Топ-100

Вырезал семью в порыве агрессии

0

Оксане – мягкой, слабохарактерной девушке, тогда едва исполнилось 19 лет. Проживала она с матерью и двумя младшими сестрами в правильной, благочестивой семье. С детства ходила в церковь, может, поэтому и устроилась техничкой в Крестовоздвиженский храм. Там работал один мужчина – нелюдимый, странный, с неприятными глазами. Однако он нашел ключик к молоденькой девушке, хотя и был на 13 лет старше.

Утешение для затворника

Они стали встречаться, потом обвенчались, при храме им выделили комнатку. Мать и сестры были против этого брака. Мама Оксаны вспоминает: «Баландин мне сразу не понравился. Всегда казался странным, даже подозрительным. Разговаривать с ним было невозможно – он уходил от ответа или нес какую-то чушь. Глаза у него были очень страшные, мы все его боялись. Был он нелюдим, озлоблен, часто разговаривал сам с собой. Он всегда был инициатором конфликтов, но дочь его прощала, во всем потакала». Потом у них появились дети – народилось четверо, старшая Алена 2006 года рождения, двое мальчиков-погодков и самая младшая Вероника. Позже Оксана с мужем переехали из храма в двухкомнатную квартиру матери и стали жить вместе с нею и сестрами. В храме Баландина попросили освободить место из-за неадекватного поведения: произошел нешуточный конфликт с одним из работников. Вообще, как он оказался в этом месте? Как доверили рукам судимого, употребляющего алкоголь и наркотики человека вырезать иконостас?

Баландин родом из Украины. С образованием восемь классов, без гроша в кармане и документов, переехал в Башкирию (Россия). Обосновался вначале в Благоварском районе, подрабатывал слесарем на птицефабрике, пока не попал в тюрьму за нанесение ножевых ранений в ходе драки на 4 года и 3 месяца. После освобождения подался в Крестовоздвиженский храм, где нашел крышу над головой и заработок. Друзей у него никогда не было, ни с кем близко не общался (ко всему прочему его характеризуют еще и как наглого и хитрого, а таких народ не любит). В простодушной молоденькой Оксане он увидел отдушину для себя. Она быстро к нему привязалась и не обращала внимания на его странный стеклянный взгляд и тот бред, который он обычно нес, а также на вспышки агрессии, когда тот находился в подпитии. Оксана, будучи верующей, считала, что аборты делать грех, поэтому родила один за другим четверых детей, хотя семья и нуждалась. Все дети были при ней, никому она их не доверяла. Поскольку у Баландина не было ни гражданства, ни документов, детей она записала на свою фамилию, дав только отчество супруга.

Мужик рассвирепел

Отношение отца к детям было прохладным, если не сказать больше: он мог крикнуть и ударить, если ребята расшалятся, но до серьезных конфликтов не доходило. Но вот однажды, забрав с собой старшую дочку Алену, Оксана отправилась платить по кредиту. Баландин остался дома и принялся пить, после чего лег спать. Проснулся он оттого, что мальчики расшумелись, а полугодовалая Вероника заплакала. Разбудили мужика, разве он стерпит?

Сыновья притихли и попрятались, и только несмышленая малышка продолжала хныкать. Вначале он попытался успокоить её, но тщетно. Тогда, разозлившись, принялся бить по крохотной головке. Досталось и матери. Когда Оксана вернулась, увидела на теле дочки кровоподтеки. Вот как она описывает это в своем заявлении в полицию: «Я увидела телесные повреждения на лице у Вероники. Стала спрашивать у мужа, что случилось. Он сказал, что девочка упала с коляски. Я не поверила и сказала, чтобы он не смел трогать детей. Потом взяла дочку и стала кормить ее грудью. В этот момент муж окончательно рассвирепел и начал демонстративно размахивать передо мной резаком, крича: «Я говорил, что тебя убью?» После чего он набросился на меня и порезал лицо и плечо. В это время я прикрывала свою дочку, чтобы он не попал резаком в нее. С лица и плеча хлынула кровь. Я старалась отвернуть голову, но тогда он, продолжая размахивать резаком, стал наносить мне раны в спину, живот, отовсюду текла кровь. Я плакала и кричала от боли. В этот момент в спальню забежала Алена и, увидев все происходящее, стала просить не трогать меня. Мальчики тоже кричали и плакали от испуга. Он выбежал из квартиры. Я позвонила своей родной сестре Зое и сказала, что истекаю кровью, она вызвала полицию и «скорую помощь». Меня срочно госпитализировали и прооперировали».
 
После Оксана лежала в реанимации. Как указано в заключении судебно-медицинской экспертизы, ребенку была нанесена острая черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга, также – ушиб, кровоизлияние в мягкие ткани лица. Девочку выхаживали в больнице. Баландина забрали в отдел полиции, где взяли объяснение и отпустили. Это было первым «звоночком». И последним. Пять месяцев спустя случится непоправимое. Прошел всего месяц после инцидента и Баландин опять вернулся в свою многострадальную семью. Из дома родителей Оксаны его выгнали, и он скитался по квартирам, где занимался ремонтом. Потом позвонил жене, извинился и пожаловался, как ему плохо одному, как он их всех любит и не представляет своей жизни без них. В общем, стандартный набор фраз. Но сердце женщины дрогнуло. А как же иначе? Он был первым и единственным, все кругом замечали, какой он плохой, а она в нем видела только хорошее. Баландин уговорил ее уйти от родных, сняли двухкомнатную квартиру в Калининском районе Уфы. Он постоянно настраивал жену против матери и сестер и запретил даже назвать адрес, где они теперь обитают.

«Витенька, кричи, кричи!»

В тот страшный день Баландин опять был пьян. Он возвращался из поселка Миньяр Челябинской области. Оксана купила там квартиру на материнский капитал, куда они в скором времени собирались переехать. Баландин распил в электричке с каким-то попутчиком бутылку водки. Этого хватило, чтобы опять рассвирепеть. Потом в своих показаниях он будет говорить, что вернулся домой немного выпивши, и жена встретила его криками и бранью, а еще мол, в руке она держала нож. Но есть свидетель – пятилетняя девочка Алена, которая так рассказывает о той жуткой ночи: «Папа был плохой, он пил спиртное, бил маму, братишек, сестренку и меня. Мы плакали, а мама нас всегда защищала. Когда папа пришел, была почти ночь. Мама сказала папе: «Ложись-ложись спать!» Папа спать не ложился, а ругал маму, сидел на кухне и точил ножи. Он говорил, что поедет к бабушке и тете и зарежет их. Мама толкнула папу, он удержался, потом взял нож и начал ударять ножиком маму. Я все видела и очень испугалась. Мама упала на пол и говорила: «Витенька! Кричи! Кричи!» Она говорила так, чтобы проснулись соседи. Папа сначала ударил ножом маму, потом Витю, Алешу, меня и Веронику. Витя плакал, потом перестал. Я испугалась и спряталась под столом, потом под кроваткой. Больше никто не кричал, мама лежала на полу, не двигалась, братишки с сестренкой тоже молчали. Папа пошел на кухню и открыл газ на плите, закрыл окошки на кухне, а потом и балкон. Потом выбросил все ножи в окошко. После того, как папа ушел, я вылезла и открыла окно на кухне и балкон. Я осталась дома, никуда не выходила. На кухне пила воду и кушала яблоки».

Два дня жила рядом с трупами

Девочка в силу своего возраста не понимала, что произошло нечто трагическое. Думала, что все родные полежат немного и «проснутся». Ей не пришло в голову позвать кого-то на помощь, она два дня жила рядом с неподвижными телами. Под конец, совсем ослабев, она прилегла возле мамы.

Между тем родные Оксаны начали волноваться: на телефонные звонки она не отвечала, а домашний адрес был неизвестен. Наконец, сестра Зоя выяснила, куда они переехали, и отправилась туда вместе со своим другом. Стали звонить, стучаться в дверь. Тишина. Никто из соседей толком ничего не знал. Лишь пожилая женщина, проживающая снизу, вспомнила, что ночью слышала детский плач и крики, которые потом резко прекратились. Другу сестры показалось это странным, он обошел вокруг дома и прямо под окнами квартиры обнаружил кухонный нож. Тогда он нашел участкового и рассказал об этом. Тут же был вызван специалист с инструментами, просверлили замочную скважину и открыли дверь. Зашли и поняли, что произошло убийство. Зое стало плохо. Тут же прибыла следственно-оперативная группа.

Вполне нормальный детоубийца

Из показаний Ильяса Максютова, в то время сотрудника Калининского межрайонного следственного отдела в Уфе: «Вечером около 21.00 из дежурной части отдела полиции № 2 поступило сообщение о том, что обнаружен труп женщины. Мы прибыли на место. Когда открыли входную дверь, в нос ударил резкий запах бытового газа, а также трупный смрад.

Мы прошли на кухню и увидели, что конфорки газовой плиты включены. Пластиковое окно на кухне было приоткрыто. На полу рядом с трупом женщины была обнаружена девочка, она лежала на спине и в ходе осмотра места происшествия начала подавать признаки жизни. У нее имелись ножевые ранения, ее немедленно госпитализировали». Позже было подписано обвинительное заключение и дело передано в суд. Психиатрическая экспертиза установила, что Баландин каким-либо хроническим психическим расстройством или слабоумием не страдает. Баландин осознавал опасность совершаемых им преступных деяний, отдавал отчет своим действиям и руководил ими. Зоя оформляет опекунство над Аленой. Девочке пришлось многое пережить. Очень хотелось бы, чтобы ее жизнь сложилась счастливо. В Верховном суде Баландин, возможно, дрожащим голосом скажет, что осознал, что раскаивается, но, к сожалению, уже ничего не вернешь, не исправишь. Интересно, являются к нему во сне его жена, дети? Дальнейший его жизненный путь известен: либо он, по своей неадекватности, напорется на нож собрата по особому режиму, либо обзаведется иконками и настроится замаливать грехи.

Трагедии могло не быть?

Детоубийца понесет справедливое наказание, одно плохо: трагедии могло не быть, если бы тогда, за пять месяцев до убийства полицейские не просто приняли бы чисто по-человечески близко к сердцу факт избиения полугодовалого ребенка, а проявили бы элементарную исполнительность. Комментирует старший следователь отдела по расследованию особо важных дел Рустем Шакиров: «Я указал на грубое нарушение закона сотрудниками полиции, когда в дежурную часть отдела полиции № 1 Управления МВД России по г. Уфа поступило сообщение о причинении ножевых ранений жене Оксане и телесных повреждений ее полугодовалой дочери, а позже – и заявление Оксаны о привлечении к уголовной ответственности Баландина. Должностные лица не приняли мер к задержанию Баландина и устранению с его стороны угрозы безопасности жизни и здоровья граждан, в результате чего тот совершил убийство четверых человек. В отношении руководителей и сотрудников, виновных в неисполнении служебных обязанностей был принят ряд жестких мер дисциплинарного воздействия. Приказом министра внутренних дел по Республике Башкортостан за грубое нарушение служебной дисциплины из органов внутренних дел уволены: начальник одного из райотдела полиции, его заместитель по оперативной работе, а также двое сотрудников следственного подразделения и уголовного розыска районного отдела полиции».

По материалам «Версия Башкортостана»

Share.

Comments are closed.