Татьяна Колганова: Со мной не связываются, чтобы не наслала проклятие

0

Путь Татьяны Колгановой в актерскую профессию оказался не самым простым. Через год после окончания театрального она неожиданно уехала в Прагу, где работала диктором на радио и вела программу о кино на местном ТВ. Карьера складывалась удачно, но мысль об актерстве не отпускала. Сериал «Черный ворон» вернул Татьяну не только в профессию, но и на родину. А «Колдовская любовь» сделала актрису уже всенародно популярной.
– Татьяна, вы с детства мечтали стать артисткой?

– Изначально я очень хотела стать капитаном дальнего плавания, как и мой отец. Все девочки рисовали принцесс, а я – исключительно корабли. Но с морем не сложилось. Мысли по поводу актерства появились позже. Однажды с бабушкой смотрели какой-то фильм, и я разрыдалась вместе с героиней. Бабушка начала меня успокаивать: «Да что ты ревешь, она ж не настоящими слезами плачет, а глицериновыми». Помню, очень обиделась тогда. Подумала: вот вырасту, стану артисткой и докажу бабушке, что все по-настоящему.

– В театральный поступили сразу?

– С первого раза провалилась, зато познакомилась с будущим мужем. Его тоже не приняли, мы вместе пошли в Институт культуры, где наши отношения и завязались. Это не было любовью с первого взгляда. Не могу сказать, что увидела Вадима и подумала: «Вот человек, с которым я хотела бы прожить всю жизнь». Узнавание происходило как-то постепенно.

– Говорят, замуж за Вадима Сквирского вы вышли исключительно из меркантильных соображений.

– Было дело (смеется). В тот момент я как раз поступала в театральный, а поскольку для меня это было второе высшее, была опасность, что за него придется платить. Должен был выйти соответствующий закон, к тому же я приехала в Петербург из Молдавии, вот мы с Вадимом и решили расписаться, чтобы я смогла учиться бесплатно. Вскоре оказалось, что опасения наши были напрасны, но мы уже успели заикнуться о свадьбе родителям, так что отступать было некуда. Вот так и поженились – скорее не для себя, а для родителей. Помню, даже расстроилась немного: из-за свадьбы мне пришлось пропустить репетицию.

Считается, что актерские браки недолговечны, а вы с Вадимом столько лет вместе. Поделитесь секретом?

– Никакого секрета нет. Как и в любом браке, должны быть взаимоуважение, доверие и любовь, разумеется, – без нее никуда.

– В переводе с таджикского слово «колган» означает «человек, не сидящий на месте», «перекати-поле».

– Пока я целиком и полностью оправдываю это определение. Успела пожить у бабушки, дома у родителей, в общежитии, в квартире мужа, затем в Праге. Вернувшись в Петербург, вновь снимали с Вадимом разные квартиры и лишь сравнительно недавно купили первое собственное жилье. Однако есть ощущение, что это не окончательный вариант. Квартира, которую я могла бы считать родовым гнездом, еще не найдена (улыбается).

– После «Черного ворона» вас буквально достали вопросами о колдовстве. Не по этой ли причине вы не сразу согласились на роль в «Колдовской любви»?

– Меня не столько смутило, что там опять колдовство, сколько количество серий – 60. Я подумала: «Мама дорогая, к чему мне такое «мыло»?» Решила, что стану сниматься в этом проекте только под страхом голодной смерти. А потом мне позвонила одна знакомая, с которой мы работали вместе, и сказала: «Таня, я все понимаю, но, пожалуйста, прочти хотя бы начало сценария!» Я пообещала и обещание свое выполнила. Когда Надя позвонила, сказала ей: «Срочно высылай продолжение!» История настолько захватила меня, что очень хотелось узнать, чем же все закончится. В итоге я в «Колдовской любви» с удовольствием снялась.

– Татьяна, в кино и театре у вас все складывается удачно, а есть ли мечта, не связанная с профессией?

– Хотелось бы построить большой загородный дом, где впоследствии будут внуки гулять. Мы даже уже купили участок земли, только собрались начать там что-то делать, а тут кризис… Но я верю, все у нас получится.

– Правда, что для роли в «Черном вороне» вы научились водить?

– Да. По сюжету моя героиня должна была это делать, вот и пришлось. Учились вместе с мужем, но за руль я садилась только на съемках. Да и первая машина, «девятка», у нас появилась только спустя два года. В первый же свой выезд попала в аварию. Хорошо, что не я была виновата, а водитель маршрутки заигрался и въехал в нас. Но даже после этого ездить на машине я не перестала. Со временем ужас прошел, и теперь чувствую себя за рулем весьма комфортно. Слава Богу, в ГАИ иногда меня узнают и отпускают. Помню, еду как-то по набережной, останавливает меня гаишник: «Куда же вы так несетесь?» Начинаю оправдываться: не несусь, еду со скоростью потока. А набережная совершенно пустая. Гаишник удивляется: «Ну и где же поток?» – «Так догоняю!» Посмеялись мы, потом он говорит: «Если я вас сейчас оштрафую, вы ведь на меня проклятие нашлете?» – «Обязательно. А если отпустите, счастья вам наколдую». Делать было нечего – отпустил.

Константин Гаврильчик,
«Только звезды»

Поделиться.

Комментарии закрыты