Виктор Балога: Предлагаю МВД объединить с МЧС

0

Глава МЧС и экс-руководитель Секретариата президента Ющенко рассказал, выдержат ли наши АЭС землетрясение и почему Ющенко в 2005-м должен был назначить премьера от Партии регионов.

– Землетрясения в Японии вновь поставили вопрос о безопасности АЭС. Все ли наши подобные объекты безопасны в случае землетрясений?

– Украинские электростанции соответствуют всем требованиям МАГАТЭ по безопасности. Это вывод экспертов агентства, специалистов ЕС и украинского «Энергоатома» по итогам неоднократных всесторонних проверок.

Попробую сложное объяснить просто. Есть такой специальный термин – «максимальное расчетное землетрясение», которое может произойти раз в 10 тыс. лет. В нем заложены сейсмические характеристики конкретной территории. Так вот, на Украине АЭС спроектированы и построены, исходя из того, что максимальное расчетное землетрясение – 6 баллов. А главные сооружения станций – реакторное и турбинное отделение, спецкорпус, резервная дизельная электростанция – способны выдержать 7 баллов колебаний почвы.

Тем не менее, события в Японии показывают, что лучше перестраховаться. Потому вскоре будет проведено дополнительное обследование сооружений АЭС на устойчивость к землетрясениям выше 6 баллов.

– В этом году будет отмечаться 25-летие аварии на ЧАЭС. В СМИ появлялась информация, что на достройку саркофага не хватает средств и на международной конференции в Киеве странам-донорам будет предложено профинансировать строительство…

– Конференция в Киеве соберет представительскую аудиторию, среди ее участников – мировые лидеры. После трагических событий в Японии форум станет первой площадкой для серьезного диалога, переосмысления многих важных вопросов, связанных как с наследием Чернобыля, так и с ядерной энергетикой в целом.

Одним из главных вопросов, естественно, будет превращение саркофага над разрушенным блоком ЧАЭС в экологически безопасный объект. В том числе, будет обсуждаться выделение средств на строительство до 2015 г. защитного конфайнмента как международного проекта.

– Об МЧС. Затронула ли его админреформа? Большие ли сокращения в министерстве? Повышают ли зарплаты оставшимся сотрудникам?

– Вступив в должность, я начал именно с модернизации министерства. Нужно было привести его, скажем так, к оптимальным величинам. Указ президента об админреформе точнее определил параметры. Центральный аппарат МЧС реально сократился на треть, сейчас в этом здании работает 308 чел. Естественно, хочется им поднять зарплату, но пока нет правового основания: каким может стать решение правительства о направлении сэкономленных средств на зарплаты.

Вообще же, нам необходима глобальная программа развития министерства на ближайшие 4 года. Чтобы каждый год мы четко знали, сколько МЧС нужно из бюджета и на что.

– Ходили слухи о возможности слияния МВД и МЧС. Эта тема еще актуальна?

– Почему слухи? Как министр я публично озвучил такую возможность, и считаю, что она вполне реализуема. Комбинировать можно по-разному. Более того, убежден, что в нынешнем правительстве можно объединить еще несколько министерств, сократив Кабмин на 2-3 министерства. Это, несомненно, повысит управляемость и динамичность правительства до тех требований, которые предъявляет президент. Именно от его решения зависит, какие трансформации могут быть в Кабмине.

– На Украине, особенно в Киеве, сейчас строится много домов выше 20 этажей. Пожарные говорят, что есть дефицит техники, с помощью которой можно добраться на последние этажи в случае пожара. Как решается эта проблема?

– Градостроительство за последние 10 лет в корне изменилось, возводят преимущественно высотки. Сейчас только в Киеве свыше 2 тыс. домов в 9 этажей и выше.

Технологии строительства пошли вперед, чего не скажешь о технологиях тушения пожаров: мы до сих пор используем старую и физически, и морально, технику. Нехватка современных средств острейшая.

Поэтому переоснащение является приоритетом МЧС, в том числе, и в контексте финала Евро-2012. Будем покупать пожарные телескопические лестницы для высотных зданий – в этом году планируем приобрести 4 ед. с высотой подъема до 55 м. Кроме того, осваиваем технологию тушения пожаров с использованием вертолетов, оборудованных спецтехникой.

– За последнее время появилась ли у министерства кардинально новая техника? Что именно?

– Уже приобрели 5 пожарных подъемников на 30 м и один – на 50, две автолестницы, способных достать до 53 м в высоту. В Киеве у нас уже есть автоподъемник на 90 м. Купили также 21 специальную аварийно-спасательную машину и 8 спецмашин для перевозки взрывоопасных предметов. Приобрели 22 аварийно-спасательных катера, из которых 2 – для разминирования. Обновили авиапарк: взяли 4 пожарных самолета Ан-32 и 2 вертолета «Еврокоптер». Кстати, использование нами самолетов может сослужить хорошую услугу украинским производителям: Израиль заинтересовался нашей техникой. Если сделка состоится, это будет выгодно обеим сторонам.

– В каких областях спасатели находят больше всего боеприпасов времен войны?

– Ежегодно пиротехники МЧС находят и уничтожают до 80 тыс. взрывоопасных предметов. Особенно много такого «эха войны» в Крыму и Севастополе, Донецкой, Киевской, Одесской и Черновицкой областях.

Но речь идет не только о боеприпасах прошедших войн. Перед нами стоит задача очистить свыше 30 бывших военных полигонов. Для этого два года назад разработана соответствующая госпрограмма. Наши специалисты уже «отработали» почти 3 тыс. га, теперь эти земли могут использоваться в мирных целях.

Отдельный вопрос – утилизация боеприпасов, доставшихся нам от Советского Союза. Тут нужна программа, принятая на государственном уровне, чтобы утилизировать эти боеприпасы за 10 лет. Пока ее нет. И в результате возникают локальные очаги – то Новобогдановка, то Лозовая.

Вообще же, на пороховой бочке находится вся страна, ведь речь идет о миллионах тонн! Нужен закон, который позволит этим заняться бизнесу, в том числе, иностранному. За рубежом такая практика есть. От этого выиграют все! Впрочем, утилизация боевых арсеналов – это вопрос не МЧС, а Минобороны. Мы занимаемся этим только тогда, когда уже возле уха снаряды свистят.

– Вы – один из основателей партии «Единый центр». Каковы успехи партии на местных выборах? Каковы планы развития партии и есть ли цель провести свою фракцию по партийным спискам в парламент-2012?

– Успех скромный, но он именно такой, какой был возможен в конкретных условиях прошедшей кампании. По нашим подсчетам, в совокупности реальный результат «ЕЦ» выше, чем официально зарегистрированный. Корректно говорить о 3% голосов в партийном зачете. Для молодой партии это весьма неплохо, хотя, не скрою, мы рассчитывали на большее. Есть у «ЕЦ» как у самостоятельной партии и виды на 2012 г. Что же это за политсила, если она не хочет иметь свою фракцию в Верховной Раде?! Мы будем бороться за голоса избирателей.

– Но какая у партии идеология?

– Она проста и понятна – это государственный прагматизм. Мы хотим, чтобы украинцам не нужно было получать визы ни в одном посольстве. Чтобы Украина стала не ассоциированным, а реальным членом ЕС. Чтобы стала частью системы коллективной безопасности, а лучшая из них – это НАТО. И не нужно здесь искать какую-то иную политику.

– Вы лично занимаетесь партией или сосредоточились на министерстве?

– Я – один из лидеров «ЕЦ», поэтому, естественно, занимаюсь. Может, в меньшей мере, чем раньше, но все равно постоянно.

– Вы сейчас в команде президента. Означает ли это, что и депутаты от «ЕЦ» входят в парламентское большинство или у них особая позиция?

– Депутаты из «ЕЦ» входят во фракцию блока «Наша Украина – Народная самооборона», и так будет до окончания срока полномочий этого состава парламента. Во всяком случае, мое назначение в правительство не накладывает на них никаких специальных обязательств. Голосовать или не голосовать – они решают сами.
Скептикам напомню, что задолго до вручения мне министерского портфеля «ЕЦ» открыто декларировал готовность содействовать президенту и его команде в проведении реформ. Голосуют «за» – значит, поддерживают конкретные инициативы.

– Кто, кроме вас, из прежней власти, по вашему мнению, мог бы усилить нынешнюю властную команду?

– У каждой власти всегда найдутся хорошие менеджеры. Думаю, что рано или поздно и правительство, и другие органы власти будут формироваться не по партийному признаку, а, исходя из критериев профессионализма. Если бы Виктор Ющенко после победы на президентских выборах сделал мужественный шаг и назначил премьером человека из команды Партии регионов, мы сегодня не имели бы тех политических, экономических и гуманитарных потрясений, с которыми столкнулись в последние годы, а были бы уже в Евросоюзе. Больше таких ошибок совершать нельзя. Если человек хочет работать на страну, а президент уверен, что он – хороший менеджер, то его нужно назначать на пост, несмотря на политсилу, в которой он был. Такие шаги говорят лишь об уверенности президента в себе.

– Говорят, у вас хорошие отношения с главой Администрации президента Сергеем Левочкиным. Какие именно взгляды и позиции вас сближают?

– Сергей Владимирович сейчас работает в том же государственном офисе, где три года довелось работать мне. Уже это обстоятельство указывает на то, что между нами должны быть хорошие отношения. Нас объединяет еще и желание провести быстрые и эффективные реформы. Он – опытный менеджер, и я думаю, что у нас будет много позиций, по которым мы найдем понимание и общее видение.

– Сравните СП времен вашего руководства и нынешнюю АП: у кого больше полномочий и больше возможности влиять на ситуацию в стране?

– Мои возможности на Банковой прямо зависели от того, насколько их хотел реализовать президент Виктор Ющенко. Не больше, но и не меньше. Естественно, что полномочия и сфера ответственности нынешнего руководителя АП определяются действующим главой государства.

– А насколько хотел реализовать ваши возможности Ющенко?

– Это риторический вопрос, поэтому отвечу так. Я был ярым сторонником изменения Конституции, чтобы в ней были четко прописаны полномочия президента и Кабмина. И чтобы два Виктора (Ющенко и Янукович. – Прим. Д. К.) четко понимали, что судьба страны до ближайших президентских выборов зависит от них двоих. Я этого очень хотел, и когда понял, что не чувствую поддержки президента в этом, решил уйти в отставку.

После вашего ухода из СП Тимошенко сказала, что изменила свое отношение к вам. Существуют ли какие-либо отношения с экс-премьером у вас сейчас?

– Г-жа Тимошенко изменяла свое отношение ко мне в зависимости от того, на какой должности я находился в конкретный момент. Я не осуждаю ее за такой избирательный подход, в конце концов, – это ее жизненный стиль. Сейчас отношения между нами как между двумя политиками. Во всяком случае, с моей стороны.

– А контактируете ли вы с Виктором Ющенко? Какие у вас с ним отношения?

– К Виктору Андреевичу у меня всегда было уважительное отношение как к личности и президенту. Рабочие моменты, какие-то трения – это другое, быстротекущее и потому не столь существенное. Ющенко – украинец, любит свою страну, хочет видеть ее независимой, сильной и процветающей. Мы с ним поддерживаем хорошие отношения. Надеюсь, и в будущем ничто не повлияет на наше общение.

– Хорошие отношения и в нерабочем общении? Проводите ли вы отдых вместе?

– Отдыхаю я только со своей семьей, в широком понимании этого слова. А в остальном… В феврале у Виктора Андреевича был день рождения, я приходил в его офис, поздравлял.

– Что подарили?

– Цветы. Я не люблю дарить подарки и не люблю, когда мне дарят.

– По вашему мнению, была ли у Ющенко возможность остаться президентом на второй срок?

– Не было ни одного процента возможности. Основной задачей, которую поставил перед собой президент Ющенко, было привить обществу европейские стандарты, в том числе, – права и свободы. Я считаю, что он этого достиг. Это его заслуга, что каждый гражданин Украины получил возможность говорить то, что он думает.

Но на переходном этапе от таких реформ страдает что-то другое, в данном случае – управляемость всех отраслей экономики. И в этой ситуации, когда он уже сделал общество открытым, шансов остаться президентом у него не было.

Дмитрий Коротков,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты