Александр Головин: «За каждую сигарету отжимался 50 раз»

0

Звезда «Сволочей» и «Кадетства» рассказал о том, как папа-полковник говорил ему не продаваться, а потом смеялся над его ролями, о своем цветочном прозвище, модельном прошлом и тяге к блондинкам.

— Саша, работаешь ты очень много. Время для общения нашел с трудом. А отдыхаешь когда?

— Чаще всего отдыхаю зимой, езжу к вам в Буковель. А заканчиваю отдых в Австрии или Чехии. Катаемся. Я очень люблю сноубординг. Чаще всего отдохнуть получается после новогодних праздников — с 1 по 13-14 января. Так что отдыхаю на свой день рождения, 13 января.

— Дома бываешь не так часто. Что мама готовит тебе, когда возвращаешься с гастролей?

— Вообще, если честно, я очень люблю пюрешку с гуляшом, Это такое простое блюдо, но такое любимое! Мама очень его вкусно делает. Когда успеваешь соскучиться по домашней еде, это самое то. Я всегда все съедаю.

— Ты дорогой артист?

— Дорогая картошка на базаре. Я получаю столько, сколько требует мой агент. А агент — это моя мамочка. Она уж мне точно знает цену (смеется).

— А что для тебя деньги?

— Для мужчины, наверное, деньги — это очень важно. Это значит — быть уверенным, что ты можешь позволить девушке своей сделать любой подарок, чтобы она спокойно делала себе маникюр, покупала продукты домой, не думая о том, не закончатся ли деньги завтра. Деньги нужны, чтобы радовать любимых. Хотя иногда, чтобы порадовать человека, деньги не обязательны.

— А сейчас сердце Александра Головина свободно или нет?

— Сердце у Александра Головина большое, очень большое сердце, но я пока свободен. Забито только родителями, сестричкой моей. Но если уж на то пошло, есть одна девушка, благодаря которой могу сказать, что мне нравятся блондинки. У нас с ней такая немножко сложная история. Я тут, она там. Не очень хочу об этом говорить, если честно.

— Можно сказать, что ты кормилец семьи?

— Ну конечно! Я до сих пор почти все заработанные деньги отдаю родителям. Только со спектаклей себе оставляю. Мне так спокойней: я не жадный человек, могу на гулянки запросто все потратить, на друзей, да на что угодно!

— Ты на что-то копишь: на машину, на квартиру?

— На квартиру, конечно! Я дом уже построил. Большой дом, с большим гаражом в Подмосковье. Купил машину, «Бешку». А теперь хочу квартиру в центре Москвы.

— Как тебя в детстве называли?

— Была кличка Ромашка. У меня была майка с ромашкой. Я в ней очень часто ходил, и меня называли Ромашкой. А потом у меня появился настоящий друг Ромашков. После этого кличка куда-то пропала.

— Когда пришла первая слава? После «Ералаша»?

— Наверное, после фильма «Сволочи» народ стал подходить. Уже взрослые дяди говорили: «Уважуха, классно сыграл!» Было приятно. Едешь в метро, а такие конкретные парни к тебе подходят, рассматривают внимательно и говорят: «Не… не он» (смеется). Когда актеры хорохорятся, мол они не любят, чтобы к ним подходили, это все вранье. Каждому из нашей профессии хочется маленького внимания, чтобы знать, что народу нравится твоя работа.

— А началось все с модельного агентства.

— Да, сестра пришла в модельное агентство, а там учили еще и актерскому мастерству. Я тоже захотел. Папа тогда был против, говорил: «Как ты можешь, ты же мальчик, а себя продаешь!» Но спустя какое-то время он понял, что это мое призвание. После какого-то «Ералаша» засмеялся, когда мы вместе смотрели. Да и Борис Грачевский ко мне хорошо относился, часто ему меня нахваливал, придумывал какие-то эпизоды даже чисто для меня. А в агентство я пошел только из-за актерского мастерства, нельзя сказать, что я модельный «ходок».

— Твой папа — полковник. У тебя было суровое детство?

— Да, военный, с ордером Красной Звезды! Папа на самом деле особо не гонял меня. Мне нравился большой теннис, я занимался американским футболом чуть-чуть. В школе я самый быстрый был, бегал на беговых лыжах. Заниматься спортом именно папа приучил! Так что это у нас с ним в крови.

— Собираешься получить высшее образование?

— Собираюсь, собираюсь. Поступал в школу-студию МХАТ, «Щуку», ГИТИС. И не поступил. Почему — не знаю. Наверное, думают, раз ты все знаешь, иди отсюда (смеется). Но хочу поступать еще.

— В фильме «Сволочи» твой герой много курит. Приходилось учиться курить?

— Ой, на тот момент я уже покуривал. Родители, правда, об этом не знали. На самом деле на съемках каскадеры нас очень сильно ругали за сигареты, за каждую приходилось отжиматься по 50 раз.

— Часто приходилось от ролей отказываться?

— Недавно познакомился с режиссером, французом, у него «Оскар» даже есть. И вот мне пришлось ему отказать, потому что действие фильма, в котором он мне предложил сниматься, проходит в Афганистане, в Чечне. Там история о том, как русские издевались над этими народами. Поскольку мой папа принимал участие в военных действиях там, я не смог согласиться. Он прочитал сценарий и сказал: «Сынок, мы так не издевались, даже когда нам бросали чеченцев и говорили их расстрелять. Никто из русских этого не делал». Так что пришлось отказаться, чтобы потом не оправдываться.

— Какой из сыгранных тобой героев был больше на тебя похож?

— Макаров из «Кадетства», наверное. Ведь там как было: проект большой, придумывать и «вылизывать» эпизоды времени не было, работали мы по 16 часов каждый день. И так в течение полутора лет. Да и большинство ребят было без актерского образования. Вот руководители проекта с самого начала и выбирали актеров, максимально похожих по характеру на своих персонажей.

— Что труднее всего далось в «Кадетстве»?

— Играть любовь. Я ж не любил так особо еще тогда, поэтому это чувство было тяжело изображать. Хотя в 7-м классе у меня в школе была учительница по истории, которая мне нравилась, очень. Но она мне вовремя сказала, что у нее есть муж (смеется). Так что и тут истории схожие.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты