Александр Кузнецов: «Режиссёр сказал, что с фингалом ещё лучше»

0

В конце 1980-х студент Щуки Александр Кузнецов после выхода на экраны фильма «Джек Восьмеркин – “американец”» проснулся знаменитым.

— Александр, когда вы в первый раз перешагнули порог Киностудии Горького?

— Первое моё появление на Киностудии Горького произошло, когда я был ещё студентом МАИ и одновременно абитуриентом Театрального института имени Щукина. Я что-то узнавал относительно вступительных экзаменов, и вдруг ко мне подошла женщина и сказала: «Завтра мы снимаем фильм на Студии Горького, вы нам подходите, приезжайте». Я радостный и довольный еду домой, но при выходе из автобуса на меня нападает пьяный хулиган и прямо с размаху бьёт в глаз – па-бам! Завязалась драка. На следующий день с распухшим глазом приезжаю на Киностудию Горького. Закрыв глаз рукой, подхожу к режиссёру, здороваюсь. Он меня спрашивает: «Что ты глаз-то закрываешь?» А когда увидел мой фингал, воскликнул: «О! Так ещё лучше. Давай!»

— В Щукинское театральное училище вы поступили, будучи студентом 5-го курса МАИ. Выходит, даже диплом в МАИ не защитили?

— Нет. Более того, я сделал себе фальшивую справку, что работаю водителем на автобазе. В то время такой поступок мог вызвать большой скандал на уровне Министерства образования. Но когда я в Щуку уже поступил, и мне пришлось донести необходимые документы, мой обман раскрылся. Приёмная комиссия взорвалась: «Вон отсюда, обманщик!» Я выбежал, красный от волнения, а за мной выскочил Юрий Васильевич Катин-Ярцев: «Саша, как ты мог такое сделать?! Ну хорошо, мы что-нибудь придумаем». И преподаватели пошли просить за меня в Министерство высшего образования и получили добро.

— В армии служили?

— Нет. Хотя после того, как я поступил в Щукинское училище и забрал документы из МАИ, меня тут же потащили в военкомат. После медкомиссии полковник объявил, что меня направляют служить в артиллерийские войска. Я тогда падаю на колени и говорю: «Товарищ полковник, да вы что?! Я же поступил в творческий вуз. Вы понимаете, что это такое?! Если я сейчас уйду в армию, меня никто не возьмет обратно и я не смогу стать артистом». Он говорит: «Прекратите этот спектакль! Хватит здесь артиста валять». И вдруг две женщины из общественных организаций, присутствовавшие на комиссии, говорят: «Это же единственный артист во всём Тимирязевском районе города Москвы. Если его сейчас в армию заберёшь, то нам всю статистику сломаешь». В общем, эти сердобольные женщины спасли мою артистическую карьеру.

— Вы 18 лет прожили в Америке, а как туда попали?

— Мне предложили сняться в международном сериале «Аляска Кид» и в американском фильме «Бегущий по льду». Взял репетитора, усиленно занимался английским и прошёл пробы. Полтора года мы колесили по Польше, Чехословакии, Германии, Америке. А у нас в начале 1990-х киностудии закрылись, коллеги сидели без работы, и я подумал, почему бы не попробовать зацепиться в Америке, тем более что этому времени я уже числился в гильдии киноактёров США.

— Слышала, что вам довелось работать с Сильвестром Сталлоне?

— Одна из первых моих работ в Америке — съёмки в фильме «Разрушитель» с Сильвестром Сталлоне. Я, можно сказать, случайно оказался на съёмках. Одну из сцен снимали на сверхсекретном объекте в Космическом центре в Лос-Анджелесе. Меня посадили за стол прямо напротив актрисы Сандры Буллок. И вот вошёл Сталлоне, со всеми поздоровался, обменялся шутками, в основном с Сандрой Буллок. Потом сел на пустой стул рядом со мной и спрашивает: «А ты кто? Почему я тебя не знаю?» Отвечаю: «Я русский актёр, можно сказать, только-только приехал из России». Он тогда шутливо воскликнул: «О! Русские уже в Голливуде! Спасайся! Что делать?!»

Я по своей наивности достал фотоаппарат, подбежал к главному оператору и попросил его, когда будет свободная минутка, сделать пару кадров. С моей стороны это было неслыханной наглостью. Потому что уже в 1992 году в Голливуде очень скрупулёзно следили за тем, чтобы никакая информация не уходила со съёмочной площадки на сторону. Ведь это интеллектуальная собственность. Короче говоря, я нафотографировал тогда плёнки три со Сталлоне в разных ракурсах. Потом, когда узнал о запрете, подумал, что все, наверное, восприняли меня как какого-то блатного, раз я позволяю себе такие вещи.

— Чем сейчас занимаетесь?

— В Москве открыл Международную школу «Кузница кино и телевидения», тем самым продолжив дело, которое в 1995 году начал в Лос-Анджелесе. Там у меня была школа актёрского мастерства. И конечно, продолжаю сниматься. В прошлом году прошёл многосерийный фильм с моим участием «Неравный брак». Сейчас снимаюсь у Юрия Кары в фильме «Генеральный конструктор» про Сергея Королёва и в сказке «И я там был».

— У вас три сына. Где они сейчас?

— Данила и Григорий родились в Москве, а младший, Иван, — в Лос-Анджелесе. У старшего свой бизнес в сфере Интернет-технологий. Средний пока ещё в поисках себя, но уже сделал меня дедом. Григорий окончил в Москве Институт рекламы. Потом, видимо, сказались гены мамы — актрисы Юлии Рутберг, ну и мои. И он поступил в Щукинское театральное училище, но обучение не завершил и сейчас тоже в Америке.

Ирина Колпакова,
«Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты