«Соломенной шляпке» – 35 лет

0

«Соломенная шляпка» увидела свет в далеком 1974 году, в брежневские времена. И эта работа «Ленфильма» до сих пор пользуется огромным успехом.

Картину спас Миронов

«Больше всего проблем возникло у меня с подбором актеров, – вспоминает Леонид Александрович. – До того как приступить к съемкам “Шляпки”, я снял “Крах инженера Гарина”. Там главную роль исполнил Олег Борисов. Это был потрясающий драматический артист. Съемки шли целых два года. И когда наконец-то был отснят последний кадр, я предложил съемочной группе: “А давайте-ка, ребята, снимем что-нибудь веселенькое!” Так и появился замысел “Соломенной шляпки”. И именно Олег Борисов должен был играть главную роль Фадинара».

Но во время подготовительного периода выяснилось, что у актера большие проблемы со здоровьем. Борисову было необходимо лечение. «Еще у Олега возникли какие-то трения в БДТ, он собирался переезжать в Москву, – рассказывает Квинихидзе. – Но “Шляпка” уже была запущена. И надо было срочно искать замену. Тогда я решил позвонить Андрею Миронову. Ведь мы с ним дружили с детства. Когда Андрей снял трубку, я принялся расхваливать свой фильм: “Это будет здорово! У тебя – красивая, яркая роль. Согласен?” Андрей думал недолго: «Хорошо, давай снимать!» Так он меня спас».

Лошадиная жертва

В театральном училище раньше обязательно обучали верховой езде, и Квинихидзе даже в голову не приходило, что Миронов, оказывается, плохо держится в седле. «Когда дело дошло до съемок эпизода, где надо садиться на лошадь, я ему спокойно велел: “Андрей, давай садись. И – поехали!” Но тут увидел его напряженное лицо и понял, что он в жизни в седле не сидел! – смеется Квинихидзе. – Я спрашиваю: “Давай снимем тебя со спины, найдем какого-нибудь дублера!” Но он отказался: “Нет, я сам сяду и поеду! Я же артист”. Андрей вскочил в седло, съемочная группа замерла. Все закончилось благополучно, и уже на третьем дубле Андрей держался как заправский кавалерист. Правда, потом над ним все подшучивали: Миронов ходил, как бы это сказать… широко расставив ноги! Но не зря же говорят, что искусство требует жертв.

Хохот на площадке

«С Алисой Фрейндлих я подружился на съемках моего дебютного фильма “Первый посетитель”, – продолжает режиссер. – Несмотря на то, что Алиса – актриса серьезная, она очень хотела сыграть беззаботную баронессу де Шампиньи в “Соломенной шляпке”».

Леонид Александрович вспоминает, как снимали самую забавную сцену в фильме с участием Фрейндлих, Боярского, Козакова и Миронова. Помните, когда Боярский дерется на шпагах с Козаковым за честь героини Фрейндлих? Во время этого боя будущий мушкетер срывает с Козакова самое дорогое – парик.

«Скажу вам честно, этого эпизода не было в сценарии. Но во время съемок Боярский и Козаков так развоевались, что у Михаила Михайловича слетел паричок с головы. Это был ужас! Оператор хотел остановить съемку, но я тихо сказал: “Не выключать. Снимайте!” Козаков прекрасно вышел из тупиковой ситуации: он поднял парик и сказал Боярскому: “Сейчас это очень модно”. Андрей Миронов тоже не ударил в грязь лицом. Он подошел к Алисе Бруновне, страстно поцеловал ее в шею и произнес фразу, которая потом стала крылатой: “Рекомендую!” После этого работа замерла: на площадке все хохотали как ненормальные».

Про роли и обиды

«Люся Гурченко пробовалась на роль аферистки Зои в фильме “Крах инженера Гарина”, – улыбается мастер. – Она очень хотела стать Зоей. Но вместо нее в аферистку перевоплотилась актриса Нонна Терентьева. Мне так понравилась игра Нонны, что я хотел ее пригласить и на роль Клары Бокордон в “Соломенную шляпку”. Но в этом образе более убедительной была Людмила. До того как прийти ко мне на пробы, она уже снялась в картине “Карнавальная ночь” и в фильме моего отца “Музыкальный магазин”. Поэтому я и предложил ей роль в “Соломенной шляпке”. Она согласилась, несмотря на то, что была на меня немного обижена».

А вот роль сладкоголосого иностранного певца Минарди стала первой в фильмографии Михаила Боярского. До этого он никогда не снимался в кино. На тот момент Боярский окончил ЛГИТМиК и поступил на службу в Театр имени Ленсовета. Будущий главный д'Артаньян России был юн и неопытен… «Но все же я предложил ему сниматься, – говорит Квинихидзе, – потому что в фильме в небольшом эпизоде мелькнул его отец Сергей Боярский».

Один за двоих

«Скажу честно, мы на съемках очень много дурачились, всем было весело. Ведь именно от атмосферы во многом зависит, будет фильм успешным или нет. Особенно комедия. И нам повезло, что в картине согласился сниматься мой давний друг – Миша Козаков, – улыбается Леонид Квинихидзе. – Когда мы были маленькими, то очень много времени проводили вместе и даже отдыхали в одном пионерском лагере. Уже тогда Миша не представлял себе жизни без сцены и однажды принял участие в спектакле “Любовь к трем апельсинам”. Причем исполнил сразу две роли: свою и мою. Это случилось потому, что незадолго до премьеры я сломал руку. Вот и в “Шляпке” он изумительно сыграл свою роль виконта де Шампиньи».

Марина Бойченко,
«Смена»

Поделиться.

Комментарии закрыты