Альбер Камю – Совесть Запада

0

Недавно всю Францию всколыхнула версия итальянского ученого и поэта Джованни Кателли о том, что известнейшего французского писателя и философа Альбера Камю убили сотрудники КГБ. По меркам советского Комитета госбезопасности, он много себе позволял – на весь мир возмущался авторитарным режимом в СССР, попутно называя все страны соцлагеря пособницами насилия. Правда, доставалось не только СССР, власти многих европейских государств изрядно нервничали, когда Камю критиковал их, если считал их политику жестокой и неправомочной. За острую реакцию на любую несправедливость его прозвали Совестью Запада.

Альбер Камю родился 7 ноября 1913 г. в Алжире, на ферме «Сан-Поль» у городка Мондови в простой рабочей семье. Его отец Люсьен Камю, эльзасец по происхождению, был смотрителем винного подвала в винодельческой фирме. Мальчик рано остался без отца. Главу семьи призвали в армию, в пехотные войска – шла Первая мировая война. Люсьен погиб незадолго до окончания войны, в крупном сражении на реке Марна, когда англо-французские войска нанесли немцам сокрушительное поражение.

Мать Альбера, Кутрин Сантэ, долго не могла оправиться от потери мужа. Ее свалил жестокий удар, молодая женщина стала очень плохо слышать и из-за этого у нее возникли проблемы с речью. Кое-как оправившись, она столкнулась с жестокой бедностью, а у нее на руках был не только маленький Альбер, но и его старший брат Люсьен. Пришлось несчастной женщине переезжать в беднейший квартал Алжира к своей матери и брату-инвалиду. Чтобы кормить сыновей, Кутрин бралась за любую работу – трудилась на фабрике, подрабатывала уборщицей и прачкой. Но денег катастрофически не хватало.

Театр, наука и туберкулез

Когда подошло время, Альбер пошел в начальную школу. Затем дома посчитали, что дальнейшая учеба мальчику ни к чему – пусть лучше начинает на хлеб зарабатывать, как старший брат. К счастью, учитель в начальной школе считал, что такому талантливому и способному ученику грех бросать учебу. В 1923 г. педагог убедил мать и бабушку в необходимости продолжить образование Альбера и подготовил его к поступлению в лицей.

В лицее юноша серьезно увлекся футболом и даже играл за юношескую команду клуба Racing Universitaire d’Alger. Учился Камю прекрасно, проблемы у него возникали, но скорее, социально-психологические. На нищего стипендиата, выходца из беднейшего района Алжира Белькура, смотрели покровительственно и преподаватели, и соученики — потомки местной денежной аристократии. Вероятно, поэтому Камю так жаждал равенства для всех слоев населения.

Но это была не самая серьезная проблема. Альбера ждало куда более жестокое потрясение, когда все его планы рухнули, как карточный домик. Его свалил туберкулез. Юноша на несколько месяцев прервал учебу, находясь в санатории. А любимый футбол, как впрочем и любые занятия спортом, пришлось бросить навсегда. Несмотря на выздоровление, последствия тяжелой болезни давали о себе знать еще долгие годы.

Французский лицей давал хорошую гуманитарную подготовку и право без экзамена поступить в университет, чем Камю, конечно же, воспользовался. В 1932—1937 гг. он учился в Алжирском университете, где изучал философию. Во время учебы много читал, начал вести дневники, писал эссе. Молодой человек подружился с преподавателем Жаном Гренье, писателем и философом, оказавшим на него значительное влияние. Чтобы содержать себя и платить за обучение, будущий писатель попутно был вынужден работать, и сменил несколько профессий: частный учитель, продавец запчастей, ассистент в метеорологическом институте. Вскоре перспективного студента позвали в аспирантуру. Как назло, на поступление в аспирантуру пришлось очередное обострение туберкулеза – Альберу пришлось пропустить конкурсный экзамен и попрощаться с очередной мечтой – стать ученым в области гуманитарных наук.

В 1934 г. Камю женился на Симоне Ийе, экстравагантной девятнадцатилетней девушке, но брак не сложился – женушка оказалась большой любительницей морфия, первого в мире популярного наркотика. С наркоманкой у Камю не было ничего общего, и он оставил Симоне, не прожив с ней и года, развелись же они только через несколько лет.

