Александр Балуев: «В женщине мне нужна неправильность»

0

Балуев – чуть ли не первый русский актер, признанный западными продюсерами. При этом он обладает редкой для профессии актера чертой – скромностью, возможно, поэтому его имя крайне редко появляется в разделах светской хроники.

«Даже во дворе не любил игру в войнушку»

Александр Балуев родился 6 декабря 1958 года в Москве в семье кадрового военного. Его отец думал, что сын пойдет по его стопам, но армейский уклад жизни всегда был чужд Александру: «Мне никто ничего не навязывал в жизни – я сам не хотел становиться военным. Хотя отец одно время даже пугал меня перспективой – грозился отдать в Суворовское училище. Это на меня действительно подействовало: я как-то подтянулся, и он не стал настаивать.

Хотя сам отец любил военное дело, это была его жизнь. А я в детстве больше всего на свете не любил игру “Зарница”. Ненавидел ее всеми фибрами души. Синие погоны, красные погоны, что-то там с кого-то срывать… Ни-ког-да это мне не нравилось! И даже во дворе не любил игру в войнушку. И до сих пор не люблю смотреть, как мальчишки играют».

Мать Александра всегда увлекалась театром, эта любовь передалась и самому Балуеву, и по окончании школы он решил стать артистом. Целый год работал электриком на «Мосфильме», а затем, со второй попытки, поступил в Школу-студию МХАТ, где и успешно окончил обучение.

Сразу несколько театров предложили Александру работу, но предстоящая служба в рядах Вооруженных Сил остановила его выбор на Театре Советской Армии. «Я служил с Олегом Меньшиковым, с Андреем Ташковым, Сашей Домогаровым, который пришел чуть позже, – вспоминает Балуев. – С Олегом мы очень дружили, гуляли, выпивали, куражились. Сейчас мы поддерживаем просто хорошие отношения. В Театре Советской армии наша служба заключалась в том, чтобы ставить декорации и иногда играть в спектаклях. В казарме, кажется, никто не ночевал – все расходились по домам. Главное, утром в половине девятого надо было не опоздать на построение. Однажды я попал в военную комендатуру за драку на улице с какими-то пьяными идиотами. Пришла “телега”, и руководству театра надо было дать ей ход: меня посадили на трое суток на “губу”. Впрочем, в жизни надо все испытать».

В конце 1980-х Балуев покинул театр, стал сниматься в кино, работал со многими известными режиссерами, из которых больше всего впечатление на него произвел Александр Кайдановский. «Свою первую большую роль я сыграл в его картине “Жена керосинщика”, – говорит Балуев. – Считаю его своим “крестным отцом” в кино и буду помнить его всю жизнь».

«Я не трудоголик»

В какой-то момент Балуева пригласили сниматься в Голливуде, где он и сыграл в двух картинах подряд – «Миротворец» и «Столкновение с бездной» – довольно серьезные роли. Но Александр не делает из этого большого события: «Ничего такого “жизненно важного” не было во встречах с коллегами из-за океана. Там ничего особенного не происходит – в области технологий, в затратах труда, энергии, сил. И никаких таких особенных открытий или откровений для меня там не было. Все то же самое – только поставлено на более четкую основу более организованными людьми».

Балуеву все же интересней работать у себя на родине: «Я здесь общаюсь – не на том скудном голливудском языке, а со всем тем багажом, что я здесь нажил, со всей полнотой своих нынешних желаний и возможностей. Мне здесь никто не “укажет место”. Я не чувствую себя здесь вне роли невостребованным и ненужным. Так что мне и без Голливуда хорошо. Там я ощущал себя немного не в своей тарелке, и не только из-за языка или обстановки.

Просто я там мало что понимал, как говорится, “по жизни”. Это все было не мое, не близкое. Не было даже привычных районов в городе… того, что связывало бы меня с какими-то местами… А была – просто картинка. Из окна автомобиля. Вот она и осталась – картинка из окна автомобиля».

А ведь Александра и дальше звали работать в Голливуд, и в финансовом отношении это были очень выгодные предложения. Но Балуев не ставит свою работу превыше того главного, чем он живет: «Не могу променять свою жизнь на работу. Я не больной человек. И вообще-то я работать не очень люблю. Я работаю потому, что это, во-первых, одна из форм самореализации. Но подменять эти понятия – жизнь и работа – я не собираюсь. Есть люди, которые бросают здесь все и несутся за рубеж, чтобы там работать как-то совсем по-иному. Но я не настолько трудоголик».

