Михаил Ефремов: «Я понял, как нелегко быть женщиной»

0

Про таких, как Михаил Ефремов, говорят – золотая молодежь. Его отец Олег Ефремов – выдающийся советский актер и режиссер, мать Алла Покровская – актриса театра «Современник». Судьба словно не оставила ему другого выбора, кроме как служить в театре и работать в кино. Сегодня на счету Михаила Олеговича – более 80 ролей. Но последняя, в фильме «Кошечка», более чем экстравагантная: Ефремов сыграл в нем… балерину.

Полбюджета ушло на чулки

– Михаил Олегович, в фильме вы столь эффектно и легко тренируетесь у балетного станка. Быстро ли вы освоили эту технику?

– Побойтесь бога! Мою ногу на этот станок чуть ли не всей съемочной группой закидывали, а потом также снимали обратно. Но это было далеко не самым сложным. Настоящей проверкой на прочность для меня стала процедура надевания, простите, чулок. Да-да, я никогда не думал, что они такие тоненькие и их так трудно надевать. По-моему, большая часть бюджета фильма ушла именно на покупку мне новых пар чулок.

– А балетную пачку вам легко подобрали?

– Пачку искали очень долго, потому что, сами понимаете, танцовщиц моей комплекции в природе просто не существует, разве что в каких-нибудь комик-группах. Поэтому костюмерам пришлось попотеть. Сыграв эту роль, я могу сказать, что понял, как нелегко быть женщиной.

«Женщины – это инопланетяне»

– Вы не в первый раз перевоплощались в представительниц прекрасного пола. Женщины для вас по-прежнему остаются загадкой?

– Так будет всегда! Вы же инопланетяне, пришельцы и прекрасные захватчицы нас, мирных мужчин. Влезая в образ дамы, я стараюсь действовать по Станиславскому, потому что понять женский образ мыслей, а уж тем более логику просто невозможно! Единственное, немного обидно, что чаще всего мне достаются роли не изысканных леди, а этаких волевых дамочек. Впрочем, чего я хочу? Нимф, о которых я грежу и думаю, мне все равно никогда не удастся сыграть!

– Почему же?

– В силу, так сказать, внешних причин.

– И все-таки в «Кошечке» ваша героиня хоть и бывшая, но все же балерина, богема…

– За это стоит сказать спасибо режиссеру Григорию Константинопольскому, моему другу детства. Хотя какой он друг? Вы знаете, недавно Григорий мне признался, что до сих пор помнит, как я с другими ребятами якобы обокрал его отца в Крыму! А этого не было, честное слово! Вы мне верите?

– Вам трудно не верить, вы такой обаятельный…

– Да, могу быть таким, когда не злой. Только от моего обаяния пользы мало.

– Но ведь вы сейчас счастливо женаты…

– И слава богу! Моя жена Соня – «золотые уши России», она работает звукорежиссером. Кстати, недавно Соня и Константинопольский записали совместный альбом.

– А вы принимали в этом участие?

– Мы вообще с супругой стараемся не пересекаться по работе. Двум творческим людям очень непросто существовать вместе. Мы не можем спокойно работать, иначе просто разорвем друг друга.

«Мне стыдно за многие поступки»

– Простите за бестактный вопрос, но не связаны ли напряженные отношения с женой с вашей страстью к Бахусу?

– Я бы сказал, что супружеская жизнь зависит не от количества выпитого, а скорее от качества потребляемых напитков. Если бы повысились цены на алкоголь, а одновременно и его качество, я только бы поддержал эту идею. Конечно, за многие поступки мне стыдно, но я стараюсь исправляться. У меня ведь пятеро детей, я за них несу ответственность. Слава богу, у меня со всеми ними дружеские, равноправные отношения.

– Такие, какими были ваши отношения с отцом?

– Немного другие. Думаю, меня с отцом вообще не стоит сравнивать, потому что мы изначально разные люди. Я имею в виду, что папа – один человек, ну а я – другой. И судьбы, и жизни у нас с ним совершенно разные. Однако, как и он, я бы хотел проводить больше времени с детьми.

– Почему это не получается?

– Работы много. Но актеру на это грешно жаловаться. Я живу по принципу: будут предложения – буду сниматься, нет – посижу дома или сыграю в спектакле. Не испытываю дискомфорта от отсутствия работы. Выходить на сцену или играть в кино даже небольшие роли для меня ни с чем несравнимое удовольствие.

– Вы так трепетно говорили в разных интервью о своей работе в фильме «Как раки», а критики и зрители приняли картину довольно прохладно. Не обидно?

– Да, картина собрала в прокате около 300 тысяч долларов, это, конечно, не деньги по нынешним временам. Но я на сборы не обращаю внимания, потому что есть более важные вещи. Например, знаю, что фильм очень понравился Никите Михалкову, а ему, как вы понимаете, очень нелегко угодить. Кроме того, после премьеры ко мне стали подходить люди и благодарить за роль. Пусть это были не тинейджеры, а люди моего возраста, но я рад, что картина что-то затронула в их душе.

– Да вы романтик!

– Ни в коем случае! Считаю, что в нынешней жизни романтики не существует. Но надеюсь, что скоро все изменится.

Марина Бойченко,
«Смена»

Поделиться.

Комментарии закрыты