Не имея возможности заниматься спортом, Камю заболел театром. В 1936 г. он даже создал самодеятельный «Театр труда». Главной для него на тот момент была роль Ивана Карамазова в пьесе по роману Федора Достоевского «Братья Карамазовы». Режиссером выступил опять-таки неугомонный Камю. Помимо театральных постановок, Альбер ставил и эстрадно-цирковые программы.

Окончив университет, чтобы поправить здоровье, Камю отправился путешествовать в Альпы и впервые оказался в Европе. Впечатления от путешествия по Италии, Испании, Чехословакии и Франции составили первую опубликованную книгу писателя «Изнанка и лицо»

Вернувшись в Алжир, Альбер снова приступил к игре в театре. В конце 1930-х гг. с театральной труппой «Экип» он объехал весь Алжир. Камю взял на себя сразу несколько функций: он был и актером, и режиссером, и работником сцены, и суфлером.

«Этот Камю лезет не в свои дела»

Однако одним театром сыт не будешь. После окончания университета Камю некоторое время возглавлял Алжирский дом культуры, в 1938 г. был редактором журнала «Побережье», затем леворадикальных оппозиционных властям газет «Альже репюбликен» и «Суар репюбликен». Работа в этих газетах принесла Камю скандальную славу и ненависть алжирских властей. На страницах этих изданий писатель выступал за проведение государством социально-ориентированной политики и улучшение положения арабского населения Алжира. Редакция газет выступала за уравнивание прав арабов и французов, разоблачала подтасовки на выборах. Камю писал статью за статьей о нищете и бесправии, голоде арабского населения, вызывая все большую ярость истеблишмента, на его голову посыпались угрозы — «этот Альбер Камю лезет в дела, которые его не касаются, как бы с ним не случилось несчастья». Алжирское правительство не желало слышать ни о каких уступках, равенстве в оплате труда, в медицине и образовании для местного арабского населения.

Обе газеты были закрыты военной цензурой после начала Второй мировой войны. После запрета «Суар репюбликен» в январе 1940 г., Камю с будущей женой Франсин Фор, которая была по образованию математик, переехали в Оран, где они зарабатывали, давая частные уроки. Через два месяца они покинули Алжир и переселились в Париж.

В мае 1940 г. Камю закончил роман «Посторонний», который принес ему настоящую известность. Знакомые помогли ему устроиться техническим редактором в парижскую газету «Пари-суар». Однако после капитуляции перед нацистской Германией во Франции остались только газеты, прославлявшие оккупантов. С ними Камю наотрез отказался сотрудничать и уехал с семьей в Алжир (г. Оран). Там он преподавал французский язык в частной школе.

В феврале 1941 г. писатель издал одно из самых знаменитых философских произведений – «Миф о Сизифе» (согласно древнему мифу, Сизиф бесконечно поднимал в гору тяжелый камень, который снова скатывался вниз). В нем он рассуждает об абсурде как основе человеческой жизни. Камю пишет, что для того, чтобы понять, что заставляет человека совершать бессмысленную абсурдную работу, нужно представить спускающегося с горы Сизифа счастливым. Многие герои Камю приходят к похожему состоянию души под влиянием обстоятельств (угроза жизни, смерть близких, конфликт с собственной совестью и т. д.). Это значит, что абсурдом ничего сделать нельзя, его можно только осознать и стать от него счастливым, как Сизиф.

«Ад – это другие»

Когда грянула Вторая мировая война, Камю хотел уйти на фронт, но его не взяли в армию все из-за того же туберкулеза. Однако он не хотел оставаться в стороне и мириться с фашистской властью. Писатель снова приехал в Париж и вступил в ряды Движения Сопротивления. Хотя он считал свои заслуги более чем скромными, все же смерть ему угрожала самая настоящая – немцы расстреливали всех попавшихся участников движения, не стали бы они церемониться и со знаменитым писателем.

С 1943 г. Камю начал печататься в подпольной газете «Комба», затем стал ее редактором. Его передовицы всегда имели небывалый успех. В это же время Камю сблизился с еще одним выдающимся французским писателем – Жаном-Полем Сартром, автором многих пьес и знаменитого романа «Тошнота». Камю даже играл в пьесах Сартра и первым произнес реплику, ставшей крылатой: «Ад – это другие».

Правда, дружба с Сартром продолжалась недолго, у двух гениев нашлись идеологические расхождения, и на компромисс они идти не собирались. Вскоре каждый пошел своей дорогой. Порвал Камю и с «Комбой», став независимым журналистом и печатаясь в разных изданиях.

