Топ-100

Александр Масляков: «Нормальному человеку надоедает смеяться над политиками»

0

За кулисами КВН его называют барином, а он себя — деспотом: «В творчестве не может быть диктата. А в творческом коллективе без него все—таки не обойтись. Ведь имеем дело исключительно с гениями. Но когда все гении, то очень сложно собрать все воедино и направить в нужное русло. Кто-то должен прекращать споры, и это делаю я».

«Я и сейчас боюсь начала любой съемки»

Александр Масляков родился 24 ноября 1941 года в Свердловске. Окончил Московский институт инженеров транспорта, но еще на четвертом курсе учебы впервые попал на телевидение и сразу стал ведущим популярной программы: «Я не играл в студенческой команде КВН, хотя и имел отношение к художественной самодеятельности, – говорит Масляков. – Где-то в январе 1964 года в коридоре института меня встретил капитан институтской команды и сказал: “Саша, есть возможность попробовать себя в качестве ведущего КВН”. Честно говоря, я не очень сопротивлялся. Мне самому было интересно посмотреть на кухню телевидения. Да и льстило, что вот меня по телевизору увидят папа с мамой. Короче, понятно, что нормальный человек против такого предложения устоять не мог».

Сейчас он не может сказать, чем сразил строгих авторов программы: «Наверное, все остальные были еще хуже. Ведущего выбирали из пяти человек. Конечно, я боялся. Да я и сейчас боюсь начала любой съемки. Минут десять эфира всегда проходит на нервах. С моей точки зрения мое первое появление на телевизионном экране было полным провалом. Но, похоже, что никто, кроме меня, этого не заметил. Потому что эти самые появления продолжаются до сих пор. Я тогда, как сегодня говорят, кайфовал. Я смотрел, разинув рот на этих КВНщиков, на этих умных, остроумных ребят. Я вел передачу, получал удовольствие и бежал домой по студенческим делам. Мне еще около 20 рублей платили гонорар. А когда в 71-ом нам сказали, что КВН закрывают, это, конечно был крах. Ведь не было скандалов, проколов, все на пустом месте. Самое обидное, что никто не объяснил причин, просто сняли с эфира».

В то же время какой–то капитан команды КВН попался с валютой при попытке выехать в Израиль. Но всю эту историю пресса показала так, будто она случилась как раз с Масляковым. В одном из интервью ведущий вспоминал: «Да нет, если бы я настолько проштрафился, то вряд ли снова оказался бы на телеэкране. Такого в Советском Союзе произойти не могло. Однажды для одного зарубежного действа мне понадобилась справка, подтверждающая, что на территории РФ никаких проблем с законом у меня не возникало. Мне выдали бумажку, где было написано, что я не привлекался».

«Сейчас главный враг — это я, последняя инстанция»

В 80-х гг. председатель Гостелерадио СССР Сергей Лапин запретил появление в эфире людей с усами и бородами, которые не вязались с штампом об аккуратном советском человеке. Но игроки одной из команд появлялись в эфире в стиле «геолог», это и послужило поводом для официального запрета передачи. «Но все понимали, что кому-то просто помешали студенческие шутки, которые, справедливости ради, нередко
затрагивали политическую сторону», — вздыхает Масляков.

О программе не забыли, в КВН играли – на факультетах, в районных клубах, но сама передача не выходила в эфир. Так продолжалось до 86 года, когда началась перестройка, и появилась идея возродить программу. «Было сложно, – вспоминает Масляков, – начальники остались доперестроечного времени, они слышали, что уже все можно, но не очень понимали как это – все можно. По-прежнему какое-то время было ничего нельзя, и по-прежнему меня вызывали на ковер, были разные претензии и у журналистов, и у политиков. Один вообще не смотрел, что сняли, он читал распечатки, как свои книги, ему не нравилось, он вызывал меня. Так я перестал быть мальчиком, который за 20 рублей получает удовольствие от жизни, а оказался отвечающим за все. И он мне говорил: “Так, вот эти две страницы я вычеркиваю”. Я объяснял, что это домашнее задание одной из соревнующихся команд, это конкурс.

Но это время кончилось. Сейчас никто ничего не читает, не вычеркивает. Сейчас главный враг — это я, последняя инстанция. Есть еще редакторы. Они на переднем плане, потом уже иду я, кто все портит, по мнению проигравших команд, или помогает, по мнению выигравших. Сейчас интересней, но сейчас другая проблема, вот микрофоны, аренда – все это стоит больших денег. Если раньше из Владивостока в Москву на игру КВН институт сам мог отправить свою команду, то сейчас, чтобы приехать из Киева в Москву, нужно искать спонсора».

«На работе с женой ссоры из-за КВН и дома тоже»

Когда-то, еще до закрытия КВН в 1971 году, Масляков вел эту программу вместе со Светланой Жильцовой. Эта молодая пара быстро обаяла огромную страну и, естественно, сначала им приписали роман, а потом и поженили. «Не было у нас с ней ничего, не было», — не устает повторять Масляков. Интересно, что слухи такие ходят до сих пор, возможно потому, что жену ведущего действительно зовут Светлана.Они познакомились на телевидении и до сих пор работают вместе. «Моя жена пришла в программу режиссером, – говорит Масляков. – Мы были знакомы несколько лет, встречались, потом решили пожениться. Живем с ней уже больше сорока лет, и часто возникают ссоры: на работе из-за КВН и дома из—за него же. Но все решается мирно.

Посуду мы не бьем. Она иногда бунтует, несколько раз грозила уйти из программы. Говорила, что, когда работала на других телепередачах, ее принимали за человека, а я…»

Именно Светлана больше занималась воспитанием сына, Александра Маслякова-младшего, который сейчас также стал ведущим. «Говорят же, что мальчики тянутся больше к мамам, а девочки – к папам. Это мой случай, – говорит он сейчас. – Моя мама умеет гасить конфликты, она выросла в коммуналке, а там всякое бывало. Все эти рассказы про крыс в борще на общей кухне, судя по маминым словам, чистая правда. Еще до моего рождения родители получили квартиру, где я и вырос. Мне, кстати, квартира эта до сих пор в кошмарах снится».

Младшего Александра Александровича кавээнщики называют Сын Санычем. Когда у него спрашивают, как попал в КВН, отшучивается: «Шел по улице, увидел объявление: “Нужен ведущий для КВН”, пошел и стал ведущим. На самом деле, когда надо было выбирать, чем в жизни заняться, я выбрал КВН. Я и тогда не был уверен, что это правильно. Сомневаюсь в этом до сих пор». Тем не менее, младший Масляков ведет несколько телевизионных программ. Отец признается, он контролирует процесс и помогает советом сыну. «Я стараюсь не давить авторитетом, при этом мне интересно наблюдать, как развиваются события». А вот младший Масляков может похвастаться тем, что отучил отца от курения. «Я очень жестко подходил к этому. Заставлял папу сначала снизить долю никотина, а затем и вовсе отказаться от этой вредной привычки. Плакал, ныл, просил, чтобы сейчас же затушил сигарету. Рисовал плакаты на тему “Капля никотина убивает лошадь”. Еще следил за тем, чтобы папа экономил электричество, выключал свет за собой, воду зря не расходовал. Таким вредным был ребенком. Но папа меня слушался. Результат — сейчас он не курит».

Старший Масляков уже несколько лет как стал дедушкой, но в дела семьи своего сына он старается не вмешиваться: «Таисия не столько наша с супругой внучка, сколько дочь своих родителей. Детям мы ничего не советуем, в их жизнь не вмешиваемся. Бываем у них в гостях на выходных, играем с внучкой, но у них своя жизнь, у нас своя. Таисия же у меня очень интересная, не знаю, все ли такие дети, но она очень рано начала говорить, и сейчас с ней можно запросто обсуждать разные темы. Недавно невестка обнаружила, что у Таи есть слух и отвела на пение. В общем, все, как у всех».

«В России сложно выступать с шутками об украинской политике»

Уже почти десять лет Масляков ведет игры Украинской лиги КВН и его можно видеть регулярно на сцене Октябрьского дворца, а вот когда он гуляет по Крещатику, его не узнать: «Я люблю бывать в Лавре, но не разгуливаю по городу с “открытым забралом”. В силу специфики производства, приходится надевать очки, натягивать кепку на глаза, закутываться шарфом. Но, естественно, физиономию публичного человека в любом случае узнают. Раньше часто просили автографы, сейчас — просят сфотографироваться. Кстати, впервые я попал в Киев еще в молодости, это было в 60-х годах. Меня с партнершей Светланой Жильцовой пригласили на съемки художественного фильма о телевидении. Мы были уже популярные, поэтому Штепсель и Тарапунька, которые играли главные роли в фильме, нас и позвали. В свободное от работы время дочь Ефима Березина (Штепселя) проводила нам экскурсии. И тогда уже спокойно пройтись по Киеву нельзя было, нас многие узнавали».

Когда КВН только возрождался и до начала двухтысячных годов в Высшей лиге, в Москве, было очень много украинских команд, а сегодня их нет. «Действительно был такой период, когда в КВНе было очень много Украины: Харьков, Днепропетровск, Донецк, Запорожье, Львов, Киев, Одесса, – говорит Масляков. – Тогда замечательно играли и российские, и белорусские команды, при этом не было ни одной московской. И, кстати, никто не знал почему. Мы удивлялись — ВУЗов в Москве полно, молодежи полно, а команды, достойной играть в Высшей лиге, нет. Но сейчас все изменилось — появилось очень много москвичей играющих, есть в Москве своя лига КВН. И мне очень жаль, что так получилось с украинскими командами. Повторюсь – не знаю, почему так вышло. Но я вижу, что ситуация выравнивается, уже появляются достойные представители, и в следующем сезоне, думаю, в Москве будет больше команд из вашей страны».

Порой, конечно, украинские команды просто зациклены на местной политике, и шутят о ней очень много, но Масляков говорит, что совсем не против этого, если шутки действительно смешны: «Мы никогда не редактируем то, что актуально интересно, мы же не идиоты, чтобы рубить сук, на котором сидим. Хотя в России, конечно, сложно выступать с шутками об украинской политике, ведь там их просто могут не понять. У нас тоже было время, когда мы жили от митинга к митингу, и об этом только шутили, но это прошло. Нормальному человеку все равно надоедает смеяться над политиками, и у молодых людей, насколько я помню, существует масса других интересов».

Самого Маслякова уже называют академиком юмора, но он только открещивается от подобного звания: «Не разбираюсь я так хорошо в юморе. Просто волею обстоятельств оказался среди потрясающе остроумных молодых людей и кайфую от этого общения. А называть себя академиком юмора — да Бог с вами. Я профессионал телевидения. Вот об этом, наверное, можно говорить».

Много времени в его жизни занимает именно работа, а потому у Маслякова почти нет друзей, разве что такими он считает свою семью. «Хотя есть люди, которые помогут мне в различных ситуациях, – признается телеведущий. – И, безусловно, есть люди, которым по возможности я помогу. Без этого было бы совсем погано… Но другом никого, кроме своей жены, назвать не могу. Я замкнутый человек. И с годами становлюсь все менее общительным. Хотя никогда и не был тусовщиком. Вот я слышал по телевизору от Басилашвили: “Кто в 20 лет не оптимист, а в 60 не мизантроп, тот, может быть, душою чист, но идиотом ляжет в гроб”. Нет, я не мизантроп, но думаю, что как бы двигаюсь в этом направлении».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» , «Жизнь» , «Советская Белоруссия»

Share.

Comments are closed.