Александр Бобров: «Предпочитаю не путать профессию с жизнью»

0

Вечно попадающий впросак Андрей Агапов в исполнении Александра Боброва привлекает к себе внимание и запоминается ничуть не меньше, чем главные герои популярного сериала.

– Александр, обаятельный образ Агапова все еще близок вам? Все-таки три года в его «шкуре» были…

– Наверное, в чем-то я с ним сроднился. Хотя предпочитаю не путать профессию с жизнью. Роль рождалась откуда-то из души. Выстраивал параллели, думал, кого бы подобного я смог сыграть. Понимал, что надо играть героя, искреннего в своей глупости. Надо было очень поверить в способность моего Андрея совершать глупейшие поступки, иначе не сыграть достоверно.

– Брали что-то из опыта собственной жизни?

– Конечно! Взять хотя бы отмечание майских праздников. Я обожал приезжать в свой родной поселок Осокоровка в Херсонской области. Собирались молодежной компанией, убегали от родителей на Днепр, купались в холодной реке, орали, дурачились, пили водку, дрались за шашлык, гоняли в футбол. Было весело и азартно. Теперь я все реже и реже выбираюсь на Украину, но память такая штука, что держит тебя – не отпускает. Вот это свое бесшабашное юношеское отношение к дружбе я и передал своему герою – ну забывает Агапов свои обязанности по службе, не выполняет распоряжения начальства, сидит и празднует – искренне и радостно.

– Сценаристы под вас, наверное, прописывали роль?

– Пять серий были написаны изначально, потом уже персонажи вели сценаристов за собой. Мы, актеры, корректировали не только текст, но и стиль поведения. Я бы сказал, что мы с Борей придавали своим героям больший размах, доводили многое просто до абсурда, до дичайшей нелепости. Хотя, безусловно, при этом мой Агапов положительный герой.

– Знаю, что в продолжении «Глухаря», в сериале «Пятницкий», вы уже не играете. Жаль было расставаться со своим героем?

– Я еще не определился, жаль или нет. За три года мы все равно очень многое сделали. Наверняка сериал повторят не раз, и зрители снова будут сочувствовать жизни наших персонажей.

– А как прошел год, когда не снимались в «Глухаре»? Наверное, вас завалили ролями?

– Не поверите, нет! На улице, конечно, узнают, автографы просят. При этом никаких новых ролей в кино не предлагают. Парадокс. Но я, как человек верующий, полагаюсь на судьбу, – видно, час еще не пробил. Да и грех жаловаться – сколько вообще артистов сидит в безвестности. А у меня все-таки постоянная работа в Театре Луны, несколько ролей в антрепризных спектаклях. Кстати, в моей профессиональной судьбе, конечно же, произошел огромный поворот. Теперь я играю не только героев второго плана – несколько месяцев назад у меня появилась главная роль в спектакле режиссера Ованеса Петяна «Опасные мальчики». Это очень смешная скандально-криминальная современная комедия положений. В постановке заняты еще три актера из «Глухаря», и на сцене мы чувствуем себя одной командой.

– Прошлой весной вы признавались в интервью, что еще не встретили свою любовь. Произошли ли изменения в вашей жизни?

– Да! Я встретил и полюбил прекрасную девушку Катю, она хореограф, педагог. Кстати, отталкиваясь от ее характера, от наших отношений, я многое построил в «Опасных мальчиках». Вообще я думаю, надо сначала любить, а потом уже играть любовь.
 
– Вы же мечтали о домоседке, о хозяйке. А ваша любимая явно пропадает на работе…

– Ну что же, любовь мудрее наших представлений о ней. Главное, нам приятно что-то делать вместе. Например, курить кальян (улыбается).

– В спектакле вы комично репетируете «Гамлета». На самом деле хотелось бы когда-нибудь получить серьезную драматическую роль?

– Я не считаю себя актером раз и навсегда избранного амплуа. Надеюсь, в моей жизни возникнет серьезная роль. Даже в «Опасных мальчиках» есть момент исповеди, когда моя жена (по роли) закрывается на кухне и я пытаюсь ей доказать, почему мы должны быть вместе. Когда я долго из-за закрытых дверей не получаю ответа, в этом трагедия. И это надо суметь сыграть.
 
– Говорят, Москва слезам не верит. Трудно вам, наверное, в столице жить?

– Нелегко. Я боюсь здесь очерстветь – в какой-то момент жизненная рутина, каждодневная борьба за место под солнцем тебя ожесточает, выхолащивает – и ты начинаешь себе изменять. Вот с этим я в себе и борюсь.

– Наверняка доброту, открытость и за слабость могут принять…

– Я могу постоять за себя, даже с кулаками, недаром у меня коричневый пояс по айкидо. Хотя, думаю, и само добро – это тоже сила.

– Случалось ли, что благодаря вашей роли в «Глухаре» вы разрешили какую-то проблему в жизни?

– Недавно на моего родного брата, приехавшего с Украины ко мне в Москву погостить, поздно вечером напали грабители – ударили по голове, отняли деньги, документы. В полиции, куда мы обратились, нам только посочувствовали. Меня узнали, поулыбались, руку пожали. Но никто тем не менее не бросился искать преступников. Объяснили, что у них один наряд и физически нет никакой возможности кого-то ловить. А самое ужасное, я понимаю, что полицию поставили в такие рамки, где они дышат через раз. Не особенно людям там весело. Они не столько преступления раскрывают, сколько бумажной волокитой занимаются. За 20 тысяч рублей зарплаты никто под пули не хочет лезть.

– Больше не хотите играть полицейского?

– Не против абсолютно. Кино и реальность – вещи разные. Но в жизни я, конечно, не хотел бы работать в полиции. Я знаю, как к ментам относятся в обществе. Моя психика бы не выдержала. Эта кухня не по мне.

Елена Добрякова,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты