Звезду «6 кадров» уважали авторитеты

0

В скором времени Сергея Дорогова можно будет увидеть в роли стражника в музыкальной сказке Олега Штрома «Тайна принцесс».

Дорогов, прежде всего, известен по комедийному ситкому «6 кадров». Эта передача выходит уже девятый год, и неудивительно, что ее популярность актер ощущает на себе. «Недавно мы вернулись с женой из Италии, и могу сказать, что ощутил эту популярность даже в Вероне и Флоренции! Некоторые русские туристы, узнав меня, просили сфотографироваться с ними или дать автограф…» – признался Дорогов, пишет zbulvar.ru.

В «Шести кадрах» участники деликатно обходят темы вероисповедания и избегают так называемого «сортирного юмора». О последнем Дорогов говорит: «Моё стойкое убеждение: как бы красиво ни снять такую сценку, запах всё равно передаётся через экран. Даже в 1990-е, когда очень нужны были деньги, всегда отказывался сниматься в рекламе чего-то, связанного с физиологией, вроде освежителя запаха изо рта: отмыться от такого образа очень сложно. Кстати, если говорить о «6 кадрах», то мы все уже давно и прочно ассоциируемся с созданными нами образами. Благодаря этой программе к нам пришла популярность, но при этом многие из нас потеряли какие-то роли. Помню, что режиссёру Олегу Штрому пришлось побороться за то, чтобы утвердить меня на одну из ролей в «Возвращении Турецкого». Он же потом не побоялся дать мне роль полкового комиссара, сгинувшего в 1937 году в подвалах Лубянки под пытками…»

С некоторыми участниками «6 кадров» Дорогов был знаком еще до съемок программы. «У нас похожая судьба: некая известность пришла в зрелом возрасте, поэтому глупостями вроде звёздной болезни все переболели ещё в юности, – говорит он. – Галя Данилова и Федя Добронравов работали в «Сатириконе». С Сашей Жигалкиным, нашим бессменным режиссёром, я познакомился, когда играл в театральной труппе ДК ЗИЛа. Он же представил меня Эдику Радзюкевичу. А вот Андрея Кайкова и Иру Медведеву я впервые увидел на кастинге».

Дебютировал Дорогов в начале 90-х в «Сатириконе» Константина Райкина. «Мои первые воспоминания о Марьиной роще — это стены театра: гримёрка — сцена, сцена — гримёрка, – рассказывает актер. – Именно поэтому сам район я помню смутно. Мы буквально жили одной театральной семьёй и играли по 30 спектаклей в месяц: днём — «Маугли», вечером — «Багдадский вор», а между ними репетируешь новый спектакль. Театр уже тогда был популярным, и даже местные хулиганы знали нас в лицо».

Местные криминальные авторитеты опекали Дорогова за доброе отношение к ним, пишет km.ru. «Они парковали около театра чужие машины, – вспоминает он. – У них это было нечто вроде бизнеса. Иногда зимой мы пускали ребят погреться в театр, чтобы они не мёрзли, пока охраняли эти машины. Так и знакомились. Бывало, идёшь поздно вечером мимо какой-нибудь палатки, где неблагополучные ребята трутся. Здороваешься. Я понимаю, что видел этого человека около театра, он — что видел меня на сцене. А приятели его видят, как мы здороваемся, и за своего принимают. Вот так и получилось, что хотя криминала в районе хватало, но мы ходили по Марьиной роще абсолютно спокойно даже по ночам».

Поделиться.

Комментарии закрыты