Скандал с сокровищами

0

Резонансная история вокруг уникальной коллекции памятников трипольской культуры «Платар» на днях получила продолжение. На Украину специально прибыл директор Фонда поддержки международного искусства и образования Грег Гурофф (его фонд и занимается данным проектом), чтобы на месте решить вопросы с представителями украинской власти.

Золотая коллекция, согласно существующему контракту (его и предъявляет американская сторона), должна экспонироваться в музеях за океаном — вплоть до 2012 года. Однако, как стало известно zn.ua, Министерство культуры Украины, ссылаясь на наше законодательство, на днях потребовало эту коллекцию вернуть на родину — до 20 апреля 2011-го.

«Довольно витиеватая административно-правовая коллизия может быть чревата для Украины международным скандалом и непониманием украинской позиции американской стороной», — заявил в интервью zn.ua Грег Гурофф после встречи с украинским министром культуры.

Корнями этот скандал уходит в декабрь 2010-го. Когда на гуманитарном совете при президенте Украины Викторе Януковиче возник вопрос о невозврате коллекции «Платар» на родину в указанные сроки. Как заявила СМИ заместитель главы администрации президента Анна Герман 22 декабря прошлого года, она «сегодня получила официальную справку от Министерства культуры о том, что коллекция находится (в США) с 19 октября и 19 декабря должна была вернуться на Украину, но этого не произошло. И это все, что мы сейчас знаем. Но мы знаем о том, что есть попытки продлить срок ее пребывания. Но договоренность была такой, какой была. Даты были определены… Поэтому я считаю, что нам надо ставить вопрос очень остро. Скифское золото должно вернуться на Украину».

Напомним, в проекте «Слава Украины: золотые сокровища и исчезнувшие цивилизации», экспонируемом за океаном, представлено около 14 тыс. уникальных экспонатов, преимущественно памятников греко-скифского периода, Киевской Руси.

Поначалу коллекция была отправлена на выставку в США, штат Мэриленд. Впоследствии она вызвала интерес других американских музеев. Популярность «Платар» и предопределила намерение продлить срок его пребывания за рубежом. Минкульт, по словам организаторов, ранее предлагал «временные соглашения» относительно экспонирования коллекции. (С нашей стороны официальную сторону представляет Киево-Печерская лавра: с руководителями этого заповедника и продолжалась переписка, взаимообмен документацией.)

Нынче же ситуация вокруг сокровищ стала неопределенной. Экспонаты и коллекция икон, согласно предварительным договоренностям, в настоящее время должны выставляться в музее Joslyn в Омахе (штат Небраска), в мае 2011-го — в музее естественных наук Хьюстона (Техас), а в сентябре — в Музее русского искусства в Миннеаполисе (Миннесота). Планировались другие маршруты. Как стало известно zn.ua, Минкульт предлагает заново переоформить договоренности (уже не через лавру, а напрямую — с музеем «Платар»). При этом могут быть сорваны намеченные договоренности с американскими институциями и анонсированные экспозиции. К тому же транспортировка скифского золота — туда-сюда-обратно (через океан) — сопряжена с дополнительными рисками как для экспонатов, так и для их владельцев… Американцы, в свою очередь, отказываются воспринимать сложившуюся ситуацию как адекватную.

— Господин Гурофф, все-таки в чем непосредственная цель вашего визита в Киев?

— Цель — определиться по некоторым вопросам, которые у американской стороны вызывают недоумение.

Контракт с лаврой подписан. Мы предлагаем американским ценителям искусства две выставки. Первая: иконы из лавры и Национального музея Львова.
 
Вторая — собственно «Платар». Мы работаем по четкой профессиональной схеме. Когда шесть лет назад мы проводили в США большую выставку произведений из Национального музея Украины (был представлен модернизм), то все прошло на высочайшем уровне.

Хочу заметить: в американских музеях подобные проекты планируются на много лет вперед. И любая спонтанность в таких вопросах неприемлема.

Даже американский посол выяснял, почему возникла подобная проблема с украинской стороной. Но как таковой проблемы нет. Ее создают. Анне Герман преподнесена неправдивая информация. Согласно контракту, определен график — и для выставки икон, и для «Платар». В конце концов, когда эта экспозиция отправилась в Америку, то представители и министерства, и лавры, прибывшие к нам на открытие, воочию могли убедиться в серьезности наших намерений и профессиональном подходе к этому делу. Мне кажется, многие из ваших специалистов до сих пор не ведают, что творят… Говорят: время экспорта должно совпадать с контрактом. А наши юристы считают, что у нас — полный контракт. И он истекает в марте 2012 года. Это изначальная дата договоренностей.

— Украинское законодательство предопределяет, что такие ценные собрания могут быть за рубежом не больше года…

— Наши юристы считают, что вопрос с разрешением на экспорт — проблема лавры. Не наша. У нас действительный контракт. И наша единственная цель в данном проекте — популяризация украинской культуры в Америке. При этом, нужно непременно объяснять, где находится сама Украина, поскольку многие уверены, что Украина — это Россия. В связи с экспозицией «Платар» американцы поражены, что здесь существовала цивилизация задолго до Христа… Все эти удивительные произведения искусства, которые были сделаны очень-очень давно! Для большинства это открытие. И отклики замечательные.

— Столь ценная в финансовом отношении коллекция предполагает какие-то особые формы безопасности?

— Существует мировая система решения подобных вопросов. Определенная компания имеет своих аккредитованных брокеров. Существуют жесткие требования к сохранности, к страховке, к перевозке. Установлены возможные риски, которым может подвергаться эта коллекция при перевозке авиатранспортом или автомобильным транспортом.

Во всяком случае, этими вопросами занимаются исключительно специалисты. И это выводится в определенные цифры, где прописаны соглашения о страховых суммах.

Существует две дефиниции: страховая сумма и страховая стоимость. Мы говорим о страховой стоимости. Собственник коллекции готов платить определенные деньги за гарантии. Шесть миллионов, десять миллионов…

Помимо прочего, непосредственно правительство США выступает гарантом подобных имиджевых проектов. И для нас это естественно. В Америке уникальное законодательство, которое дает временной иностранной выставке иммунитет от возможного юридического ареста. Допустим, возникнет какой-нибудь «наследник», который решит судиться… Такая история не будет иметь развития. Повторюсь, адекватное законодательство.

И в случае с «Платаром» еще раз подчеркиваю: мы обязались получить выставку лишь во временное пользование и обязываемся возвратить ее на родину в том виде, в котором и получили. Любая информация относительно того, что экспонаты могут продать, подарить, — попросту некомпетентность и досужие домыслы.

Даже если ваше законодательство не разрешает вывозить экспонаты более чем на год, что ж, мы готовы каждый год возвращать их, затем проводить инвентаризацию — и ввозить обратно в США… При этом, поверьте, существуют колоссальные затраты. И если украинское государство не выполняет функции по популяризации собственной культуры в мире, то эту миссию должны взять на себя другие…

— Если допустить, что срок подобного «транзита» (привезли, переоформили, увезли обратно) не меньше месяца, то… Может быть, стоит искать какие-то новые и юридически обоснованные пути решения подобного спорного вопроса?

— Распоряжением украинского правительства можно было бы продлить эту выставку в Америке на три года, на пять лет. Но к правительству мы не обращались, пытаясь решить вопрос с Минкультом… И потом, у нас нет какой-то базовой установки на продление выставки.

— Сколько стоит билет в американский музей?

— Это внутренние вопросы разных музеев. Может быть, от десяти до двадцати долларов. А государственные музеи, например, бесплатно проводят выставки, привлекая спонсорские средства.

Но вы учтите, что хранитель музея в Америке может получать до 7 тыс. долл. в месяц… У нас ценят профессионалов.

В данной ситуации «Платар» был готов взять на себя многие расходы — и касательно икон, и золота, и государственную часть расходов, и частную. Если мы уже получили от наших спонсоров какие-то средства, то и стараемся вложить это в выставочное дело.

— Какие еще программы разрабатывает и реализует ваш фонд?

— В основном это художественные выставки — из стран бывшего Советского Союза. Только что завершились три русские экспозиции. Большой проект — «Американские художники из Российской империи». Делали проект, посвященный отцу нашего нынешнего посла в России. Он оказался единственным американским солдатом, который воевал и за СССР, и за Америку. Потом попал в плен, чудом спасся. Это интересная история.

В планах — две выставки в Санкт-Петербурге (июнь). Есть проекты с Казахстаном.

Мне вообще кажется, что за время вашей независимости в Америке вряд ли был более резонансный проект, нежели «Слава Украины…» Во всяком случае, ваше государство таким образом получает бесплатный пиар.

А сам Фонд поддержки международного искусства и образования — неприбыльная организация, общественная. У нас совет директоров. Председатель совета — Артур Хартман, был американским послом в СССР в 80-е, а до этого работал во Франции. Всего тринадцать директоров. И каждый курирует отдельное направление. Фонд существует с 1995-го. Сам я до этого курировал президентские программы — между СССР и Америкой. До этого преподавал в университете историю России и СССР. Непосредственный период моей работы с Россией приходится на эпоху Горбачева и Ельцина: с 1986-го по 1993-й. Сейчас этот фонд и популяризация искусства бывших советских стран в Америке — для меня и работа, и удовольствие.

— В прессе неоднократно высказываются мнения, что не все экспонируемые вами ценности — подлинные, а есть и «достижения» черной археологии… Что скажете?

— Понятие «черная археология» — в подходе к данному проекту — для нас снято полностью. Вы, должно быть, знаете, что американское законодательство в вопросах музейного дела и сохранности экспонатов намного жестче. Это связано с колоссальной практикой, которую имеют американские художественные институции. Данную выставку патронирует Институт археологии США и лично председатель археологического общества Америки. И этот уважаемый человек не считает украинскую выставку предметом черной археологии.

Практически 90% археологических предметов в разных музеях мира не всегда предполагают точную «родословную». Но это не значит, что все эти музеи должны закрыться. Наш Фонд как раз и помогает многим культурным учреждениям из стран бывшего СССР донести информацию о своих ценностях до большого мира… Для нас важно, чтобы существовали постоянные контакты между музеями России, Казахстана, Грузии, Азербайджана, Украины и американскими институциями.

И могу совершенно искренне сообщить: если Украина никак не заинтересована в сотрудничестве в данном направлении, а пытается в этом деле вставлять палки в колеса, что ж, поверьте — для нас найдется работа и в других 14 странах бывшего Советского Союза.

Справка

Коллекция «Платар» ранее принадлежала коллекционеру бизнесмену Сергею Платонову, ушедшему из жизни в 2005 году. Ныне коллекцию из тысяч предметов старины (часть ее, 1315 экспонатов из золота, серебра и бронзы в 2001 году Платонов преподнес государству) хранит председатель совета директоров металлургической компании ИСД Сергей Тарута. В 2008 году тысяча экспонатов коллекции впервые возили за границу — в Варшаву (предметы трипольской культуры, скифское и греческое золото). Однако, по сообщениям прессы, выставка археологических памятников «сомнительного происхождения» вызывала неприятие польского и международного музейного сообщества. По информации СМИ, в сентябре 2010 года руководство правления Фонда международного искусства и образования (США) также выразило негодование в связи с договоренностью об экспонировании в США экспонатов «Музея национального культурного наследия «Платар». Сегодня совладельцем коллекции является сын Платонова Николай Платонов. Название коллекции происходит от фамилий владельцев.

О. Вергелис, Е. Константинова,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты