Актер Эвклид Кюрдзидис: "Украина оставила огромный след в моей душе"

0

Известный российский актер греческого происхождения Эвклид Кюрдзидис, знакомый зрителям ролями в фильмах: «Война», «Спецназ», «Дикари» рассказал, какой след в его жизни оставила Украина, почему он баллотировался в мэры, как ему угрожали чеченцы и как благодаря ТВ он научился готовить, пишет Segodnya.ua.

— Эвклид, ваши предки после Второй мировой войны переехали в СССР, вы закончили Днепропетровское театральное училище. Почему не остались в Украине?

— Вы знаете, я же из Украины не сразу уехал. После учебы по распределению меня отправили в Волынскую область, город Луцк, в местный театр. Но, не успев там выпустить еще ни одного спектакля, попал в армию — в ракетные войска. Вернувшись после армии в Луцк, я понял, что не хочу служить в том театре — на это были свои причины. Но Украина, поверьте, оставила огромный след в моей душе. Во-первых, я знаю и пою украинские народные песни, «також дуже гарно можу розмовляти українською мовою». К тому же у меня много друзей из Украины, в частности — из Днепропетровского училища, с которыми я общаюсь по сей день.

— Правда, что вы баллотировались в мэры греческого города Салоники? Зачем вам, актеру, это надо было?

— Да, правда. В Греции это норма, когда известный человек проявляет общественную активность и баллотируется в депутаты или мэры. Я шел на выборы не для того, чтобы их выиграть. У меня была цель поднять настроение людям, ведь Греция переживала и до сих пор переживает нелегкие времена. Мне позвонили и предложили баллотироваться в мэры, и я воспринял для себя это как миссию. Прилетал и встречался там с молодежью на дискотеках, просто с людьми на улицах.

— Вам часто предлагают роли романтиков и ловеласов. Еще не надоело?

— Вы знаете, в свое время я сыграл столько отрицательных персонажей в кино — и бандитов, и террористов, — что в какой-то момент даже испугался, что больше ничего другого мне не предложат. Я приходил на пробы и просил: «Дайте мне попробовать какого-нибудь положительного героя!», на что мне отвечали: «А ты посмотри на себя в зеркало и прочти свою фамилию и отчество. Ну какой же ты положительный герой?».

Низкий поклон продюсеру Евгению Гиндилису, который подарил мне возможность доказать, что я могу быть и лирическим героем. Я про фильм «Мой личный враг», где сыграл французского миллиардера. После этой картины мне, наконец-то, стали предлагать и положительные роли. И сказать, что мне уже плохо от них, я не могу. Слава Богу, что сегодня мне есть из чего выбирать. Поверьте, было непросто — года три я вообще сидел без работы и отказывался от ролей с формулировкой: «Спасибо, но я это уже играл».

— В последнее время вы часто соглашаетесь на съемки в сериалах. Что это — погоня за деньгами?

— Я никогда не иду в сериал только по причине того, что мне нужны деньги или слава. Мне не интересно просто зарабатывать. Если вы меня видите в сериале, значит мне действительно понравилась роль. Если взять «Светофор», то там роль была написана практически под меня, ведь я играл грека. К тому же моего отца зовут Кириак, а по сценарию у меня фамилия Кириакос. А роль мужа Земенской в «Склифосовском»? Это просто клад для актера сыграть человека с такой трагической судьбой. Жалко только, что она была такая короткая.

— Как попали в «Войну» Алексея Балабанова?

— В моей жизни так случалось, что все выдающиеся режиссеры никогда не делали для меня проб. Это и Владимир Мотыль, и Вячеслав Криштофович, и Владимир Хотиненко. Но с Балабановым у меня отдельная история. Я однажды увидел его фильм «Замок» (не «Брат», не «Брат-2», а именно эту картину) и был им потрясен. После чего решил, что просто обязан поработать с этим режиссером. И когда я снимался у голливудского мастера Джефа Кэнью в фильме «Бабий Яр», мне позвонили из Москвы и сказали, что меня разыскивает Балабанов. Я подошел к Джефу и попросил отпустить меня на два дня в Москву. Он был в шоке… Но, к моему несчастью, Балабанов успел уехать в Ессентуки, где начал подбирать локацию для съемок. Я рванул уже из Москвы в Ессентуки.

До сих пор помню тот ужас первой встречи. Я вообще не люблю первые встречи с режиссерами — никогда не знаешь, как себя вести. Но Алексей тут же мне признался, что тоже не любит первые встречи с актерами, и сказал: «Давайте, я вас просто пофотографирую». Потом, когда дал мне почитать сценарий, Алексей спросил: «Ну что, нашел для себя роль?». А я уверенно: «Там нет для меня роли». Балабанов: «А чеченский чабан пятидесяти лет?». Я был поражен и бесконечно благодарен, что он мне, молодому актеру, доверил такую сложную роль.

Еще помню, Алексей меня все время просил: «Эвклид, пожалуйста, не надо мне играть трогательного чеченца». После его слов ко мне подходили чеченцы из охраны съемочной группы и добавляли: «Будешь играть «чмошника» — зарежем!». Вот так и играл — между двух крайностей (смеется).

— Многие наши читатели знают вас по ярким, но, увы, небольшим ролям. Не поверю, что вам не предлагают главных ролей в большом кино. Шутка ли — за плечами более 50 фильмов!

— Могу сказать, что такие фильмы обязательно будут. Впрочем, у нас же время сейчас такое, когда в кинотеатрах показывают, как правило, коммерческое кино. Мне лично оно не очень интересно. А те фильмы, которые я вижу на различных кинофестивалях, увы, кинотеатры не покупают.

— В прошлом году легендарному спектаклю Ladies Night, в котором вы играете, исполнилось 10 лет. Наверное, уже успели стать одной семьей со всеми актерами?

— Разумеется, ведь мы практически живем бок о бок. За это время сыграли более 500 спектаклей! Своими близкими друзьями я могу назвать Римму Маркову, Ларису Удовиченко, Марка Горобца, Ирину Гриневу, Елену Сафонову, Максима Шабалина. Как правило, мои партнеры из фильмов переходят в мое жизненное пространство, и у нас складываются крепкие отношения.

— После спектакля женщины часто поджидают у служебного входа?

— Конечно! Это же счастье, когда ты выходишь после спектакля и тебя встречают в любом городе, в любой стране.

— Какие самые неприличные предложения вам поступали?

— Всякие. Это и приглашение в рестораны, и поездки в романтические путешествия за границу…

— И вы ходили на свидания со своими поклонницами?

— Конечно, я же живой человек. А чем отличается мой зритель от людей, которые не ходят в театры?!

— Эвклид, в интернете я прочитала, что вы еще ни разу не были в браке. Это ваша принципиальная позиция?

— Стараюсь на личные вопросы не отвечать, но вам я скажу, чтобы и дальше не распускали неправдивую информацию. Вообще-то я был женат трижды… Но вот сейчас я счастливо свободен (улыбается).

— Ничего себе! Так, может, и дети у вас вдруг имеются?

— Детей у меня пока нет. Может, это и хорошо, потому что я не из тех родителей, которые могли бы спокойно жить и работать, оставив ребенка в одной семье и заведя при этом другую. Я очень серьезно к этому вопросу отношусь и надеюсь, что дети у меня еще будут.

— У вас есть какие-то табу в работе?

— Мне кажется, в искусстве, как и в любви, не должно быть никаких табу. Единственное, на что я никогда не пойду, так это по трупам ради достижения своих целей.

— Какой вы в быту? Готовить, например, умеете?

— По правде, я научился готовить благодаря телевидению. Ведь меня все время приглашали в кулинарные шоу с просьбой приготовить что-нибудь греческое. Естественно, я звонил маме и просил продиктовать рецепт какого-нибудь греческого блюда. А потом все это воплощал в жизнь. Удивительно, но у меня это получалось, и я даже что-то выигрывал — то плиту, то набор посуды.

Поделиться.

Комментарии закрыты