В 1957 г. настал звездный час Альбера – ему была присуждена Нобелевская премия по литературе. Сперва он хотел от премии отказаться, так как не видел в ней особой важности. Но потом передумал, увидев возможность в очередной раз поднять на весь мир острые вопросы: в своих выступлениях во время присуждения премии Камю снова призывал французские власти улучшить, наконец, условия жизни арабского населения в Алжире.

В главной же торжественной речи, характеризуя свою жизненную позицию, писатель сказал, что «слишком крепко прикован к галере своего времени, чтобы не грести вместе с другими, даже полагая, что галера провоняла селедкой, что на ней многовато надсмотрщиков и что, помимо всего, взят неверный курс».

Антикоммунист

Камю был известным сторонником левых сил. Одно время он даже состоял во французской компартии, однако быстро понял, что социализм не приносит обществу ожидаемых равенства и благоденствия. В своих дневниках писатель сожалел о росте просоветских настроений во Франции и готовности французских левых закрывать глаза на преступления коммунистических властей в Восточной Европе, их нежелании видеть в спонсируемом СССР «арабском возрождении» экспансию не социализма и справедливости, а насилия и авторитаризма.

Большую критику левых радикалов вызвала поддержка Камю французской общины Алжира после начавшейся в 1954 г. Алжирской войны за отделение от Франции. Некоторое время Альбер сотрудничал с ЮНЕСКО, однако после того, как в 1952 г. членом этой организации стала Испания во главе с фашистом – генералом Франко, он прекратил свою работу в ней. Он смело говорил, что высшим воплощением абсурда являются разнообразные попытки насильственного улучшения общества — фашизм, сталинизм и т. п. Будучи гуманистом и антиавторитарным социалистом, он полагал, что борьба с насилием и несправедливостью «их же методами» могут породить только еще большие насилие и несправедливость.

Таинственная гибель

В 1960 г. Камю погиб в автомобильной катастрофе. В его кармане нашли неиспользованный билет на поезд из его провансальского дома в Париж. 46-летний писатель намеревался вернуться в столицу после рождественских каникул с женой Франсин и их детьми – двойняшками Катрин и Жанной. Но друг и издатель Мишель Галлимар предложил отвезти его на машине.

Авто на огромной скорости вылетело с обледенелой дороги и врезалось в дерево. Камю умер мгновенно, Галлимар — несколько дней спустя, дети и жена писателя выжили.

Полвека никому не приходило в голову, что это не простая авария, и вот итальянская газета Corriere della Sera предположила, что за происшествием могли стоять… советские спецслужбы. Автор гипотезы — уже упомянутый Джованни Кателли. Он обратил внимание на то, что в итальянском переводе дневника чешского поэта и переводчика Яна Забраны «Вся моя жизнь» отсутствует фрагмент, имеющийся в оригинале.

Фрагмент гласит: «Мне довелось услышать нечто очень странное из уст человека чрезвычайно осведомленного и имеющего очень надежные источники. По его словам, авария, которая стоила жизни Альберу Камю в 1960 г., была организована советскими шпионами. Они повредили шину автомобиля с помощью какого-то замысловатого устройства, которое разрезало или проделало дыру в колесе на полном ходу. Приказ отдал лично тогдашний министр иностранных дел Дмитрий Шепилов в ответ на публикацию в Franc-tireur в марте 1957 г., в которой Камю недвусмысленно нападал на него, обвиняя в венгерских событиях». В той статье Камю назвал подавление Венгерского восстания 1956 г. «шепиловской резней» (СССР ввел в Венгрию войска, чтобы удержать у власти просоветское правительство).

Год спустя Камю еще раз наступил на мозоль советской власти, публично выступив в поддержку опального Бориса Пастернака. Corriere della Sera заключает, что у КГБ было более чем достаточно причин стремиться к ликвидации Камю. Правда, дневники Яна Забраны – единственная улика против КГБ в деле Камю. Кстати, в эту версию верит не так уж много людей.

Хотя, сейчас это, наверно, не так уж и важно. Даже если писателя убили, его убийцы давно мертвы, а СССР 20 лет как распался. И слава писателя не померкла, для французов он остается одним из самых значимых людей в истории.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам People’s history, «Компьюлента», «Тайна имени»

Поделиться.

Комментарии закрыты