Франко Дзеффирелли: «Без терпения не выйдет ничего»

0

«Я не итальянец, а флорентиец, – заявляет Франко Дзеффирелли. – Флоренция веками стояла над нациями и была артистическим центром мира. Вот почему, то, что я делаю на экране и сцене, носит международный характер и принадлежит всему миру».

«Мэри утверждала, что любовь – это ключ к жизни»

2 февраля 1923 года флорентийка Аделаида Гаросси, не состоявшая в браке, родила мальчика, которому дала имя Джанфранко. Отец ребенка, торговец текстилем Отторино Корси, не собирался отказываться от сына, хотя, будучи женатым, не мог признать его официально. При официальной регистрации Аделаида выбрала для Джанфранко фамилию Дзеффиретти (ветерок, «зефирчик») – по имени персонажа любимой ею оперы Моцарта «Идоменей», однако чиновник сделал в записи ошибку, исправлять которую не стали. Когда мальчику исполнилось шесть лет, Аделаида умерла. Ребенок был передан на попечение ее сестры, а затем, по желанию отца, имевшего обширные торговые связи с Англией, воспитанием Франко занималась дама-англичанка, проживавшая во Флоренции.

«У отца была другая семья, и он не мог взять меня к себе, – говорит Дзеффирелли. – Я жил со своей тётей, которая любила меня, как родная мать. Отец принимал участие в моём воспитании, у него была навязчивая идея: он хотел, чтобы я изучал английский, поскольку он торговал текстилем во Флоренции – импортировал шёлк и шерсть со всего мира, особенно из Англии, из Манчестера. И у него была помощница, мисс Мэри О’Нил, удивительная женщина. Она работала с моим отцом. Так вот, однажды он сказал ей по секрету, (поскольку не афишировал, что я был его сыном): “Этот мальчик – замечательный ребёнок, и я хочу воспитать из него безупречного английского джентльмена”».

Она жила в крохотной тёмной комнатке, заполненной старой мебелью и всякого рода памятными вещицами. На комоде стояла статуэтка Уильяма Шекспира и портрет Элен Терри в роли леди Макбет. «Мэри давала мне читать великих классиков, разумеется, учитывая мой возраст, и в первую очередь “Ромео и Джульетту”, – вспоминает Франко. – Она особенно настаивала на “Ромео и Джульетте”, поскольку, как она говорила, а эти замечательные слова я запомнил на всю жизнь: “Я хочу, чтобы ты как можно раньше узнал, что такое любовь, потому что любовь приходит в твою жизнь вместе с рождением, когда ты впервые видишь свет, который Господь дарует нам. Этот свет и есть любовь”. Она утверждала, что любовь – это ключ к жизни. Так вот, мы с ней разыгрывали сцены из “Ромео и Джульетты”. Она залезала на стул, изображая Джульетту на балконе, а я стоял на полу, на коленях, и отвечал ей за Ромео». Именно в это время мальчик в совершенстве освоил английский язык. Впечатления детства Дзеффирелли впоследствии передал в своей картине «Чай с Муссолини».

«Пусть королева лично позвонит мне»

Позднее Франко учился в Академии изящных искусств, а в 1941 году, при поддержке отца, стал изучать живопись и архитектуру во Флорентийском университете. Но уже через два года он оставил учебу и присоединился к движению Сопротивления. Когда в Италию вошли английские войска, Дзеффирелли стал переводчиком Шотландского кавалерийского полка.

К учебе Франко вернулся после окончания военных действий. Но вскоре молодой человек понял, что театр его интересует гораздо больше, чем живопись, и наряду с занятиями начал заниматься оформлением сцены в городском театре. В 1946 году Дзеффирелли решил перебраться в Рим, где стал работать художником в Театре делла Пергола. Там произошла его судьбоносная встреча с Лукино Висконти. «Я очень многим обязан ему, — говорит Дзеффирелли, — это мой учитель, под его руководством я делал первые шаги. О нём много сказано, как о великом художнике, но это и великий педагог. Все крупные современные итальянские режиссёры так или иначе обязаны Висконти. Его учениками были Франческо Рози, Джузеппе Де Сантис, Микеланджело Антониони».

Режиссер стал для Дзеффирелли наставником, проводником по жизни, близким другом и любовником (гомосексуальные наклонности Франко проявились еще в школьные годы, хотя открыто в этом он признался уже в пожилом возрасте). Дзеффирелли снимался в картине Висконти «Преступление и наказание», был его ассистентом в фильмах «Самая красивая», «Чувство», «Земля дрожит», а также занимался оформлением его театральных постановок.

После премьеры «Трех сестер» Дзеффирелли получил приглашение от знаменитой «Ла Скала» стать художником-оформителем оперы «Золушка». Молодой художник согласился, но настоял, что будет заниматься также и режиссурой. Новая постановка оперы Россини произвела настоящий фурор, и о Дзеффирелли заговорили как об очень талантливом молодом режиссере. Его стали приглашать в оперные театры других стран. За постановкой в Париже «Нормы» и «Тоски» последовали «Лючия ди Ламмермур», «Паяцы» и «Сельская честь» в Ковент-Гардене. За этим последовало невероятное – итальянца-режиссера пригласили для постановки Шекспира в лондонских театрах, а в 1960 году он поставил «Ромео и Джульетту» на сцене Олд Вик.

«Я работал над постановкой в «Ла Скала», когда мне позвонили из Англии: “Это мистер Дзеффирелли? С вами говорит генеральный директор театра «Олд Вик». Нам бы очень хотелось обсудить с вами возможность вашей работы в качестве режиссёра над новой постановкой Шекспира. Не могли бы вы приехать в Лондон?” Я решил, что это шутка, и ответил тоже шуткой: “Да, конечно, но при одном условии: пусть королева Елизавета лично позвонит мне, тогда, возможно, я соглашусь”. И повесил трубку. А через два-три дня я получаю официальное приглашение. Но я никогда не ставил спектакли на английском языке. Мне пришлось рыться в памяти, чтобы восстановить то, чему меня когда-то учила Мэри О’Нил». Премьера спектакля «Ромео и Джульетта» в театре «Олд Вик» состоялась 14 октября 1960 года.

Несчастных влюблённых играли Джон Страйд и Джуди Денч. «Самое главное, что я вынес из этой работы – я понял, в чём величие Шекспира. Вы можете спросить японского крестьянина: кто является величайшим драматургом в истории человечества? Шекспир! Причём, он не читал Шекспира в подлиннике. Он мог читать его или слышать о нём в переводе. То есть, в Шекспире есть что-то универсальное, существующее за пределами красоты поэзии, что делает его гением театра. Поэтому я отчаянно цеплялся за то, что “Ромео и Джульетта” – итальянская история. Для меня было безумно важно, что герои пьесы – итальянцы», – говорил Франко.

«Вот моя Джульетта!»

Не прекращая работы над оперными постановками, Дзеффирелли решил попробовать свои силы в кинематографе. Его первой работой стала экранизация оперы «Богема» в 1965 году, премьера которой состоялась одновременно в 400 крупнейших кинотеатрах. После этого режиссер обратился к любимому с детства Шекспиру.

В 1967 году вышел его фильм «Укрощение строптивой». Яркая комедия с Элизабет Тейлор и Ричардом Бертоном имела огромный успех и была номинирована на самые престижные кинопремии. Контрастом к ней стала лента «Ромео и Джульетта». Дзеффирелли решил пригласить на главные роли совсем молодых британских дебютантов – 15-летнюю Оливию Хасси и 17-летнего Леонарда Уайтинга, отобранных среди сотен юношей и девушек по всему миру.

Для Франко важно было найти подходящие образы, увидев которые, зрители бы поверили в то, что перед ними разворачивается история первой любви. Он полагал, что в случае необходимости сможет обучить молодых людей актерскому мастерству самостоятельно. Оливия Хасси в одном из интервью вспоминала, что, как только она пришла на прослушивание, режиссер воскликнул: «Вот моя Джульетта! А теперь посмотрим, умеет ли она играть».

Создатели фильма пытались максимально близко следовать сюжету пьесы и историческому контексту описанной эпохи. Костюмы персонажей соответствовали стилю позднего Возрождения, а в создании декораций были задействованы специалисты по ренессансной архитектуре. Вместе с тем последовательное воссоздание мира шекспировских героев сочеталось с решениями, которые вызвали широкие дискуссии в сообществе критиков. Дзеффирелли отказался от устоявшегося образа светловолосой и голубоглазой Джульетты, представив ее темноволосой девушкой. Наибольшую полемику, однако, вызвала сцена, где Ромео и Джульетта после брачной ночи просыпаются обнаженными. Сам режиссер указывал на то, что данный эпизод вполне «целомудренный», так как и друг перед другом, и перед зрителем герои предстают в максимально уязвимом виде. После выхода фильма в прокат основное внимание прессы во время интервью было приковано к обстоятельствам съемки фрагмента, что вызывало смущение молодых актеров.

Кинокритики высоко оценили фильм, отметив его различными наградами – в том числе статуэтками «Оскар»за лучшие костюмы и лучшую операторскую работу. Двух других номинаций лента удостоилась в категориях «Лучшая работа режиссера» и «Лучший фильм», а написанная композитором Нино Рота музыкальная тема What is a Youth приобрела всеобщую славу в исполнении различных музыкантов.

«Когда слышу музыку, подчиняюсь ей инстинктивно»

После Шекспира Дзеффирелли обратился к христианской тематике. В 1972 году он снял фильм о Франциске Ассизском «Брат Солнце, сестра Луна», а в 1977-м – четырехсерийную картину «Иисус из Назарета», заказчиком которой являлся Ватикан. Обращение к современной тематике («Чемпион» и «Бесконечная любовь») были встречены достаточно критически, хотя последний фильм стал удачным стартом актерской карьеры Тома Круза и Брук Шилдс. Далее для Дзеффирелли наступил период фильмов-опер. «Паяцы», «Сельская честь», «Травиата», «Отелло» – все эти фильмы, созданные в 1982-1988 годах, представляют собой уникальные записи лучшего, что было создано Дзеффирелли на оперной сцене. В продолжение оперного цикла Франко снял картину «Молодой Тосканини» (1988) с Элизабет Тейлор в главной роли, которую, однако, относят к провалам великого режиссера. После этого он удивил всех неожиданным поворотом своей творческой мысли, сняв Мэла Гибсона в заглавной роли «Гамлета».

Интерес к романам XIX века проявился в таких фильмах Франко Дзеффирелли, как «Воробей» (1993), а также «Джейн Эйр» (1996), признанной лучшей экранизацией этого романа. После наполовину биографического фильма «Чай с Муссолини» режиссер вернулся к мысли об увековечивании памяти Марии Каллас. В 2002 году был снят фильм «Каллас навсегда», основанный не на реальной биографии великой певицы, а на вымышленном эпизоде утраты ею голоса. После многочисленных проб на главную роль была приглашена Фанни Ардан. Эта работа стала последним большим проектом в фильмографии знаменитого режиссера, который стал уделять свое основное внимание опере.

Франко благополучно выжил в неоднократных свиданиях со смертью: наиболее известным случаем является автокатастрофа в 1969 году, когда за рулем была Джина Лоллобриджида. Эта авария оставила его с изуродованным лицом (впоследствии восстановленным усилиями пластических хирургов) и заново воскрешённой в нем верой в Бога. Он дважды избирался в итальянский парламент: «Создавая произведение искусства, художник не имеет права ориентироваться на какие-либо политические взгляды. Но в 1994 году рухнула вся демократическая система в Италии. Коммунистам удалось победить, уничтожив все демократические партии, которые присутствовали в парламенте. В тот момент Сильвио Берлускони собрал своих друзей и задался вопросом: “Неужели мы позволим Италии упасть в коммунистическую пропасть?” И тогда мы все пошли на выборы. Я победил с огромным преимуществом, набрав 66 процентов голосов. Нам удалось защитить Италию от чумы. Теперь все это, к счастью, уже в прошлом».

В 2006 году Франко издал свою «Автобиографию», где откровенно рассказал о многих эпизодах своей жизни, отношениях с известными людьми и работе над своими знаменитыми постановками. «Суть моего метода работы одна – это любовь. Когда слышу музыку, я подчиняюсь ей инстинктивно. Музыка – это чудо, это вечность. Опера – прекраснейшее из искусств. А примадонн, которые должны извлекать из своей плоти порой запредельные ноты, я думаю, надо пожалеть. В момент творчества человек хочет добиться наилучшего результата, и от невероятного стресса он может кричать и скандалить. А через пару минут, когда все сценические испытания позади, в нем просыпается ангельский характер. Я люблю певцов. Я восхищаюсь ими. А главной чертой своего характера считаю терпение. Без ничего не выйдет даже у самого талантливого художника».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Peoples.ru, Teatral-online.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты