«Веселые ребята»: дерзкая джаз-комедия

0

Удивительно живучей оказалась эта картина, которую полюбили и приняли несколько поколений зрителей многих стран. Но путь ее к экрану был нелегким и долгим.

«В спорах рождается истина»

В свое время, побывав в Америке и Мексике вместе с Эйзенштейном, режиссер Григорий Александров познакомился с американской киноиндустрией. В то время Голливуд, обрадовавшись приходу в кино звука, повально увлекся выпуском музыкальных картин, заполнивших впоследствии и экраны других стран мира. Советское кино тех лет тоже выпускало немало комедийных лент. Главным образом этим занимался русский режиссер Яков Протазанов, но вот музыкальных комедий не ставил никто. Да и откуда им было взяться, если джаз был объявлен «буржуазным изобретением», также как галстук и шляпа.

В этой атмосфере задуманная Александровым и его соавторами драматургами Николаем Эрдманом и Владимиром Массом джаз-комедия была неслыханной дерзостью. Для постановки такой музыкальной ленты требовались талантливые артисты-исполнители и музыканты, которых в ту пору молодая советская кинематография еще не знала.

С музыкальным коллективом вопрос был решен достаточно быстро. Для съемок был ангажирован джаз-оркестр Ленинградского мюзикла «Музыкальный магазин» во главе с Леонидом Утесовым. Он же должен был сыграть в «Веселых ребятах» роль пастуха и музыканта Кости Потехина. С актрисой было сложнее. Нужна была молодая красивая певица, умеющая к тому же танцевать и обладающая определенным комедийным дарованием. В отличие от американского кино, уже имевшего тому времени устойчивую систему звезд, в советском кино, кроме Игоря Ильинского, в ту пору таких артистов еще не было.

Так что первой советской кинозвездой стала артистка театра В. Немировича-Данченко Любовь Орлова. До «Веселых ребят» она снялась лишь в двух небольших эпизодах, не выявивших ее настоящего дарования. Александров впервые оценил артистку по-настоящему, увидев Орлову в роли «Периколы» в театре. Актриса не сразу решила сниматься в роли Анюты. Предыдущий ее опыт работы в кино был, скорее, со знаком минус. Но прочитанный сценарий, видимо, увлек актрису, и она лишь спросила Александрова:
– Я чувствую, что мы часто будем спорить. Это не помешает работе?
– В спорах рождается истина, – с улыбкой ответил режиссер.

Именно на этой картине у Александрова и Орловой вспыхнул роман. Но актриса достаточно серьезно отнеслась к работе над ролью в фильме. В одной из своих статей, опубликованных в 1934 году, она говорит: «Я старалась… играть так, чтобы зритель увидел в Анюте живого, понятного всем человека, а не напыщенную куклу, каких мы часто видим на экране. Оказалось что искренность и простота игры на экране различны с театральной игрой. Понять и оценить это различие мне помогли режиссер картины Александров и Чарли Чаплин теми отрывками картин, которые мне довелось увидеть».

Трудные съемки

Когда сценарий «Веселых ребят» был завершен и обсужден коллегами кинематографистами, ими был вынесен вердикт: «Вещь блистательна, талантлива, но социального хребта в ней нет». Однако Александров не сдавался. «Наши установки при работе над фильмом чрезвычайно кратки, – заявил он. – Тема фильма – бодрость, проблема – оптимизм, форма – музыкальная кинокомедия».

Это объяснение несколько успокоило собравшихся. На этом этапе сценарий удалось спасти. Но предстояло еще пройти сквозь сито Бюро цеховой ячейки художественно-постановочного объединения Потылихи (как тогда назывался «Мосфильм»). Три пункта заключения Бюро утверждали, что: во-первых, сценарий, «будучи высококачественным художественным произведением, в известной степени лишь подводит итоги достижений в искусстве буржуазного смеха». Во-вторых, «идея вещи служит только прикрытием для развернутого показа обычного европейско-американского ревю», а посему «считать неприемлемым сценарий джаз-комедии для пуска в производство Московской кинофабрикой».

Положение спас тогдашний руководитель кинематографического ведомства Борис Шумяцкий, который все же решился дать авторам шанс для реализации этой музыкальной ленты. Однако съемки фильма проходили в тревожно-напряженной атмосфере: 11 октября 1933 года оба сценариста были арестованы прямо на съемочной площадке в Гаграх. Поводом стал вечер, когда знаменитый актер Василий Качалов прочитал басни, написанные Николаем Эрдманом на приеме в Кремлевском дворце. Уже по ледяной реакции зала, Василий Иванович понял, что совершил глупость, но его лишь пожурили за политическую близорукость, а вот Эрдман расплатился по полной, его привезли сначала в Енисейск, а затем перевели в Томск.

Но съемки «Веселых ребят» продолжались. Особо трудной была работа с животными, к тому же Александрова упрекали в том, что он «украл» у Чаплина эпизод из фильма «Золотая лихорадка» 1925 г., где маленький бродяга танцует в салуне, опоясавшись веревкой, к которой привязана собака. Здесь вместо собаки Костя Потехин танцует с быком на привязи. К тому же финал этого эпизода значительно изменен, получившись даже смешнее, чем у Чаплина.

Натурные съемки «Веселых ребят» проходили летом в Гаграх. Режиссер делал все, чтобы Орлова чувствовала себя на площадке не дебютанткой, а настоящей звездой. В частности, первоначально эпизодов с участием другой советской звезды – Утесова в фильме было задумано больше, чем с Орловой, однако режиссер изменил сценарий в пользу актрисы.

Некоторые артисты говорят, что Орлова не хотела, чтобы рядом с ней снимались другие красивые женщины: «На съемках “Веселых ребят” она испортила настроение моей подружке Ане Дубашовой, – говорит один из актеров картины Никки Отто. – Помните, в самом начале фильма открываются ворота? Их должна была распахивать Аня. Она была очень симпатичной. Орлова устроила Александрову скандал. Не хотела, чтобы молодая и красивая снималась вместе с ней. У Ани роль отобрали. Неделю она рыдала дома. Я ничем помочь не мог. Была и еще одна артистка очень хорошенькая, должна была Райку играть. Ее полгода снимали, а потом заменили на другую, толстенькую».

Как бы то ни было, сразу после того, как картина была снята, Любовь Орлова и режиссер Григорий Александров поженились. И оставались вместе вплоть до смерти актрисы в 1975 году.

«Москва смеется!»

Первый просмотр «Джаз-комедии» проходил на подмосковной даче Алексея Максимовича Горького. Тогда-то, по одной из версий, картина и обрела свое привычное название. Говорят, среди зрителей был деревенский паренек, который восторженно воскликнул: «Веселые ребята!» и, сам того не ведая, решил проблему. Другая версия гласит, что определиться с названием ленты помог товарищ Сталин.

Реакция простых зрителей и официальных критиков на «Веселых ребят» была абсолютно полярной. Если первые пребывали в полнейшем экстазе, то вторые затеяли то, что сейчас иронично называют «холиваром» – священной войной. В «Литературной газете» была даже опубликована карикатура, на которой Чапаев, герой вышедшего в то же время одноименного фильма, выметает «Веселых ребят» метлой с экрана.

Комедию уже ждала пыльная полка. Но на помощь пришел сам Шумяцкий. 28 июля 1934 года он написал письмо Сталину, в котором попросил лично решить судьбу картины. Слово вождя, как ни странно, оказалось одобрительным. «Очень веселая картина, я как будто месяц в отпуске провел. Будет полезно показать ее всем рабочим и колхозникам. Это то, что надо», – заявил Сталин после просмотра. Более того, «Ребят» было решено отправить на фестиваль в Венецию. Помимо этой ленты здесь были показаны и другие картины: «Петербургская ночь» Г. Рошаля и документальный фильм «Челюскин». По завершении киновыставки советской кинематографии был присужден первый приз – «Золотой кубок выставки».

Однако итальянская фашистская печать была чрезвычайно раздражена. Претензии к картине выглядели до смешного нелепо: «Большевики не имеют право уверять мир в том, что они живут веселее всех», и требовали не допускать фильм «Веселые ребята» не только к премированию, но и к публичной демонстрации.

А в это время с успехом прошел показ «Веселых ребят» и в Америке. «Нью-Йорк таймс» писала в те дни: «Вы думаете, что Москва только борется, учится, трудится?» Вы ошибетесь… Москва смеется! И так заразительно, бодро и весело, что вы будете смеяться вместе с ней».

Чаплин, который подружился с Александровым и Эйзенштейном во время их пребывания в Америке, выразился еще более ярко: «Александров открыл для Америки новую Россию. До “Веселых ребят” американцы знали Россию Достоевского, теперь они увидели большие сдвиги в психологии людей. Люди бодро и весело смеются. Это – большая победа. Это агитирует больше, чем доказательство стрельбой и речами».

Голос Утесова

25 декабря 1934 года фильм, наконец, дошел до советского зрителя. Премьера прошла в первом московском звуковом кинотеатре «Ударник». С ленты было сделано 5737 копий, что по тем временам было неслыханным рекордом. Имен сценаристов зрители не узнали – в титрах они отсутствовали.
В середине 50-х фильм был отреставрирован, но там вместо голоса Леонида Утесова звучал уже голос Владимира Трошина. «Это был плевок в лицо не только лично Утесову, но и всему его оркестру, – вспоминает племянница певца Майя Молодецкая. – Без них не было бы фильма. Как рассказывал Владимир Константинович, Александров лично обратился к нему с предложением переписать фонограмму. Певец удивился, ведь Утесов был жив и здоров. Но Александров сказал ему, что тот отказался от участия и предложил его кандидатуру. Переозвучание проходило в обстановке полнейшей секретности».
Потом разразился громкий скандал. Александров просто вынужден был вернуть фильму голос Утесова. Которому, к слову, с «Ребятами» «везло» изначально. Слава народная пришла мгновенно – в день премьеры не только Любовь Орлова стала звездой, но и песни из фильма стали хитами. Вскоре последовало и признание высшего руководства. В 1935 году Григорий Александров был награжден орденом Красной Звезды. Военную награду председатель ЦИК СССР Михаил Калинин оправдал с юмором: «За храбрость и смелость в борьбе с трудностями кинокомедии». Любови Орловой присвоили звание заслуженной артистки республики. И только Леонид Утесов получил за фильм… фотоаппарат «Лейка».

Говорят, это Сталин не мог простить ему оглушительного успеха на концерте в Большом театре, состоявшемся еще до фильма, когда зал аплодировал Утесову стоя. Вождю это пришлось не по душе. Вот и отомстил. А мог ведь и расстрелять. Как это случилось в 1938 году с оператором всех комедий Александрова Владимиром Нильсеном и спасителем «Веселых ребят» Борисом Шумяцким. «Советский Голливуд» так и остался мечтой.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Независимая Молдова» , «Собеседник» , «Родная газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты