazeta.ua уточняет, что директор школы Домарева Инна Ивановна является «Заслуженным учителем Украины» и «Отличником образования Украины». При этом ее супруг является председателем Калининского райсуда.

Share.

Comments are closed.