Турция претендует на нефтеносный шельф Кипра

0

25 сентября власти Турции заявили о начале морской и воздушной блокады Кипра в радиусе 200 миль от береговой линии острова. При этом планируется задействовать несколько боевых судов и самолеты F-16. Что это новый виток борьбы за свободу судоходства, о которой ранее говорил турецкий министр иностранных дел Ахмет Давутоглу, или «продолжение политики иными методами»?

И хочется, и колется

Претензии Анкары к Кипру стали чуть ли не ритуальными заклинаниями во всех соглашениях Турции и ЕС. Лидеры Еврозоны давно привыкли с неизменной вежливостью пропускать их мимо ушей. Между тем здесь замешан давний межэтнический конфликт, разрешившийся фактическим разделением островного государства на две части – греческую (60% территории Кипра) и турецкую (оставшиеся 40%). При этом Турецкую Республику Северного Кипра признают как независимое государство только Турция, Абхазия и АР Нахичевань в Азербайджане. С 1974 г. ТРСК страдает от экономических санкций мирового сообщества и транспортной блокады, что подрывает ее экономическое развитие. Но давние дрязги стали забываться, и турки-киприоты, ранее грезившие освобождением из-под греческого ига, сейчас были бы рады под него вернуться: на референдуме в 2004 г. 65% турецкого населения, традиционно уступающего южанам в благосостоянии, высказались в пользу объединения Кипра, а 76% греков, напротив, страстно желают отвадить бедных родственников и держать их в прежних границах. В то же время, Турция, за 17 лет привыкшая к роли опекуна маленькой, но гордой республики и выполняющая от ее лица все внешнеэкономические операции, имеет свои виды на будущее ТРСК. До этого времени разговоры о самоопределении северных киприотов текли ни шатко ни валко, но по мере приближения председательства Кипра в ЕС Анкара засуетилась: вести официальные переговоры с теми, кому отказано в легитимности, не позволяет гордость, но и полностью оборвать связи с европейскими партнерами и отказаться от мысли вступления в ЕС – нерационально. Масла в огонь подлила нефть, недавно обнаруженная американской геологоразведкой на средиземноморском шельфе Средиземного моря, аккурат у берегов Южного Кипра. Если греки возьмутся за месторождения всерьез, северные турки окончательно откажутся от своей убогой независимости. Между тем потеря северного Кипра станет серьезным ударом по стратегическим позициям Турции в регионе. Например, с военной точки зрения остров очень удачно расположен – своего рода непотопляемый авианосец в центре восточного Средиземноморья. Кипрские порты и аэродромы могут очень пригодиться Анкаре, начавшей было претендовать на роль регионального лидера исламского мира.

По рецептам НАТО

Для начала замминистра иностранных дел Турции Бешир Аталай заявил, что Анкара заморозит все контакты с Евросоюзом на время председательства Кипра. Жаль только, что Европе от этого ни жарко, ни холодно. Тогда турецкие дипломаты перешли к тяжелой артиллерии, заявив, что нелегитимные «греческие власти Южного Кипра» не имеют права раздавать лицензии на нефтедобычу, но в тоже время апеллировали к формальному единству Кипра, что требует равномерного распределения доходов, но их, как обычно, никто не слушал. Убедившись в своем бессилии воспрепятствовать началу разработки месторождений со стороны киприотов-греков, Турция решила поиметь хотя бы кое-какие крохи с нефтяного пирога, изъявив желание поучаствовать в нефтедобыче на основании разрешения властей ТРСК – разумеется, под зашитой своих ВМС. Такой наглости туркам Европа не простила. Верховный представитель ЕС Кэтрин Эштон тут же призвала Анкару "не угрожать, не создавать поводов для ухудшения отношений, не ставить под угрозу добрососедские отношения и договариваться о границах мирным путем". Но Турция уже закусила удила, заявив 25 сентября о начале блокады Кипра силами ВМС и морской авиации, мотивируя это тем, что бурение на шельфе Кипра нарушает интересы турок-киприотов.

За годы евроатлантических устремлений турки хорошо овладели риторикой Большого брата, вот только позабыли, что от ЕС сейчас зависит решение другого принципиального вопроса, инициированного Анкарой, а именно предоставления автономии Палестине. Так что ссору с Европой можно было бы отложить до лучших времен, тем более что в любой момент туркам могут указать на то, что разрешение на нефтедобычу, выданное непризнанным правительством непризнанной республики, не имеет никакого веса. Кроме того, Анкаре могут припомнить и недавнюю ссору с Арменией. Так что излишняя активность Анкары на внешнеполитическом поле может иметь нехорошие последствия: зарвавшееся государство будет объявлено агрессором, а президент Абдулла Гюль – диктатором, а отсюда рукою подать до ливийского или сирийского сценария – ведь в любой стране можно найти пару сотен недовольных, согласных попозировать на площадях в революционных массовках. Совершенно напрасно турецкие власти надеются на недавнее согласие разместить у себя в стране натовскую систему ПРО и произносят гневные тирады в адрес президента Сирии Башара Асада – очень может быть, что их постигнет та же участь, если они в свой роковой час не согласятся умерить амбиции. Ведь если содержание союзника обходится Западу слишком хлопотно, не проще ли сменить союзника?

Подготовила Анабель Ли,
по материалам Lenta.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты