Юлия Зимина: «Ко мне намертво прирос образ Кармелиты»

0

У Юлии яркая внешность и боевой характер. Цыганки принимают ее за свою, а мужчины побаиваются знакомиться с красавицей-актрисой.

«Как можно молодежи жить в селе?»

Юлия Зимина родилась 4 июля 1981 года в городе Красный Кут Саратовской области. Ее мама всю жизнь проработала в школе учителем начальных классов, а отец – ветеринарный врач. Идти по родительским стопам Юлия не захотела – она всегда знала, что будет актрисой. Других вариантов для нее не существовало: с детства Зимина привыкла забираться на табуретку и давать представления. Родители тогда выписывали детский журнал «Трамвай», в котором были вкладыши – пластинки. На одной из них оказался мюзикл «Заяц-огородник». Все песни из этого мюзикла Юля выучила и пела их одна на разные голоса. За это Зимину до сих пор в Красном Куте так и зовут «зайцем-огородником».

Во втором классе родители отдали дочь в музыкальную школу, где она с успехом проучилась семь лет. Но однажды все изменилось. Старшая сестра Елена стала работать руководителем народного хора в местном Доме культуры. Вот туда и зачастила Юлия. «Меня влекли репетиции, концерты, сцена, аплодисменты.

Там все было по-настоящему, – вспоминает она. – Я стала убегать с уроков, хуже учиться. В 10-11 классах педагоги, встречая маму, спрашивали: “Зоя Григорьевна, где ваша дочь?” “Единственное место, где ее теперь можно найти – это Дом культуры”, – отвечала она».

Когда Юля окончила школу, ни у кого даже не возникло вопроса, куда она будет поступать: «Естественно, в театральный, только в какой? Выбор был сделан совершенно случайно. Однажды я услышала по радио, как декан Саратовского театрального института рассказывал о своем учебном заведении, о требованиях для поступающих. Я записала все, что мне было нужно, и через несколько дней поехала поступать. Одна. А там суматоха, все с мамами, которые бегают вокруг: “На, покушай, не волнуйся, выпей минералочки”. Ужас. В общем, я поступила».

Она не жалеет, что уехала из дома: «Наоборот, я обеими руками за то, чтобы молодые в большой город выбирались. Как можно молодежи жить в селе? Работы нет.

Делать нечего. Магазин, забегаловка с водкой. И все пьют. Молодые – спившиеся, с синяками под глазами. 10 лет одно пальто в заплатках носят. И говорят: “Ну что я могу сделать, куда уеду? Родился здесь, здесь и помру”. Я тут как-то приехала к бабушке, на Пасху, кажется. Сидим за столом. И приходит соседка лет под сорок. Без зубов совершенно, даже не знаю, как она говорит. Дело под вечер, а она, видимо, только с кровати встала, на голове перья от подушки. Зашла и без пауз затарахтела: “Ой, теть Шур! Твои, что ль, приехали? (Это бабушке). Ну здравствуй, Зоя (маме). Что-то ты поправилась. Юлька, ты, что ли? Что ж такая худая, не кормят тебя в твоей Москве? А мать отъелась на домашних харчах”. И ушла. Смешно и грустно. В основном такие и осуждают, и сплетничают. От нечего делать.

Человек, который делом занят, ерундой не будет заниматься».

«Я ехала подписывать контракт на Люциту»

После института Юлия решила перебраться в Москву, там ей предложили работу в «Классном театре» на Белорусской. И как-то в гримерке к Зиминой подошел актер, который был занят в разовых спектаклях, и попросил фотографию. Сказал, что запускается новый долгоиграющий проект, эдакая «мексиканщина». И у Юлии, по его словам, типаж – прямо в десяточку. Так Зимину пригласили на кинопробы в сериал «Кармелита».

На главную роль претендовало около двухсот актрис, но режиссер предпочел девушку из городка Красный Кут. Чем же она ему так приглянулась? «Я ехала подписывать контракт на Люциту. Мне была интересна эта роль, – рассказывает Зимина. – Я так думала: Кармелита – положительная, но ведь отрицательные роли всегда интереснее играть: больше динамики, характерности. Мне казалось, это в моем духе, я смогу. Через несколько дней после подписания контракта мне позвонили со студии и сказали, что хотели бы еще раз попробовать меня, но на роль Кармелиты. Это было приятное известие».

Первый съемочный день – 1 июня 2004 года – Юлия помнит отчетливо: «Я ехала, волновалась страшно. А все оказалось очень просто. Надо было на лошади кататься (сроду на них не сидела!), и я оказалась в седле. Меня в тот день лошадь пару раз понесла. Есть запись даже: она несется галопом, а я вцепилась в поводья, белая вся, но улыбаюсь». С коллегами-актерами у Юлии сложились прекрасные отношения, а Александр Суворов (Миро) на съемках первого сезона сериала даже спас ей жизнь. По сценарию при прыжке через костер у Кармелиты должна была загореться юбка. Но ткань не хотела полыхать, поэтому на подол решили капнуть бензином.

Одежда вспыхнула моментально. Юлия могла серьезно пострадать, но Суворов быстро потушил пламя своей кожаной жилеткой.

Родители и близкие родственники Зиминой премьеры сериала ждали с нетерпением. «Переживали ужасно! – говорит актриса. – Когда фильм начался, папа решил звук прибавить и случайно нажал не ту кнопку на пульте. Разволновался, стал переключать каналы и никак не мог найти нужный. Чуть серию не пропустили. Когда фильм закончился, я позвонила маме, спросила: “Ну, как?” Та, похоже, совсем растерялась: только плакала и повторяла в трубку: “Юля, Юля”».

«Обнажаться нужно только перед любимым человеком»

После «Кармелиты» Юлии стали наперебой предлагать «жертвенные» роли. «К счастью, мне удается играть очень разные характеры, – говорит актриса. – Например, у Ильи Хотиненко сыграла в двух картинах совершенно противоположных героинь. В обоих случаях, кстати говоря, изображала супругу Жени Стычкина. И если в “Контракте на любовь” я выступала в роли положительной жены, с блинчиками на кухне, то в картине “Дар-2012” на просьбу мужа приготовить обед заявляла: “Тебе нужны тапки и халат? Вали отсюда и ищи другую!” В кадре я все время на него орала: “Ты где, сволочь, был?! Ах ты, козел, импотент, я из-за тебя всю ночь глаз не сомкнула”. Едва съемка заканчивалась, мы с Женей начинали истошно смеяться. Особенно хохотали после такого эпизода: жена сидит на краю ванны и вопит: “Ах ты, козел!” Муж подходит и говорит: “Слушай, как же ты мне надоела” – и толкает ее в одежде в ванну. И она сидит в пене, воздух ртом ловит. Женя радостно топил меня дубля четыре. Ух и нахлебалась я пенной водички».

А вот постельные сцены для Юлии – табу. «Как-то был случай, – вспоминает Зимина. – В сериале “Студенты International” моя героиня Диана – девочка кавказской национальности. У мусульман закон – выходить замуж непорочными. Так вот, в сценарии было прописано, что Диана влюбилась в русского парня, и в студенческом общежитии проходит их первая ночь. Как меня ни уговаривали, я согласилась обнажить только плечо и шею. Не очень хотелось раздеваться на койке-сетке. То есть в кадре не было абсолютно ничего пошлого. И вдруг в Интернете читаю отзыв о моей роли поклонника-мусульманина: “Юля, как вам не стыдно?! Что вы скажете своим детям, когда они посмотрят этот фильм? Это так бесстыже! Я в вас разочаровался”».

Сейчас Зимина всегда оговаривает с режиссерами, что не будет сниматься обнаженной, всех откровенных сценах актрису заменяет дублерша. Но как-то Юлия должна была сниматься в фильме «Стриптиз-клуб», помешала занятость в других проектах. «А в той картине у меня была невинная роль журналистки, – говорит актриса. – Но тем не менее я взяла несколько уроков стриптиза. Вдруг в жизни пригодится? Может быть, сыграла бы стриптиз на камеру. Если бы сцена получилась грамотно, талантливо, как у Деми Мур в фильме “Стриптиз”. Хотя мне кажется, что вообще обнажаться нужно только перед любимым человеком».

«Кармелита – это Кармелита, а я – это я»

На съемках «Кармелиты» актриса познакомилась с Владимиром Череповским, который играл Степку. От этого романа актрису многие отговаривали, просили не усложнять себе жизнь, намекая на сложный характер избранника. Но она советов не слушала. Про непростые отношения Зиминой и Череповского ходили разные слухи: говорили и об увлечениях Владимира, и о многочисленных ссорах. Как бы там ни было, закончилось все весьма неудачно. О причинах расставания Юлия с грустью сказала так: «Весь Володин темперамент с разрушительной мощью Ниагарского водопада обрушился на меня. Никто и никогда меня так не оскорблял, как он».

Юлию не раз пресса выдавала замуж, сейчас Зимина старается не переживать из-за сплетников, но ей приходится также успокаивать и своих близких: «Когда мама прочла, что я вышла замуж, – позвонила и чуть не плакала в трубку: “Дочка, почему ты нас на свадьбу не пригласила? Мы же не чужие люди!” Я говорю: “Мама, все неправда, не выходила я замуж!” Потом писали, что я развелась. Якобы даже ребеночек остался, и я его своим родителям на воспитание отдала. Ладно бы только чужие ерунду болтали. Мама моей подружки – девочки, с которой мы 10 лет дружили в школе, дала обидное интервью одной саратовской газете: “Кто бы мог подумать, что Зимина артисткой станет? Вся какая-то бешеная, ей ли место в кино?”

