Тимур Бекмамбетов: «Кино – это прекрасный повод для общения»

0

Он говорит, что не мечтает о премии «Оскар», а жаждет совсем другого: «Как-то я был на футбольном матче и слышал, как эмоционально реагируют трибуны на каждый удар. Мне бы очень хотелось, чтобы в кино я испытывал то же самое. Я бы взмахивал руками от реплики, сказанной героем, или от какого-то сюжетного поворота. Чтобы была такая же искренняя реакция. Но пока такого у меня никогда не было…»

«Жить нужно там, где трава зеленая»

Тимур Бекмамбетов родился 25 июня 1961 года в казахском городе Гурьев. Его отец был главным энергетиком Западного Казахстана, мать заведовала в газете отделом партийного строительства. Считается, что каждый казах обязан знать семь колен своих предков, однако, Тимур оказался исключением из правил. «Однажды, давным-давно, пролетая через Гурьев, я позвонил своему родственнику, – вспоминает Бекмамбетов, – он приехал в аэропорт, и мы долго сидели ночью, ждали самолета. Он пил водку и рассказывал. Я в лучшем случае знал два предыдущих поколения, и то не полностью, страшно замучился, и тогда он начал рисовать. Нарисовал огромную родословную простыню со значками какими-то, велел мне все выучить наизусть, тут вдруг объявили посадку, я сунул бумагу в карман и улетел в Москву.

Прилетел и как раз оказался в библиотеке Ленина – по поводу одного проекта с французами с Аральским морем. Неожиданно в одной книге ХIХ века я наткнулся на генеалогическое древо кайсак-кыргызов, каракалпаков… Обнаружилась удивительная вещь. У меня в родословной наш значок начинался как раз с того места, на котором в книге все кончалось!» Кроме того, тогда же Тимур узнал и девиз своего рода. Его назвал режиссеру тот же самый человек в аэропорту: «Жить нужно там, где трава зеленая».

В детстве большое влияние на Тимура оказала бабушка. Воспитывала мальчика именно она, поскольку родители были очень занятыми людьми. Правда, бабушка болела склерозом, а потому порой грозилась повести внука завтра на концерт Шаляпина, который будет «здесь рядом» выступать, в провинциальном городе Гурьеве. «Но при этом она же мне и повторяла: “Будешь большим человеком, творцом, – будешь творить”, – вспоминает режиссер. – Она, правда, путала меня со своим братом, погибшим во время войны на территории Белоруссии, как и вся еврейская часть семьи, но факт: она все это говорила, когда мне было десять лет. И я поверил. То есть я больше никогда не сомневался, чем надо заниматься. Для режиссера это очень важно».((«Мне всегда хотелось, чтобы Гамлет в конце остался жив»

В 1978 году Тимур по отцовской «наводке» поступил в Московский Энергетический Институт (МАИ). Параллельно связался с компанией тогдашних московских художников-диссидентов, в частности, с компанией Зверева и Рабина. Спустя год, в 1980 году, Тимуру пришлось бросить учебу в вузе. Дело в том, что перед Олимпиадой всех неблагонадежных личностей высылали из столицы, к таковым отнесли и Бекмамбетова. Но, может быть, все так сложилось и к лучшему. В итоге, в 1987 году Тимур окончил Ташкентский театрально-художественный институт имени Островского, факультет живописи по специальности «художник театра и кино». Позднее Бекмамбетов работал художником в Ташкентском театре «Ильхом» и на киностудии «Узбекфильм». Он признается, что, несмотря на то, что очень любит театр, имеет к нему одну претензию: «Там всегда известно, чем дело кончается. Если ты однажды посетил спектакль “Гамлет”, то второй раз ты будешь знать точно, чем все закончится: Гамлет будет убит. Мне всегда хотелось, чтобы все сложилось по-другому, чтобы он остался жив».

В 1986-1987 годах в качестве художника-постановщика Тимур участвовал в съемках телевизионного художественного фильма «Перед большой дорогой на войну». Потом он отслужил в армии, перебрался в Москву и, начиная с 1989 года, работал в рекламе. За 15 лет он был автором и режиссером многих телевизионных рекламных кампаний, но знаменитым стал, конечно же, благодаря кино.

«Планирую вписать Сережу Безрукова в среду Голливуда»

Бекмамбетов с завидным постоянством работает с одними и теми же актерами – например, с Константином Хабенским, Валерием Золотухиным. «Я вырос в театре, все мое детство прошло именно там, потом я стал театральным художником, – говорит режиссер. – Поэтому, наверное, и в кино я исповедую те же самые обряды и правила, что существуют в театре. Например, в театре есть определенная труппа, и когда режиссер делает спектакль, то он его строит вокруг тех актеров, тех творческих людей, с которыми он постоянно работает, с которыми ему нравится быть вместе. Атмосфера в настоящем театре, где сложилась хорошая труппа, всегда как дома. Для меня сейчас кино — это дом, и его я хочу заполнить теми близкими мне людьми, с которыми мне нравится общаться, кого я люблю и кем я восхищаюсь, с кем мне хочется быть вместе. И вот по этой причине все актеры переходят из фильма в фильм. Мне хочется общаться с ними все больше и больше. А кино — это прекрасный повод для общения».

При этом, долгое время ходили слухи, что Бекмамбетов зачастую мучает актеров на съемках. Например, рассказывали, что во время работы над фильмом «Гладиатрикс», где снималась певица Чичерина, Тимур заставлял девушку всерьез бояться и плакать. Но режиссер опровергает такие представления о самом себе: «В фильме Чичерина играет несостоявшуюся гладиаторшу, так что пугать ее особенно не пришлось. И вообще, она на съемках отдыхала: сидела за монтажным столом, пересматривала материал без конца и не хотела ехать на концерты».

Однако, слухи, как известно, не рождаются на пустом месте. В одном из интервью, правда, в шутку, на Тимура пожаловался его друг Валерий Викторов. Художник-постановщик посетовал на то, что на съемках «Дневного дозора» было не так-то просто работать: «Тимур Бекмамбетов не считается с реальностью. Он ведет себя, как будто он в Голливуде. Наверное, поэтому нам удается так много сделать».

К чему Бекмамбетов все же не смог привыкнуть, работая в Америке, так это к постоянным улыбкам окружающих: «Там тебе улыбаются все, но это не значит, что ты кому-то нравишься. Там просто так принято. Они улыбаются просто так, и ты об этом знаешь — весь мир об этом знает. Но привыкнуть к этой национальной манере нашему человеку очень сложно».

Бекмамбетову повезло работать с голливудскими звездами – Анджелиной Джоли и Джеймсом МакЭвоем в картине «Особо опасен», но в том фильме с американскими актерами играл и Константин Хабенский. «Мне было очень интересно соединять их вместе, – рассказывает режиссер. – Когда на одной площадке встречаются люди разных актерских школ, разного воспитания, привычек, всегда появляется что-то неожиданное — новое, необычное. Кроме того, в среду Голливуда планирую вписать Сережу Безрукова. Он достоин быть рядом с кем угодно. Он великий актер — к сожалению, мне не так часто приходится с ним работать. Вернее, такое случилось только в фильме “Ирония судьбы. Продолжение”. Но я очень надеюсь, что впереди у нас с ним еще несколько совместных проектов».

«Благодаря озвучке, “Девять” смотрится как русский мультфильм»

Не так давно Бекмамбетов на пару со знаменитым режиссером Тимом Бартоном выступил как продюсер голливудского анимационного фильма «Девять», первоисточником которого стала короткометражка Шейна Эккера, длившаяся 11 минут – она была номинирована на «Оскар» в 2006 году. В новой ленте главный герой, Девятый, унаследовал от своего создателя Шейна Эккера улыбку, а Шестой напоминает Тима Бартона.

«Когда я увидел короткометражный мультфильм о девяти тряпичных куклах, которые остались одни в мире, населенном жуткими машинами, он захватил меня как зрителя, – вспоминает Бекмамбетов. – Мне захотелось узнать, чем все закончилось – и как началось. В итоге я нашел Эккера, и мы договорились сделать вместе полнометражный фильм. А потом удалось договориться с Тимом Бартоном, он был очень важен в нашей команде, поскольку я до этого никогда не занимался анимацией. Тим помогал Шейну Эккеру создавать готическую, наполненную черным юмором атмосферу, а я отвечал за все, что бегает, стреляет и кричит, в общем, за экшн».

