Александр Карелин: «Нужно ставить на молодых!»

0

Недавно трехкратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Александр Карелин побывал в Тюмени на международном турнире серии «Гран-при Ивана Поддубного». Там он также стал гостем клуба неформального общения «Неслучайные встречи», где школьники задавали ему вопросы о его карьере.

– Россия принимает уже вторую Олимпиаду. Первая прошла в 1980 году, с тех пор многое изменилось?

– Многое изменилось, сейчас мы живем в иное время, с иными спортивными ориентирами. Тогда государство и политическая доктрина были другими. Посмотрите, как подавались новости: писали об Играх оптимистично, сейчас пишется с чернотой, подчеркивается, что все плохо. Мы начинаем привыкать к тому, что о спорте рассуждают с точки зрения гонораров игроков, бюджетов клубов или околоспортивных скандалов. В этом отношении современным атлетам сложнее, им приходится читать о себе не только хорошее, но и гадости. Это очень сильно влияет на сознание спортсмена. Но если сосредоточиться на самом главном – спорте, то все осталось прежним, нужно показать себя, явить миру и судьям то, что в тебя вложили родители, а ты отточил с помощью своих тренеров и конкурентов, которых оставил за бортом отбора. Этот постулат никто не отменял, он обязателен что в 1980-е годы, что в сейчас.

Есть еще одна сложность — до сих пор происходит смена поколений в спорте. Мое мнение — нужно рисковать, но больше ставить на молодых. На ветеранах ездить долго невозможно. Молодой спортсмен выйдет на старт, как с испугу шарахнет! Маститому и обремененному титулами это сделать сложнее.

– Как вы пришли в греко-римскую борьбу?

– В этот спорт я пришел почти в 14 лет. Учился в 19-й школе Новосибирска, как-то на перемене мы валяли дурака. Проходил мимо Виктор Михайлович Кузнецов, тренер, пригласил нас в зал: и тех, кто валял, и тех, кого валяли. Так я оказался в борьбе.

– Какой бой в вашей блестящей спортивной карьере была самым сложным?

– У нас не бои, у нас схватки. Можно еще говорить «поединки». Бои — там, где бьют по лицу, а у нас в основном – по самолюбию. Есть одна большая клякса, которая перекрыла все блестящее. На последних Олимпийских играх я стал вторым, единственный раз проиграл иностранному атлету. Сложными для меня были схватки на чемпионатах Союза. Как говаривал тогдашний главный тренер сборной СССР: «Каждый из вас, с первого по шестой номер, – потенциальный чемпион мира, причем тогда, когда вы специально не готовитесь. Вас среди ночи подними – вы должны победить». Я о советских спортсменах собирал газетные вырезки, а потом мне, 19-летнему, с ними пришлось бороться. А еще очень сложный поединок — с самим собой, и это знакомо абсолютно всем. Вместо того, чтобы утром понежиться в кровати, нужно встать и сделать зарядку. Зарядка — от слова заряд, нужно добавить шансов на победу, тогда ты будешь дееспособен, опасен для противников и полезен для друзей.

– Если бы был шанс продолжить карьеру спортсмена, вы сделали бы это?

– Если бы был шанс — да. Я начал тренироваться почти в 14 лет, в 21 поехал на первую Олимпиаду, в 33 прошел четвертые Игры. Но каждому овощу — свой сезон, нужно руководствоваться не хотениями, а здравым смыслом. Правда, иногда приснится, что надо ехать на соревнования, готовиться. Просыпаешься и думаешь: «Вес большой, согнать не успею».

– Что для вас служило мотивацией выступать? Когда было тяжело, что вы делали?

– Раньше я молчал, это сейчас научился разговаривать. Что такое мотивация? Это причина, по которой ты делаешь что-то. Всегда надо думать о причинах! Признаюсь, что депутатская деятельность — не моя работа, у меня категоричный характер. Я предпочитаю объясняться коротко, но если могу кого-то убедить, должен это сделать. Когда-то главный тренер сборной мне сказал: «Саша, ты можешь не ехать на соревнования, потому что у тебя сломаны ребра, но ты капитан команды, и нам нужен столб, на который повесят медаль любого достоинства, потому что до финала ты дойдешь даже с этими травмами». Для меня это не стало поводом не ехать, я расценил это как возможность быть полезным. Мне было лестно, что меня олимпийский чемпион, главный тренер сборной страны просит подумать, хотя можно сняться с соревнований.

– Что нужно современной молодежи, чтобы стать патриотами?

– Есть такой драматург Евгений Гришковец, мне он симпатичен. Он говорит на почти что балалаечном языке, и часто это моноспектакли. В одной из своих постановок он сказал, что нынешнее поколение пытается жить по законам, мы же всегда жили по правилам. О чем я говорю? О том, что правила эти очень простые — уважай старших; громко говори «спасибо», если тебе оказали услугу; не стесняйся сказать товарищу, что он заблуждается. То же самое с патриотизмом. Для меня это просто и понятно. Когда я попытался лежать на диване и почесывать пузо, мой папа сказал: «Сынок! У тебя на это права нет, потому что ты обречен быть кормильцем, ты – мужчина. Ты будешь доедать за столом за всеми: сначала покушают все домашние, а потом ты». И я понял, что мужчина должен быть сильным, впрочем, как и женщина, только проявление силы у них разное.

Патриотизм — он в честности, каждый должен заниматься своим делом. Давайте, я вам пример приведу. Минувшим летом Новосибирску исполнилось 120 лет, меня попросили написать поздравление горожанам. Я написал: «Любишь Новосибирск — не бросай бумажки, не плюй на улице. Карелин». Мне говорят: «Ну, вы же депутат! Напишите текст: дороги, виадуки, школы». Я говорю: «Подождите! Один не бросил бумажку, второму не нужно подметать, третьему – не надо выделять на это деньги, четвертому — не нужно контролировать». Сколько мы энергии сохранили?! А ее можно направить на развитие.

– Трудно ли жить вашей жизнью?

– Жить моей жизнью неимоверно интересно. Сложновато, что много приходится ездить и летать, но я отношу это к разделу уникальных возможностей. Я благодарен судьбе, что у меня они есть.

Екатерина Скворцова,
«Вслух.ру»

Поделиться.

Комментарии закрыты