Топ-100

Вашингтон прикроет рост госдолга триллионной монетой

0

С тех пор, как четыре года назад всемирная рецессия предъявила Вашингтону неоплаченные счета, конгрессмены сломали не одну дюжину копий, испытывая на растяжимость предельно допустимый уровень государственной задолженности. В 2011 г. распри между республиканцами и демократами едва не стоили стране дефолта. В итоге страх перед хаосом пересилил амбиции законодателей, но, как выяснилось, не навсегда: республиканцы возобновили давление на президента США Барака Обаму, предложив отчеканить монету номиналом в триллион долларов.

По подсказке блогосферы

Смехотворный с точки зрения обывателя законопроект имеет под собой формальное прикрытие: 31 разделом Свода законов США Казначейству предоставлено эксклюзивное право выпускать платиновые монеты любого достоинства. Хотя на практике это положение используется главным образом для выпуска юбилейных монет, республиканцы возлагают на него большие надежды: пробив выпуск платиновой монеты стоимостью триллион долларов, в будущем планируется разместить данную сумму на государственных счетах и тем самым избавиться от необходимости срочно повышать лимит заимствований.

О серьезности инициативы свидетельствует и поддержка таких неоспоримых авторитетов, как лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман и бывший глава Монетного двора США Филипп Дил: первый отмечает в своем блоге на The New York Times, что президенту стоит рассматривать предложение консерваторов как один из вариантов противодействия планам объявления дефолта, в то время как второй направил веб-ресурсу Gawker копию открытого письма с обоснованием законности данной инициативы. Впрочем, позиция Дила вполне предсказуема: в свое время он принимал непосредственное участие в разработке закона, позволяющего Министерству финансов чеканить платиновые монеты любого достоинства. В то же время объективности ради Дил готов признать несовершенство нормативного акта: "Да, последствия закона о платиновых монетах оказались непредвиденными, но сколько других законов имели непредвиденные последствия? Большинство, я думаю", – отмечает чиновник.

Между тем у платиновой монеты долгая история: летом 2011 г. консерваторы уже пытались воспользоваться этой законодательной нишей в обход монополии Федеральной резервной системы (ФРС) на долларовую эмиссию. Но игра шла не всерьез – пользуясь отчаянным желанием демократов провести законопроект о повышении потолка государственного долга во избежание дефолта, фрондеры рассчитывали попросту выторговать у президентской партии согласие на некоторые непопулярные меры в обмен на голоса. Пока парламентарии обсуждали допустимые масштабы сокращений расходов на социальные нужды, американские блогеры предложили оригинальное решение: использовать 31 раздел Свода законов США для выпуска монеты достоинством, к примеру, в триллион долларов, тем более что для этого достаточно всего лишь поручения Казначейства в адрес Монетного двора. Затем ведомству следует разместить монету в Федеральном резервном банке Нью-Йорка на своем счету, с которого оплачиваются все расходы министерства.  Туда же, кстати, поступают деньги после продажи гособлигаций. В итоге счет пополняется на триллион долларов, а демократы избавляются от необходимости идти на уступки, добиваясь от республиканцев соглашения на повышение потолка госдолга. И хотя спорить все равно придется, монета за пазухой сразу отодвигает угрозу дефолта, лишая оппонентов Обамы главного козыря – срочности. Но поскольку законодатели все-таки сумели договориться, необходимость в выпуске платиновой монеты отпала.

Тем временем Конгресс увеличил лимит заимствований ненамного, рассчитывая, что резерва хватит примерно до середины февраля – начала марта, прежде чем политические торги между демократами и республиканцами возобновятся с новой силой. Вот тут-то республиканцы не замедлили вспомнить о заветной монете, не на шутку встревожив оппонентов, которые на сей раз оказались не в пример уступчивее: так, 2 января конгрессмен от Демократической партии Джерролд Нэдлер заявил, что готов серьезно рассмотреть выпуск триллионной монеты в качестве компромиссного варианта, который поможет избежать конфронтации с республиканцами.

Таланты и противники

Но как бы ни увивались политики вокруг новой затеи, в замысле республиканцев кроется изрядный подвох, проистекающий из самой спекулятивной сути американской экономики: ведущие финансисты мира не могут не понимать, что триллион долларов, взявшийся из воздуха, немедленно приведет к скачку инфляции. Тем не менее, Филипп Дил пишет, что ФРС в любую минуту может вернуть монету в Казначейство, как только законодатели договорятся о повышении потолка госдолга. После этого монета будет уничтожена или отложена до худших времен, а сумму, стоящую за ней, попросту спишут. Но даже если произойдет в точности так, как предсказывает бывший глава Монетного двора, репутационные риски и подрыв доверия к доллару еще никто не отменял.

Неудивительно, что в Конгрессе сразу нашлись противники авантюры, причем по обе стороны фронта. К примеру, республиканец Грег Уолден пообещал направить на рассмотрение Конгресса законопроект, запрещающий Казначейству чеканить монеты любого достоинства. Однако с учетом того, что в Сенате большинство принадлежит демократам, весьма сомнительно, что документ будет утвержден.
 
А вот готов ли Белый дом к такому шагу – спорный вопрос. История показывает, что вряд ли президентская администрация повысит лимит госдолга в обход Конгресса, хотя Бараку Обаме не раз указывали на 14 поправку к Конституции США, которая гласит, что правомерность госдолга США не должна ставиться под сомнение.  Следовательно, Вашингтону в любом случае придется платить по долгам, несмотря на любые препятствия. В то же время 14 поправка позволяет президенту США издать распоряжение о выпуске гособлигации без одобрения Конгресса в обмен на повышение госдолга. В данном случае возникает путаница, которое из зол считать меньшим – отказ платить по долгам или игнорирование Конгресса.

Во всяком случае, в июне 2011 г., впервые оказавшись перед дилеммой такого рода, Барак Обама предпочел самоустраниться и махнуть рукой на почетное звание профессора конституционного права, перебросив ответственность за судьбоносное решение на Верховный суд. В ответ министр финансов Тимоти Гайтнер зачитал 14 поправку, делая акцент на том, что правомерность госдолга не должна ставиться под сомнение, что можно было истолковать как намек возможность финансирования расходов в обход Конгресса. Впрочем, Гайтнер вовремя спохватился: чуть позже на сайте Казначейства появилась пояснительная записка, гласившая, что господин министр никогда не утверждал, что 14 поправка позволяет президенту игнорировать Конгресс в вопросе повышения лимита заимствований, а Обама, известный своей предупредительностью, настаивать не стал. Скорей всего, глава Белого Дома не станет выискивать сомнительные лазейки в законодательных дебрях. Так, на днях Обама заявил, что не собирается идти ни на какие компромиссы с Республиканской партией, а от Конгресса ожидается лишь единогласное одобрение повышения потолка госдолга, тем более, что счета, предъявленные к оплате, в свое время утверждали те же парламентарии. Но деваться американскому президенту все равно некуда – рано или поздно партиям надоест бодаться, а время, как известно, стоит денег: нерешительность американских политиков немедленно отзывается падением биржевых котировок.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам Lenta.ru; «Однако»

Share.

Comments are closed.