Возможно, позавидовала. А в городке, где я выросла и сейчас мои родители живут, болтают, что я домой не приезжаю, зазвездилась. А я, наоборот, как два-три выходных выпадает, сразу домой. Но там не хожу в рестораны, в бархатном халате не дефилирую по двору. Сижу с родными и наслаждаюсь общением. Соседи меня не видят, вот им и кажется, что меня нет. Одно время шептались, что я неспроста главную роль в сериале получила, некоторые моим родителям в лицо говорили: “Ну да, прямо она у вас суперкрасавица и суперталант, что ее из двух тысяч девушек выбрали. А то в Москве своих нет? А то мы не знаем, как это бывает? Небось любовь закрутила с режиссером или продюсером, вот ей роль и досталась”. Хоть теперь на этот счет успокоились, когда я в нескольких картинах снялась у разных режиссеров».

Со школьными друзьями Юлия вообще не поддерживает отношений: «Одна подружка была, Оксанка. Она и осталась. Мальчишки меня в школе вообще обижали.

Давали разные обидные клички. Называли Молекулой. Или “мелкая, малая, мини”. Потому что я была маленького роста. Все время стояла на физкультуре последней.

Дралась я с мальчишками. Какая-то вредность была в их поведении. Бывают просто люди вредные. Вот идет он мимо. Взял и стукнул тебя по голове. И дальше пошел. А ты стоишь и думаешь: “За что?” Вроде бы я была веселая девочка. Пела все время на концертах. Ни один праздник без меня не обходился. Радовала всех по большому счету. А меня обижали. Такое отношение людей я не понимаю, оно для меня неприемлемо».

Сейчас у Юлии много друзей, и она обожает их разыгрывать: «Как-то на первое апреля разыграла приятелей-музыкантов. Позвонила в общежитие, где они живут, и попросила вахтера: “Передайте группе “После одиннадцати”, что у них сегодня концерт. Там-то и там-то”. Адрес назвала у черта на куличках. И прибавила: “Чтобы в семь часов были как штык”. Правда, около шести меня начала мучить совесть. Я позвонила ребятам. Спросила, как дела. Они сказали, что собираются в клуб на выступление, уже даже инструменты зачехлили. Мне стало так неудобно, так их жалко. Призналась, что это я их разыграла. Еще одного артиста разыграла.

Представилась ассистентом режиссера и важным басом сказала: “Нам нужен брутальный артист, как вы, на главную роль”. Артисты в жизни нормальные, веселые люди.

Но когда разговаривают с ассистентами режиссеров, сразу такую официальность включают, такую деловитость. “Да-да. Я брутальный. Я такой. Куда приезжать?” – спросил актер».

Саму Юлию нелегко разыграть, она не такая доверчивая, как некоторые её героини. «Практически с первого взгляда могу в принципе определить, хороший человек или подловатый, – говорит Зимина. – Но вот в более простых ситуациях не всегда понимаю, что к чему. Мне друзья говорят: “Знаешь, а ведь вот у той пары роман.

Давно уже. Ты что, не знала? Все знают”. А я как с луны свалилась – не знаю. Меня периодически обсчитывают в магазинах. Я накупила продуктов на пятьсот рублей, а мне выбивают чек на пятьсот пятьдесят. Или на шестьсот. Я достаю деньги. И только дома начинаю понимать: что-то слишком большая сумма получилась».

Юлия признается, что солгала бы, если б сказала, что для нее не важны материальные ценности. «Да, я снимаюсь иногда в кино из-за денег. Но даже в такой работе найду свои плюсы и получу удовольствие. Потом получу гонорар – и еще раз порадуюсь. Пойду в магазин, накуплю подарков родственникам и друзьям. Другое дело, что никогда не стала бы ни с кем общаться из-за денег. Или жить с мужчиной потому, что он богат. Кстати, были времена, когда у меня в кармане последние копейки звенели. При этом чувствовала себя совершенно счастливым человеком».

Зимина уже давно мечтала попробовать что-то новое в жизни, а потому тут же согласилась, когда Первый канал предложил ей стать ведущей программы «Доброе утро». «Юлия пока не имеет никакого телевизионного опыта, – рассказали на Первом, – но перед камерами, естественно, держится более чем уверенно – смотреть на нее одно удовольствие». Сама актриса с оптимизмом смотрит на открывающиеся перспективы: «Мне не нравится, что ко мне намертво прирос образ Кармелиты, – говорит Юлия. – Кармелита – это Кармелита, а я – это я».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Собеседник» , G-Media , «Яикъ» , «Твой день»

Поделиться.

Комментарии закрыты