«От режима “надо” – устает психика»

И в жизни, и в искусстве для Балуева существуют только две темы: у человека есть любовь или же ее нет: «Отсутствие любви приводит к очень плачевным результатам во всех областях. А ее присутствие – наоборот, спасает. Мне безумно нравится, когда женщина вносит в дом тепло и уют. Это куда важней ее социального статуса. Одного не понимаю и не принимаю – это женщину в политике и в кикбоксинге! Мне кажется, что уже достаточно было укладывальщиц рельсов и асфальта, этого позора страны! Женщина должна пробудить естественную востребованность мужчины. Если она каким-то образом дает понять, что нуждается в моей защите, я встану “с печи”. А такие вещи как ум и внешность мне уже не так важны. Энциклопедические знания лишь отпугнут, обложечная красота оставит равнодушным. Мне нужна неправильность».

Супруга Балуева Мария по национальности – полька, а по профессии – журналистка. Познакомились они в Коктебеле, где Александр снимался в фильме «Ричард Львиное Сердце», а Мария отдыхала. Она была замужем, но ради продолжения своего романа с Александром все же решилась оставить семью. «Я ничего ровным счетом не предпринимал, не настаивал, – говорит Балуев. – Просто наша встреча, очевидно, была назначена судьбой. Вот и все. Прошли годы, пока мы поженились. Вернее, обычный брак, принятый в любом государстве, нам вообще не был нужен – мы и так жили прекрасно.

Я Машиных детей от первого брака, разумеется, не усыновлял, потому что у них есть родной отец, и он от них не отказывался. Мы поженились, когда появилась Маша-маленькая, наша дочка: потому что у ребенка должны быть мама, папа и все, что полагается. А с другой стороны, у жены есть гражданство Польши, и официальный брак облегчает наши передвижения, общение с чиновниками».

Машу-маленькую Балуевы назвали в честь бабушки артиста – Марии Александровны. «Я очень любил ее, – говорит актер. – Она была учительницей в гимназии в Самаре, которую сама и окончила. Долгое время просто давала уроки – поскольку, когда убили деда, она должна была зарабатывать. Потом работала прачкой. Она была очень красивая женщина. Даже когда умирала, не потеряла своей красоты. Мы с ней много общались, до ее последних дней были очень близки. Когда она умерла, я уже оканчивал институт».

Мария Александровна была женой деда Балуева, которого репрессировали при Сталине. «По приговору “тройки” его обвинили в шпионаже, – рассказывает артист. – Его расстреляли в начале 40-х. Он и тайн-то никаких не знал, работал государственным чиновником в Самаре. Мама в свое время долго доискивалась до истины, – потом он был полностью оправдан. Дед, кстати, у меня был красивый. В них с бабушкой была некая породистость. И утонченность. Не дворяне, а просто “хорошо сделанные” люди. А бабушка еще умела очень хорошо печь беляши – поволжские, татарские. Беляши делают многие, я разные пробовал, но они все не такие вкусные».

Балуев из тех людей, для которых лучший отдых – это совершенно ничего не делать: «Я ведь устаю не от того, что снимаюсь в кино, а от того, что вот это надо. От режима “надо” – устает психика. И когда порой у меня есть дни или недели, когда ничего не надо делать – я стараюсь отпустить свой мозг и свои желания, как животное: хочу есть – ем, хочу в теннис играть – играю. А вот кино как нормальный зритель я давно уже не смотрю. В этом отношении я урод: вижу не фильм с его сюжетом, а материал – из чего и как это сделано».

«Я спас Муму от смерти»

Балуев часто играл начальников, руководителей, но в жизни он совсем другой человек: «Я никогда никем не руковожу – не люблю. В принципе лишен каких бы то ни было властных порывов – не люблю стоять над кем-либо или над чем-либо. Вообще актеру всегда интереснее играть то, что в нем самом отсутствует. А что есть – это и играть не стоит: оно и так существует в тебе, ты просто облачаешь это в ту или иную форму. А вот когда этого нет – а ты путем каких-то своих наблюдений или фантазий это все реализуешь, – тогда интересно. Это вообще мой принцип».

В этом отношении больше всего памятна Балуеву его роль Герасима в картине «Муму»: «Эта роль была для меня именно непредсказуемой – и потому, что это произведение вообще стали снимать в наше время, и сам факт, что меня пригласили на роль Герасима. Все это было для меня совершенно непонятно!»

Кстати, во время съемок этой ленты за кадром остались кое-какие экстремальные моменты: «Тогда мне пришлось на самом деле спасать собачку, – говорит Александр, – она вдруг прыгнула в темную воду подмосковной речки. А время было уже холодное, октябрь. Я ее вытащил из реки. Было очень холодно! Я плаваю, в принципе, неплохо, но в ледяной воде никто не поплывет – все как топор. Но я выплыл. Просто жить захотелось!»

Готовность к подобным ситуациям или же физическим нагрузкам очень важна для Балуева, ведь его часто приглашают сниматься в боевиках. «Пока я чувствую в себе силы, и мне никто не говорит: “Саня, пора тебе на кабинетную работу”. Пока я, наоборот, отказываюсь от кабинетных ролей – сидеть в кресле, давать указания по телефону. Но и рисковать на площадке я не стремлюсь – масса поучительных примеров, в том числе и трагических. В кино есть две разных профессии – каскадеры и актеры, и каждый должен заниматься своим делом. Им не зачем сниматься в “крупняках”, а нам не надо выпрыгивать из автомобилей. Ведь кино это такая технология, что зритель никогда не поймет – кто прыгнул на самом деле. Я вообще за то, чтобы на съемках поменьше происходило чего-то экстремального и не запланированного».

Хотя Балуев часто и играл военных, оружием он никогда не увлекался: «Ничего в нем не понимаю, не знаю даже как автомат передергивать, пока не покажут. Ну а если по роли приходиться брать в руки оружие – и стреляю, и ножи метаю, как то так получается. У нас же все проще, чем у американцев. Это они стараются делать из своих универсальных солдат. Я посмотрел на них во время этой войны чудовищной в Ираке: ездят на мотоциклах, с каким-то колоссальным вооружением за спиной, антенн восемнадцать у него торчит из головы. Я думаю, вот, одну антенну ему обрежь – и он уже небоеспособен».

«У меня то одна война, то другая»

Сейчас на экраны выходит новый фильм с участием актера – «Кандагар», снятый по реальным событиям. Летом 1995 года российский самолет Ил-76 частной казанской авиакомпании «Аэростан» совершал коммерческий рейс из Албании (в фильме – из Стамбула) в Кабул. Экипаж самолета состоял из семи (в фильме – пяти) жителей Казани. На борту самолета находились патроны, предназначенные для правительства Афганистана. В небе над Кандагаром самолет неожиданно атаковал МИГ-21 – истребитель повстанческого движения «Талибан». Самолету было приказано немедленно совершить посадку под угрозой ракетного огня на поражение. Так летчики стали пленниками афганских талибов. Целый год и 13 дней они находились в афганском плену в нечеловеческих условиях. Сбежать им удалось, когда они сумели угнать самолет.

Балуев в фильме играет командира экипажа: «Натуру снимали в пустынях Марокко, а интерьеры и декорации кабины пилотов уже у нас. Режиссерам я уже, наверное, надоел, но они ко мне все равно обращаются, потому что так хотят продюсеры. Ведь продюсеры достают деньги под определенный актерский пасьянс. Может они, мало смотрят кино? Вот и получается у меня то одна война, то другая… Видимо, для кинематографа война имеет наиболее насыщенный момент – и сценарный, и характерных проявлений. Страна и война – два понятия, идущих у нас рядом, к сожалению. А почему соглашаюсь? Мне хочется показать отношение людей, форму которых я ношу, ко всему, что они делают: и к выполнению приказа, и к начальству, и к подчиненным, и к самому себе – прежде всего. Считаю, что армию незаслуженно очерняют в некоторых случаях. И если мне удастся на протяжении всех моих военных ролей протянуть свое отношение к войне, то мои старания не пропадут зря».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вечерняя Москва», «Сегодня», «Татар-информ», «Независимая газета», People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты