Украинские хирурги сделали уникальную операцию

0

Украинские хирурги, не разрезая грудины, возобновили сердечный клапан 38-летнему Константину Баранюку из города Жмеринка на Виннитчине. Такая операция – первая в восточной Европе.

После операции Константин лежит в столичном институте кардиохирургии им. Амосова. Кроме него, в палате еще трое пациентов с пороками сердца.  Улыбается и извиняется, что не бритый. Чувствует себя хорошо.

– Много лет играл в волейбол, – говорит Константин. – Бывало, занимался по несколько часов в день. Чувствовал себя здоровым. Дефект выявили семь лет тому назад.

Случайно, на плановом обследовании. Никто же в молодом возрасте не бежит к врачу, когда что-то заболит. Потом сказали, что у меня пролапс. Это болезнь парашютистов. Клапан проседает, когда человек ударяется ногами. С тех пор периодически наведывался к врачам. Говорили, некоторых больных лечить не надо, пока не нарушится ритм сердца.

В начале этого года Константин почувствовал тяжесть за грудиной. Перестал поднимать тяжелое.

– Сильно уставал. Когда-то мог выезжать на работу в пять утра и целый день работать. А здесь выкладываться на полную уже не выходило. Хоть ни дня не пропустил. Работаю на железной дороге начальником сектора охраны труда.

Врачи выявили, что болезнь со второй стадии перешла в третью.

– Говорили, что поможет только операция, – продолжает. – Советовали клапан менять. Из Винницы направили в институт Амосова, потому что лучшего в стране нет. Хирург сказал, что я по всем параметрам подойду для новой, революционной операции. Ожидал ее с мая. Врач просил хоть среди ночи набирать, если станет хуже. Но все было хорошо. В Европе такие операции делают уже 10 лет.

Константин без усилий встает, ходит. Рядом мужчина, которого оперировали вторым.

– Вместе лежали в реанимации, тогда и подружились. Он тоже хорошо чувствует себя, – добавляет Константин.

– У Баранюка врожденный дефект митрального клапана. Выявили его недавно, но это не значит, что мужчина был здоров, – рассказывает Алексей Крикунов, заведующий отделением хирургии инфекционного эндокардита. – Бывает у младенца шум в груди. Врачи говорят: "Ничего, перерастет". Перерастает, но дефект не исчезает. Со временем струйка крови начинает протекать мимо клапана, как кран на кухне. Когда человек спокойный, ничего не замечает. А пробежал за троллейбусом, поднялся по лестнице – уже одышка.

Оперировал Константина хирург института 36-летний Андрей Руснак. Он год стажировался в Париже. Ему помогал французский коллега Жан Франсуа Обадья. Операция длилась 3,5 часа.

– Вместо того, чтобы резать грудную клетку, лишь раздвигают ребра, – говорит Крикунов. – Сделали три прокола в боку. В один завели камеру. Оперировали, глядя на экран монитора.

Сердце остановили на 40 мин., подключили к искусственному.

– Руки хирурга работают через манипуляторы, – объясняет Алексей Крикунов. – Это уже робототехника. Зашиваем дефект клапана. На швы ставим кольцо, которое служит как корсет. У человека остается свой орган, возобновленный. Может жить полноценной жизнью. Конечно, не работать грузчиком. Операция бесплатная. Единственное – закупка лекарств.

С искусственным клапаном всю жизнь пьют таблетки для разжижения крови. Становятся инвалидами третьей группы. После операции, сделанной Баранюку, такого не будет. Шрамы быстро заживут. Через несколько месяцев мужчина забудет вмешательство.

По материалам "Газета"

Поделиться.

Комментарии закрыты