Сколько "крови" проливают в современном хорроре?

0

В Москве кинокомпания Тимура Бекмамбетова завершает съёмки фантастического фильма «Хардкор». Отправной точкой для боевика послужил прошлогодний хит на YouТube – видеоклип Bad Motherfucker, снятый лидером инди-рок группы Biting Elbows Ильёй Найшуллером. Видео, снятое от первого лица, где офисный клерк ворует странный гаджет и пытается с ним сбежать, отметили даже кинорежиссёры Роберт Родригес и Даррен Аронофски. Бекмамбетов тоже не остался в стороне, и вот Найшуллер дебютирует как режиссёр большого кино.

Стилистика фильма та же, что и в клипе. Мы видим всё глазами главного героя (у него на голове специальная камера), а его самого – ни разу. Полтора часа безликий Генри, сбежавший из военно-научной лаборатории по созданию людей-киборгов, пытается спасти себя, жену-красавицу (Хейли Беннет) и весь мир от армии киборгов. Но злодей Акан (Данила Козловский) и его многочисленные приспешники поджидают его за каждым углом.

Когда мы подходили к жилому дому на улице Люсиновская, в подъезде которого должны были снимать очередную кровавую сцену, то увидели группу из десяти человек в строгих чёрных костюмах и галстуках, уплетающих из пластиковой посуды макароны с котлетами и овощами. Оказалось, массовка – охранники злодея Акана – обедали перед «смертью».

– Сегодня снимаем помощников Акана – одного из них как раз и играет Сергей Шнуров. Они пытаются пробраться к Генри и украсть механическое сердце, – рассказал нам режиссёр Илья Найшуллер, пока лидера группы «Ленинград» гримировали.

Среди тех, кто играл врагов главного героя, оказался и музыкальный критик Борис Барабанов. Шнуров, появившийся на площадке в хорошем расположении духа, поприветствовал знакомого.

– Кого играешь? – спросил музыкант.
– Будущего трупа, а ты? – сказал Барабанов.
– Так и я трупа. Здесь других нет. Тебя уже убили? После меня? А, ну так ты московский, местный, а мне на самолёт ещё нужно успеть.
Затем Шнуров уточнил у режиссёра свою задачу:
– Реплики-то у меня какие-то обязательные есть?
– Да нет… Можешь просто материться, пока тебя в лифте будут плоскогубцами за нос таскать, – сказал Илья.
Пока режиссёр, покуривая электронную трубку, объяснял, кто где должен стоять, кто вступает первым – вторым, лидер «Ленинграда» внимательно слушал, поглаживая небольшую бородку.
– Так, тебе нужны чёрные очки! – неожиданно заявил режиссёр Шнуру.
– Я с собой не взял.
Найшуллер снял свои и протянул актёру.
– Не-е-ет, у меня достаточно широкая морда, нужны большие.
– Ищем! – последовала команда от главного.
– О, вот эти подойдут, – сказал Шнур, тыча пальцем в случайно проходящего мимо него сотрудника съёмочной группы.
Увидев замешательство владельца, видимо, недешёвого аксессуара, режиссёр тут же бросил:
– От крови отмоем, не волнуйся.
(«В нашем фильме крови льётся больше, чем у Тарантино. Уже израсходовали 250 литров», –  признался Илья Найшуллер.)
Начались последние приготовления. Пока каскадёрам искали специальную защиту для спины и колен, Шнуров отошёл в сторону и начал беседовать с Барабановым о кино.
– Я кино перестал смотреть, – сказал Шнуров. – Документальные фильмы ещё могу или беседу одной говорящей головы с другой. У меня и телевизора-то нет лет семь.
– А пока в самолёте летишь, что делаешь? – спросил Барабанов.
– Книжки читаю. Я потерял веру в кинематограф.
– Ну есть же стоящие вещи и в кино. «Джанго» смотрел? – поинтересовался музыкальный критик.
– «Джанго» не досмотрел. А, точно. Собственно после него я и распрощался с кино. Зато я фигачу в «Инстаграм» постоянно, провозгласил себя царём «Инстаграма», – сказал Сергей.
Уже минут десять спустя царь «Инстаграма» решил опробовать плоскогубцы, с которыми ему позже пришлось появиться в кадре. Опробовал и тут же выложил снимок в «Инстаграм».
Наконец всё было готово, не задействованных в съёмках попросили спуститься ниже на этаж.
Уходя, мы слышали, как Шнур заявил:
– Так, у меня нос раз сто уже был сломан, так что давайте аккуратненько!
Команда: «Мотор»!
– С богом. Поехали! – донёсся голос Шнурова из закрывающегося лифта, затем оглушительный звук выстрелов и ругательства рокера.
– Ещё кровь на площадку!
И снова стрельба, мат музыканта. Снимали уже дубль шестой. Шнур ещё ни разу не повторил комбинации своих изощрённых матерных образований.
– Ну, с запретом мата в кино всё равно ничего никто не услышит, – сетовал музыкант, когда наконец всё отсняли. – Будет один большой пи…

Козловский играет настоящего психа

Козловский в «Хардкоре» сменил привычное амплуа, он впервые сыграл безусловного злодея и кровавого психа. Чтобы сыграть альбиноса, он использовал парик и специальные линзы (которые, кстати, спровоцировали аллергию).

«По сюжету, мой герой Акан – злодей, обладающий способностями телекинеза, – рассказал актёр. – Когда на меня первый раз надели светлый парик, приложили белые брови и вставили какие-то нереальные линзы, стало понятно, что создатели фильма отлично чувствуют образ, и я просто решил им довериться. Вообще, для меня в этом проекте сложилось всё: отличная идея, необычный формат, особое измерение, которое создаёт Илья Найшуллер, и, конечно, уникальная атмосфера на съёмочной площадке».

Виктория Мельникова,
«Метро»

Поделиться.

Комментарии закрыты