Выбросила иконку и погибла в аварии

0

Евгения не торопилась — ехала со скоростью 60 км в час. До дома оставалось буквально сто метров, когда в них на бешеной скорости врезалась машина, вылетевшая на «встречку»…

Девочка предчувствовала беду?

«Мы были в прекрасном настроении, готовились отмечать день рождения дочки, до которого оставалось два дня. А вечером отвезли мою подругу и вместе с дочкой возвращались домой, – вспоминает тот страшный день 30-летняя Евгения. – Сонечка, как всегда, сидела в автокресле. Обычно, едва усевшись в машину, она просила свое угощенье – кукурузные хлопья без сахара. Ела их, учила стихи со мной, комментировала, что происходит за окном: «Мама, церковь! Мама, дядя какой-то пошел!» Но когда мы ехали обратно домой, она была необычно молчалива, словно предчувствовала что-то. После столкновения я ненадолго потеряла сознание, а когда пришла в себя – вокруг нас суетились другие водители. Свой телефон я забыла дома и остановившиеся люди дали нам свой, чтобы я могла оповестить мужа».

Сергей уже был дома, когда раздался звонок, разделивший его жизнь на до и после.

«Я вернулся раньше, удивился, что Женя с Сонечкой еще не приехали. И тут мне позвонили», – с болью в голосе рассказывает мужчина.

На место происшествия Сергей приехал вскоре после сотрудников ГИБДД. И он увидел все подробности: изуродованные страшным ударом машины, искалеченную жену, зажатую в автомобиле, и крохотное тело дочки.

«У Жени была сломана ключица и обе ноги, сотрясение мозга, множество повреждений и ушибов. Наша Сонечка получила черепно-мозговую травму. Тот водитель ехал с огромной скоростью. Выжить при таком столкновении практически невозможно, не спасет ничего, – сдерживая слезы, говорит Сергей. – Жизнь Сонечки могла оборваться еще там, на трассе. Но рядом проезжала студентка мединститута. До приезда «скорой» она делала искусственное дыхание Сонечке, дважды заводила ей сердце, стараясь спасти».

День рождения провела в реанимации

Девочку успели довести до больницы. Пять дней за жизнь малютки боролись врачи. В реанимации Соня отметила свой день рождения. И через три дня после него умерла.

«Сонечка ушла от нас в восемь утра, – с трудом владея собой, произносит ее папа. – Мне позвонил главврач, попросил срочно приехать. Я уже знал, что моей дочки больше нет с нами. Он спросил: «Что будем делать с мамой?» Как это ни тяжело, Женя должна услышать правду от меня».

Узнав страшную новость, женщина держалась изо всех сил: врачи обещали отпустить ее на похороны, только если она будет «хорошо себя вести». Ей специально сделали операцию пораньше, чтобы мама смогла попрощаться с дочкой.

«Меня обкололи какими-то лекарствами и отпустили на время. Я была на кладбище в инвалидной коляске… До сих пор не верю, что моей Сонечки больше нет. Она здесь, со мной. Я приехала домой и жду, что она вот-вот войдет в комнату, – признается Женя. – Я выжила чудом. Врачи показывали меня коллегам: «Вот она выжила в той аварии, она была в той машине». Но если бы я знала, как подставить себя, но спасти своего ребенка – сделала бы это, не задумываясь. Если бы мне дали машину времени, я бы вообще из дома не вышла, чтобы уберечь Сонечку!»

Крестик с собой не взяла…

Сергей и Женя, потерявшие долгожданного и позднего ребенка, с трудом справляются со своим горем. Стараются всячески поддерживать друг друга и не расставаться надолго. Сережа временно не работает – его любимой постоянно нужна помощь. Жене нельзя вставать на костыли, по дому она передвигается только в инвалидном кресле. Но чтобы перебраться в него с кровати, ей нужна помощь мужа. На руках он относит ее в ванну, в машину, к врачу. Сами медики еще не знают, сколько операций предстоит пережить молодой женщине. Но Женя уверена, что с физической болью она справится. Сложнее бороться со своим горем.

Вспоминая последний вечер, проведенный с дочкой, родители часто думают, что многое словно бы предвещало беду.

«По дороге Сонечка внезапно потянулась, схватила иконку, лежащую у кресла, смяла ее и выбросила. Никогда такого не делала. И в этот раз она поехала без крестика. Сонечка очень любила свой нательный крестик, следила, чтобы он всегда висел ровно, правильно, я даже ночью просыпалась, чтобы его поправить. А потом засыпала с трудом. И я сняла его, повесила у нее над кроваткой. А мой крестик был на мне. В аварии он погнулся, но, может, именно он спас мне жизнь?» – спрашивает Женя.

Он не просил прощения за смерть

Виновника аварии родители не видели и не разговаривали с ним.

«Молодой человек не пытался поговорить с нами, не просил прощения, – говорит Сергей. – Мы хотим, чтобы этот человек понял, что он совершил. Наша жизнь, может, продолжится, но такой счастливой уже не будет никогда…»

Чем закончилась доследственная проверка по факту аварии? На этот вопрос ответил инспектор ГИБДД Михаил Маслов:

«В 20.40 на 8-м километре российской автодороги Владимир–Юрьев-Польский, водитель не учел скорость движения, дорожные и метеорологические условия и не справился с управлением автомобиля, зацепил обочину и выехал на полосу встречного движения, где совершил столкновение. В результате ДТП он получил закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга и был госпитализирован.

Ребенок 2011 года рождения, находившийся на переднем сиденье второго автомобиля в детском удерживающем устройстве, был доставлен в реанимацию с открытой черепно-мозговой травмой, ушибом головного мозга, переломом свода черепа. На шестые сутки ребенок скончался в больнице от полученных тяжелых травм. По факту происшествия возбуждено уголовное дело за  нарушение правил дорожного движения».

Полина Немчинова,
province.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты