Украинка стала матерью-рекордсменкой

0

22 февраля жительница Чернигова, 65-летняя Валентина Подвербная, родила девочку. Накануне выписки мы проведали самую пожилую маму Украины.

Уже в приемной встретили медсестер, живо обсуждающих роженицу. "В ее возрасте, как только смогла?", "А как она его растить будет?". "Ей ходить иногда тяжело. Раньше давление скакало ужасно. К тому же, у нее варикозная болезнь, ноги опухали прямо на глазах. Она и сейчас эластичные бинты не снимает. Но что поразительно: когда во время беременности приходила сдавать утром анализы, тащила с собой большую клетчатую сумку с товаром в лабораторию на пятый этаж, лифтом не пользовалась, а потом отправлялась на работу – торговать консервами. Когда пришел срок рожать, то она даже в больницу не хотела ложиться – говорила, родит дома сама. Еле уговорили. Мы даже не надеялись, что она сможет кормить ребенка, а у нее появилось молоко".

В палате у Валентины Григорьевны кругом цветы. Ребенка она накрыла с головой, показывать никому не хочет, чтобы не сглазить. От камер его заслоняет всем телом.

"Иногда мы не знаем, что с нашей мамой делать, – говорит главврач роддома Василий Гусак. – К ребенку даже медсестер порой не подпускает, хотя сама не всегда нормально может девочку помыть, так как неважно видит. У ребенка отрыжка, а она уже переживает, что девочка умирает, а мы всем отделом ее успокаиваем".

"Теперь нужно внуков дождаться!"

Дома новоиспеченную маму никто не ждет. Ни подруг, ни родственников, которые могли бы ее подержать, нет. "Я ни у кого помощи просить не буду. Сама справлюсь. Хотя для малышки я еще ничего не приготовила. Дома нет ни кроваток, ни колясок, даже игрушек. Да и мои кровати и шкафы все разломаны, телевизор не работает, стиралки не было никогда. В квартиру стыдно и гостей пускать. Поэтому, когда выпишусь из больницы, то начну с уборки. Зато для малышки я уже купила комбинезон за 700 гривен (почти всю пенсию в 860 гривен истратила) и шапочку. Все беру на вырост, чтобы одежды на дольше хватило. Игрушечного мишку и бутылочку для кормления мне подарили. Теперь мечтаю о том, что власть поможет мне и купит 2-комнатную квартиру, чтобы я могла и столик для ребенка поставить, и кроватку, а то у меня всего 17 метров".

Стирки вручную до поздней ночи и отсутствие помощи женщину не пугает: "Я смогу уложить ребеночка в кроватку, а в это время убраться, постирать, покушать приготовить. Буду супчики варить или картошку с маслом для ребенка, а без него – для себя. А через 1-1,5 года опять буду торговать – ведь одной пенсии не хватит. Только летом, в хорошую погоду, потому что вместе с солнышком. Буду откладывать впрок, чтобы зимой можно было оставаться дома. Но малышку свою никому не отдам, даже в садик не буду водить. Как я могу свою кровиночку кому-то поручить?"

О том, что ее возрасте всякое может случиться, Валентина Григорьевна и думать не хочет: "В моем роду все были долгожителями. Так что у меня и времени, и сил хватит, чтобы воспитать дочку. Я теперь и до ста лет доживу, потому что мне нужно вырастить мое солнышко, выучить, отдать замуж и внуков дождаться!"

Не переживает мама и за то, что священник не благословил ее перед родами: "Мне сказали, что это грех. А я себе думаю, почему ему иметь детей можно, а мне нельзя? Этого я до сих пор не понимаю, хотя решения крестить ребенка и назвать в честь одной святой я не поменяла".

Копила на ЭКО семь лет

О ребенке Подвербная мечтала 40 лет. В молодости врачи поставили диагноз "бесплодие", а причин выяснить так и не смогли. Чужого ребенка усыновить женщина побоялась. "Из-за бездетности оба мои брака распались, и всю свою жизнь я посвятила маме-инвалиду. Когда же ее не стало 10 лет назад, то и для меня все остановилось. Я реже стала выходить на улицу, ни с кем особо не общалась. Жить было незачем. А когда увидела заметку про искусственное оплодотворение, то поняла, что это мой шанс родить желанного ребенка, начать вновь жить. У меня была одна цель впереди: собрать деньги на операцию. Копейку к копейке складывала. Своего огорода у меня нет, поэтому экономила даже на покупке обычной картошки. В основном пила чаи. А за работой могла и вовсе день не кушать. Если уж совсем в голодный обморок падала, то баловала себя любимым молоком. Копила на операцию семь лет. Пока я собрала нужные 12 тысяч, цены выросли до 25. Приходилось начинать все заново. Да и на работе не все шло гладко. Бывало, и милиция гоняла, отбирала товара на 1,5 тыс. За него хозяину отдавала из своего кармана. И наконец, 3 года назад я отправилась в Киев. Там никого мое желание родить не удивило. Врачи только проверили мои анализы и готовность организма выносить ребенка".

"Многие в Чернигове уговаривали ее сделать аборт, – говорит врач Ирина Костюк, которая вела маму с 6 недель беременности. – Я знала, как она хотела ребенка, и отговаривать ее язык не повернулся. Она иногда говорит, что я для нее и мама, и папа, и сестра. Теперь вот, как родная, забочусь о малышке. У ребеночка проблемы с почкой. Мы предлагали сделать операцию еще внутриутробно, но Валентина Григорьевна отказалась: "Богу нужно верить". Пока думаем, как малышку лечить".

Соседи шокированы материнством Подвербной: "Она ни с кем из нашего дома не общалась. На двери никогда дверного звонка не было, не достучишься! Мы вообще все в шоке, что она решилась на такое. Ведь особой любви к детям лично я у нее никогда не замечала. Когда к моим сыновьям приходили друзья, то она их гоняла с лестничных клеток. И щедровникам-колядникам никогда не открывала…"

До последних дней пенсионерка продавала консервы: и в мороз, и в дождь. Надевала широкий плащ, сверху укутывалась шарфом. В другом пальто обрезала рукава и надевала его задом наперед, чтобы живот снизу не поддувало: "Знакомые иногда подшучивали, что я поправилась, мол, не забеременела ли. Я отмалчивалась, говорила, что это неправда. А теперь у меня вон какое солнышко!".

Наталия Ионычева, Марина Тесленко,
"Сегодня"

Поделиться.

Комментарии закрыты