Эдвард Цвик: «Кино нужны сильные женские образы»

0

В интервью, состоявшемся после премьеры картины «Джек Ричер 2: Никогда не возвращайся», Эдвард Цвик поделился впечатлениями о новом опыте, объяснил, почему Том Круз — лучшая экшен-звезда, а также заметил, что его персонажам необходимы сильные женщины-союзницы.

 

– Остросюжетные боевики часто превращаются во франшизы. При работе над «Джеком Ричером 2» вы бросали себе какие-либо вызовы, отталкивались от предыдущего проекта?

 

– В первую очередь сиквелы должны быть оправданы кассовыми сборами. Да, есть великие серии фильмов, например, «Миссия невыполнима». Подобные проекты представляют собой пазлы, где каждый элемент сам по себе уникален и выполнен с особым мастерством. Полагаю, оригинальность — одна из главных причин, по которым такие франшизы цепляют зрителя. Во второй части «Джека Ричера» я хотел добавить драматизма и при этом представить историю взаимоотношений мужчины и женщины с более или менее традиционной концовкой.

 

– Между съемками у вас и в блокбастере «Миссия невыполнима: Племя изгоев» Том Круз заявил о себе как о выдающейся звезде экшена. Почему он так удачно вписывается в этот жанр?

 

– Он до сих пор остается хорошим актером. Его способность выделиться как в роли Итана Ханта, так и в образе Джека Ричера — настоящее достижение. Эти персонажи видятся мне совершенно разными. Кроме того, Том очень проницателен и многих опережает в понимании схемы развития современной киноиндустрии. Те картины, которые ассоциируются у публики с ним, «Джерри Магуайер», «Магнолия» и «Человек дождя», — настоящие серьезные драмы. Но на данный момент студии производят все меньше подобных лент. Думаю, сейчас Том верит в поп-культуру, хочет занять в ней свою нишу и обрести собственную аудиторию. Поэтому акцент на экшен-фильмы кажется результатом его профессионального выбора. Лично мне он такого не говорил — это просто мои домыслы. В то же время даже в проекте типа «Джека Ричера» Том ухватывает то, что ценил в своих прежних работах. Для него один жанр не отменяет другой.

 

– Как изменились ваши рабочие отношения с Томом после съемок «Последнего самурая»?

 

– Мы часто подумывали о возобновлении сотрудничества, потому что «Самурай» оказался действительно ценным опытом для нас обоих. Тогда все прошло на редкость хорошо. Наконец что-то появилось, и Том позвонил мне с предложением. Когда ты с кем-то на короткой ноге, без доверия не обойтись. При обсуждении будущего проекта я понял, что Том ждет от меня решительных действий. Перед запуском съемок, намечая для себя ориентиры, мы с ним обсудили разные фильмы, например, «Бумажную луну». Нужно было оттолкнуться от снятого ранее, но в другом жанре.

 

– Продолжение «Джека Ричера» представляет нам несколько сильных женских образов. Насколько они важны для вас?

 

– Очень. На съемках «Мужества в бою» с Мег Райан в главной роли я повстречал множество женщин-военных. Они оказались удивительно интересными личностями, кем-то особенным в своем роде. Образ Сьюзен в книге Ли Чайлда также очень впечатляет. Она серьезная, уверенная в себе альфа-женщина, привыкшая отдавать приказы. Идея использовать такой образ оказалась очень заманчивой. Конечно, я сознательно решил воссоздать столь сильный женский характер именно сейчас, когда все мы буквально поглощены вопросами о роли мужчин и женщин в современном обществе.

 

– Почему вы выбрали Коби Смолдерс на роль майора Сьюзен Тернер?

 

– Мне очень нравились ее комедийные роли, но кастинг проходил в традиционной форме. Я находился в поиске той актрисы, которая сможет ежеминутно делать роль объемнее, и у Коби это получилось. Я знал, что она в хорошей физической форме, но предупредил, что в любом случае ей предстоят серьезные интенсивные тренировки. Она проявила бесстрашие перед этим. Коби очень открытая, невозмутимая и добрая девушка. Я словно предчувствовал, что работа с ней окажется замечательным опытом.

 

– Ваш режиссерский послужной список известен в первую очередь представителями двух несоизмеримых жанров — комедийными драмами и историческим эпосом. Это усложняет сведение всех ваших проектов в одну определенную группу. Что для вас самого означает категория «фильмы Эда Цвика»?

 

– Думаю, буду претенциозно звучать, рассуждая о самом себе и своем творчестве. Если можно сделать на это скидку, то помогите мне. Изначально меня интересует взаимосвязь между героями истории, будь это артхаусная драма или высокобюджетная лента. В каждом сюжете я стремлюсь найти точку возгорания. Также мне важно, чтобы персонаж не выпадал из рамок жанра, был в его контексте и в крепкой связке с другими героями.

 

– Вы также спродюсировали множество успешных фильмов. Что такого есть в этой должности, чего не хватает в режиссуре?

 

– Не нужно рано вставать. А если серьезно, то продюсирование для меня всегда было хорошей возможностью сотрудничества с прекрасными людьми. В качестве продюсера я поработал со Стивеном Содербергом, Джоном Мэдденом и Джесси Нельсоном. В то же время на это не уходит столько сил, сколько на самостоятельное создание фильма.

 

– Что бы вы хотели снимать дальше?

 

– Что-нибудь, основанное на гениальном сценарии. (Смеется.)

 

– Какой темп работы вы предпочитаете в режиссуре?

 

– Тут, конечно, не все так просто. Я снял около 15 картин за последние 30 лет. Получается, мой темп — по фильму каждые два года. Я бы хотел иметь возможность вить себе гнездо, тщательно готовясь к съемкам. Режиссеры, подобные Содербергу или Ридли Скотту, располагают целыми инфраструктурами, направленными на поиск и подготовку материала для них. Но созданию подобных компаний я никогда не уделял времени. Я предпочитаю заниматься одновременно режиссурой и продюсированием. Так что сейчас, выпустив «Джека Ричера 2», я сижу, почесывая свой зад, и задаю себе вопрос: «Чем заняться дальше?»

Кейт Эрбланд, IndieWire
Перевод Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты