Русские толстосумы и британские плебеи

0

Тем, кто интересуется формированием латышской нации и движением младолатышей, с точки зрения современности сложно понять ярко выраженную антинемецкую и прорусскую ориентацию латышских титанов мысли 19-го века.

Можно подумать, что немцы для латышей все же были образцом культурной цивилизации, в то время как от русских почти ничего, кроме грубой ругани, латыши не усвоили. Тогда откуда эта огромная ненависть против всего немецкого, которая во времена Улманиса зашла так далеко, что на полном серьезе шла речь о сносе Старой Риги как напоминания о немецком присутствии.

Я задавал умным людям этот вопрос, и обычный ответ звучит так: в то время был распространен миф о 700 годах рабства, и на его волне выросла такая ненависть. Можно спорить о том, насколько этот миф соответствует исторической действительности, но в любом случае любой миф не может глубоко укорениться в сознании народа, если он не имеет почвы для ежедневной подпитки. Если латыши ненавидели немцев, то для этого была определенная причина. Какая?

На днях я один вечер провел в Старой Риге, а следующий – в Юрмале. Увиденное там помогло мне понять национальные отношения, царившие в Латвии сто и более лет назад.

В Старой Риге я собственными глазами увидел то, о чем многократно читал и слышал. Бесчинство пьяной британской молодежи. Их было семь-восемь человек. Даже не молодые мужчины. Скорее, совсем зеленые юнцы. Пропив ум, они, размахивая над головами стульями, громко кричали, иногда вроде бы пели, но в основном бессвязно орали.

Окружающие это кривляние воспринимали достаточно терпеливо – с кем не случается. Пусть молодежь побесится. Было еще светло, и Памятнику свободы еще ничего не угрожало. Пока.

Так как мне этот крик мешал, и сам я не выпил ни грамма алкоголя, позволил себе сделать этим британским юношам замечание.

И в тот момент я понял, откуда растут ноги у прежней ненависти латышей к немцам. Когда я обратился к этим британским парням, которые, очевидно, были не из круга богатых, то увидел в их глазах все то превосходство, которое британский плебей чувствует над латышами и Латвией.

Они, подданные древней и уважаемой страны, приехали в какое-то захолустье к аборигенам, и кто-то из туземцев еще осмеливается нам – белым господам – в чем-то возражать. Какое невиданное бесстыдство.

Что бы мы ни делали и какие бы горы ни сворачивали, в массовом сознании англичан или немцев мы всегда будем отсталыми, живущими в лесах восточноевропейцами. Что бы там ни говорили отдельные индивиды, такие, как блогер The Economist Эдвард Лукас.

Подчеркиваю, в массовом сознании, а не в глазах отдельных хорошо информированных лиц. Именно в этих предрассудках в своей реплике на Twitter упрекнул лауреата Нобелевской премии Пола Кругмана президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес.

На следующий день я отправился в Юрмалу, прогулялся мимо концертного зала «Дзинтари» и посидел в уличном кафе на улице Йомас. Накануне «Новой волны» знаменитый курортный город наводнили русские отдыхающие.

Контраст с увиденным в Старой Риге предыдущим вечером был поразительным. Если по Старой Риге бродили (или больше попадались на глаза) в основном западные туристы простого сегмента, то центральную улицу Юрмалы оккупировали русские богачи, которые совсем не соответствовали стереотипу малиновых пиджаков и массивных золотых цепей.

В основном это была очень солидная и уважающая себя публика с соответствующими манерами. Правда, и в Риге на площадях, и в кафе полно интеллигентной западной публики, а в Юрмале можно встретить некультурных русских.

Однако на Памятник свободы почему-то регулярно писают не русские, а западные туристы. Если бы памятник не охраняла полиция, то он страдал бы еще чаще. И речь не о необходимости облегчиться. Речь об отношении. Об отношении к стране и государству, куда ты приехал.

Если британцы воспринимают Латвию как захолустье, где живут недавно спустившиеся с деревьев люди, то русские к нашей стране все же относятся с уважением.

Русские миллиардеры гордятся тем, что побывали в Юрмале и им здесь принадлежит собственность.

Трудно представить влиятельного человека с Запада, который гордился бы посещением Риги. Скорее, это воспринимается, как обязанность. Как посещение реабилитационного центра или лагеря для пострадавших от голода в Африке.

Думается, что такое отношение не изменилось на протяжении веков, и нескрываемое надменное отношение немцев к мужикам заставило Алунанса, Валдемарса и Баронса (латышские политики. – Ред.) искать друзей на другой стороне. У нас другой опыт, но по этой причине не нужно слепо смотреть только в противоположном направлении.

Бенс Латковскис,
"Neatkariga rita avize" (Латвия)
перевод «Голос России»

Поделиться.

Комментарии закрыты