Бекмамбетов очень благодарен фильму «Девять» за то, что он свел его с Бартоном: «Тим для меня – один из самых любимых режиссеров из всех ныне живущих. В жизни он очень искренний, абсолютно не заносчивый человек. Достаточно закрытый: по складу ума он мистик, считает, что чем больше говоришь, тем меньше понимаешь. Да и я так считаю. Мы работали над мультфильмом четыре года, и поскольку у каждого из нас были свои проекты (у меня – “Особо опасен”, у Тима – “Суинни Тодд”), мы передавали фильм друг другу, как эстафетную палочку».

Героев мультфильма Бекмамбетов совсем не считает куклами, для него они – живые люди. Поэтому даже для русской озвучки он искал подобные же типажи: «Саша Пушной – он такой же сумасшедший ученый, как его Шестой, громилу Восьмого – как с Турчинского лепили, Золотухин очень похож на своего Второго, а Хазанов, хоть и не диктатор по жизни, но сыграл его гениально, он блестящий пародист. А Хабенский… В американской версии его героя, Девятого, озвучивал Элайджа Вуд, он получился у него такой тинейджер, меланхоличный романтик. А Хабенский сделал этого персонажа глубже и душевнее: он и клоун, и герой».

Русская версия мультфильма вообще существенно отличается от американской. «Мы пригласили для адаптации писателя Дмитрия Глуховского, – говорит Бекмамбетов, – и он сделал эту историю тоньше, придумав то, что в наших тряпичных героев их создатель вселил души близких ему людей. Мне кажется, что, благодаря переводу Глуховского и озвучке, “Девять” стал смотреться как русский мультфильм».

«У нас умный зритель, а мы относимся к нему высокомерно»

Хоть Бекмамбетов и делал в Голливуде вид, что все знает о кино, но работа в Америке много чему его научила: «Пока в России никто делать это не умеет, я имею в виду трехмерные мультипликационные фильмы для большой аудитории. Я благодарен судьбе, что свела меня с Шейном, Бертоном, еще тремя продюсерами фильма: Джинко Готохом, Джимом Лемли, Марси Ливайном. Надеюсь, новые знания, технологии мы сможем применить в России. Идея привнести свое в Голливуд – да, была. Чем я отличаюсь от голливудских режиссеров? Только тем, что я представитель другой культуры. Вот этим я и интересен. Почти уверен, что в свое время “Ночной дозор” смог оказать влияние на современное американское массовое кино, внес туда серьезные, даже философские темы. Что такое добро и зло, чем оборачивается для других желание кого-то властвовать над чужими судьбами».

Больше всего самого Бекмамбетова в нашем мире удручает то, что мы все более и более срастаемся с машинами, с бездушными механизмами, когда без них уже не можем жить – и без мобильников, и без телевизоров, и без компьютеров. «Оказывается, 70 процентов детей в России не представляют себе жизни без мобильных телефонов, – говорит режиссер. – Они готовы отказаться от самой вкусной еды, но только не от средств связи. Сегодня многие люди страдают такой зависимостью, если любимую технику у человека отбирают, начинаются ломки, как у наркомана или алкоголика. Да я и сам такой – пользуюсь двумя мобильными телефонами, отключаю их только по необходимости. И как только сажусь за руль машины, чувствую, что мне чего-то не хватает. Берусь за мобильный телефон и начинаю названивать знакомым. Интернет я включаю через минуту после утреннего пробуждения, боясь, что пропущу важную информацию. Наверное, потому и “Девять” снял – всегда ведь снимаешь только про себя».

Сейчас Бекмамбетов уже закончил съемки фильма «Черная молния». Это будет кино про первого российского супергероя. Он обычный студент, но как всякий супергерой, стремится спасать людей. И еще ему достается старая машина «ГАЗ-21», которая… умеет летать. Закончен также сценарий «Особо опасен-2», и этой осенью съемочная группа уже приступает к работе. А вот выйдет ли «Сумеречный дозор»? «Боюсь планировать – может ничего не состояться, – говорит режиссер. – Карта не ляжет, и все! Могу сказать про “Черную молнию” – готовится выйти в прокат под Новый год и будет бороться с “Аватаром” Джеймса Кэмерона». Причем, Бекмамбетов не боится проиграть голливудской картине: «У нас есть великое достояние – наш зритель. Он у нас умный, а мы к нему часто высокомерно относимся. Если кино сделано с любовью к зрителю, к нашим насущным проблемам, то американцам нас по большому счету не перегнать. Просто пока мы делаем слишком мало усилий в этом направлении, и достойные фильмы можно пересчитать по пальцам».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам KM.ru, «ТелеШоу» , «Невское время» , Newslab.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты