Александр Мохов: «Замахнулись почти на “Тихий Дон”»

0

Его путь к славе был довольно тернист, поэтому звездная болезнь к артисту не прилипла, а обошла стороной.

Не хотел идти в 9-й класс

Александр Мохов родился 22 июня 1963 года в Вологодской области на Волго-Балтийском канале. Детство же будущего актера прошло на другом конце страны – в маленьком дальневосточном городке Шимановск Амурской области. Историю своей семьи он узнал лишь за неделю до смерти мамы в 91-м году, отец пережил ее на десять дней. А как они когда-то встретились, Александру поведал его двоюродный брат: «Отец мой — дитя войны, дед был разведчиком. Однажды он не вернулся с задания. Семья жила в Москве на Серпуховской. Бомба попала в дом, маму отца убило, папу с братом откопали и отправили в детский дом. Однажды компания взрослых детдомовцев, человек двадцать, среди которых был мой отец, гуляла по Москве, и кто-то из парней решил отобрать у прохожего фотоаппарат. Мужчину ударили и случайно убили. Кто это сделал, разбирать не стали. Время было суровое, забрали всех — всем дали по 15 лет. Отца отправили на поселение, затем на комсомольские стройки».

Его будущая жена тогда тоже жила в Москве, окончила институт геодезии и картографии с красным дипломом. А потом и встретила свою любовь. Но тому жить в образцовом городе мира со статьей было нельзя. Сказали, выбирайте или Среднюю Азию, или Дальний Восток. И они предпочли Амурскую область. «Родители всю жизнь скрывали от меня эти факты. Хотя отец — человек замечательный. Если во мне есть что-то доброе, трогательное, нежное — это от него», – говорит Мохов.

Стать артистом он решил еще в школе – просто не хотел идти в 9-й класс! В руки Саше попалась книжка для поступающих в средние специальные заведения, там он и прочитал, что можно уехать в Иркутск и поступить на артиста драматического тетра. Кто такой артист, было понятно. Но что означало «драматический» — вот это была загадка для Мохова. «Сказал папе с мамой, они решили, что я опять смеюсь. А остальные пальцем у виска покрутили. Но у меня, 15-летнего подростка, была уверенность в себе, – рассказывает Александр. – Я вообще фаталист, верю в судьбу и в то, что случайностей не бывает. В жизни все закономерно».

Он не думал о сложностях поступления. Приемная комиссия сказала: «Прочтите Есенина». – «А кто это?» — ответил Саша. Преподаватели посмеялись, но взяли Мохова учиться на кукольное отделение. Так он и изменился, начал много читать и в итоге стал единственным студентом в иркутском театральном, которого перевели с кукольного на драматическое отделение. Обычно случалось наоборот.

«Москва распахнула для меня свои объятия»

После вручения диплома Мохову предлагали работу во многих городах. На распределение пришел режиссер из Южно-Сахалинска, говорит: «Поехали со мной, там кругом океан, красота!» Но Александр ответил: «Поеду, только мне в армию идти». – «Да у нас все схвачено!» – уверял режиссер. Мохов ему поверил, отправился в его театр, однако там его все равно забрали в армию! «Опять судьба. Если бы не это — не попал бы в Москву, – рассказывает артист. – Я служил в Хабаровском крае артиллеристом, был старшиной, в моем подчинении было 64 человека. Все было: дедовщина, трудности и радости. Армия и тюрьма — экстремальные ситуации для человека. Но если ты нормальный, тебя никто никогда не тронет. Зато там такое братство! Со своим лучшим другом я познакомился в армии. А дружба, как любовь: бог ее или даст, или нет».

После службы в Хабаровске Мохов решил посетить Москву. Поехал на поезде, так как паспорт лежал в театре Южно-Сахалинска. Там увидел своих бывших однокурсников, они поступали во МХАТ. Решил рискнуть с ними, а экзамены-то уже закончились. Однако молодым артистам рассказали, что Олег Табаков с третьего курса отчислил нескольких студентов, а поэтому к нему можно пробиться на прослушивание. «Это я сейчас наглый, тогда скромнее был. Сам не подошел, – вспоминает Мохов. – Но в итоге Табаков меня прослушал и сразу взял на третий курс, хотя официально я должен быть на втором. За год я сдал два курса без троек.

Москва распахнула для меня свои объятия. Тетка, у которой я остановился, долго соседкам рассказывала. “Во какой! Приехал мальчик с Дальнего Востока. День провел в Москве, на следующий говорит мне: “Теть Тонь, завтра мне Табаков должен звонить, позовите к телефону”. Ага, держи карман шире, сам Табаков. Но вы бы видели, с каким лицом она на следующий день подошла ко мне с телефонной трубкой и сказала: “Табаков звонит”. Сначала он взял меня с испытательным сроком, а через полгода предложил остаться. Сложилось так, что в “Табакерке” я отслужил почти 27 лет».

Был и бизнесменом, и контрабандистом

В 1989 году вышел фильм «Беспредел», где Александр сыграл зэка Пархатого. Каждый житель Шимановска, где прошло детство артиста, сходил на эту картину. «Мои старшие братья-близнецы сидели на первом ряду и весь фильм кричали: “Братишка”, – рассказывает Мохов. – Но на следующий день я не проснулся звездой. Не было такого ощущения. А потом наступили лихие 90-е годы: разруха, передел собственности. Кино не снималось, многие артисты оказались не у дел. С одной стороны, такая пауза меня закалила, предотвратила от звездной болезни и вытекающих за ней последствий — когда быстро взлетаешь, больней падать. Есть восточная мудрость: “Мы все время завидуем тем, кто идет впереди нас. Но посмотрите на тех, кто следует за нами”. Мои успехи, даже маленькие, ценны и дороги».

Пока не было работы в кино и театре, Александр со своим старшим братом изготавливал мебель. «Юрий – уникальный мастер-краснодеревщик, а во мне есть хорошая администраторская жилка, – говорит Мохов. – Когда Олег Табаков создавал свой театр, то предлагал мне директорское кресло. Я отказался — хотел на сцене играть. С Юрой мы создали мебельный цех и преуспели. На предприятии работало 20 человек, когда везде люди по полгода не получали зарплату, мы своим хорошо платили. Как-то наши сотрудники в канун Нового года получили по тысяче долларов, каждому вручили по пакету с шампанским, фруктами.

Еще я иностранные машины перегонял из Белоруссии в Москву. За одну поездку получал по 100 долларов — это были хорошие деньги. Все отдавал в семью. Был и контрабандистом, сейчас это называется бизнесмен. Я был советником по культуре посольства Крыма. И в специальных магазинах для дипломатического корпуса брал виски по 200 рублей, а в киоск сдавал по тысяче. Но когда кино и театр стали потихоньку возрождаться, бросил все. Хотя, если честно, было трудно отрываться от такого стабильного заработка».

«Мне интересней снимать, чем сниматься»

В то время Мохов был женат на Татьяне, с которой познакомился еще в Хабаровске. У пары рос сын Семён. А потом после 16-ти лет брака Александр ушел к молодой актрисе Дарье Калмыковой, которая на двадцать лет его младше. «Табаков взял ее после училища в свой театр. Мы год были лишь друзьями — Даша хороший, чистый человек, – рассказывает Мохов. – Потом дружба переросла в любовь, мы поженились, родился сын. Даша — талантливая актриса, сейчас она много снимается, в том числе у меня как режиссера. Я ее попробовал в “Братанах” сразу на двух сестер. Она только парики меняла. Канал утвердил ее на обе роли, не зная, что их играет одна и та же актриса».

Режиссура в последние годы увлекает Александра намного больше, чем актерство: «Здесь во мне слились в одно целое актер театра, актер кино, режиссер, педагог, и мне это безумно нравится – я живу этим миром. Мне интересней снимать, чем сниматься. Интересно сделать эту шахматную партию вместе с артистами театра и кино. В своем телепроекте я знаю все минусы лучше, чем кто-то другой, учусь и иду дальше, – говорит Мохов. – Мы всю жизнь ищем человека, который будет нас понимать лучше всех, ценить больше всех. А в конце жизни понимаем, что этот человек – мы сами. Но должно пройти очень много времени, чтобы понять, кто ты есть. Диалог с собой – это самое сложное».

Как режиссер Александр поставил ряд остросюжетных картин: «Алмазы на десерт», «Учитель в законе», «Песочный дождь», «Братаны», а также политическую драму «Ельцин. Три дня в августе» о событиях 1991 года. Мохов не был их очевидцем, в то время он уехал из Москвы на гастроли с театром Табакова. Однако когда решил взяться за эту тему, над материалами работал долго и скрупулезно. Общался с Наиной Ельциной, хотел во всем разобраться лично, поэтому пересматривал документальную хронику в Госфильмофонде: «Кадры допроса председателя КГБ Крючкова в “Матросской тишине” произвели чудовищное впечатление. То кровопролитие, которое произошло в тоннеле, пытались приписать этому человеку. Тогда погибло четверо ребят. По глупости. Это был внутренний бунт против системы. Народ кипел от негодования, перегородил тоннель. С тех пор прошло 20 лет. Факты причастности Крючкова к этому событию не подтвердились. Я не имел права без доказательств вешать собак на ни в чем неповинных людей. И Ельцин у меня другой: растерянный, мучающийся. Вообще любой исторический фильм делается так, чтобы после просмотра у каждого думающего человека была своя точка зрения».

«У меня счастливая пора»

На съемочной площадке Мохов бывает очень жестким человеком, он славится тем, что одного-двух человек выгоняет с проекта, требуя работать с полной отдачей, а не отбывать номер. А еще не любит брать кого-то в свои фильмы по блату, этому его еще Табаков научил. «В его колледже нет ни одного блатного — только настоящие таланты, – говорит Александр. – Как-то у меня старший сын подрабатывал, но опоздал на съемку. Я распорядился, чтобы его оштрафовали. А директору наказал: еще раз опоздает, может на работу не приходить».

В прошлом году Мохов решил взяться за новый проект, который сразу получил рабочее название «Казаки. История любви»: «Замахнулся почти на “Тихий Дон”. Обещаю, будете и плакать, и смеяться». Было снято четыре серии, после чего представители телеканала, для которого делали фильм, решили, что эта история может стать основой для ленты, где будет целых 250 серий. И название придумали новое – «Пока станица спит». На этот раз от режиссуры такого долгого проекта Мохов отказался, однако остался работать как актер. Его герой – Петр Колеванов, богатый купец, который влюблен в молодую красивую девушку и хочет жениться на ней против её воли.

Съемки проходят в местечке Нежиловичи под Киевом. «Специально для нашего сериала здесь построены поражающие своими масштабами декорации, – говорит Елена Цыплакова, которая выступила одним из режиссеров проекта. – Это настоящая станица с домами, улицами и целыми кварталами. Здесь стоят две церкви и работает мельница. Даже деревья сажали вручную специально для съёмок! Здесь же выстроены улицы провинциальных городков Устюжин и Константинов. Всё выглядит очень натурально. Конечно, до этого у нас было несколько выездов в город Глухов и подо Львов. Но сейчас очень сложно снимать на натуре. Везде жалюзи, провода, асфальт. А у нас ведь 1911 год на дворе».

Уже отсняли более 130 серий. График работы очень жёсткий – съёмки идут по 12 часов шесть дней в неделю. Но всё же Мохов не забывает и о других своих проектах. В прошлом году он снялся в фильме по роману Вадима Панова «Тайный город»: «Так меня “зашкаливает”, бросает из крайности в крайность: от политических художественных фильмов, таких как “Ельцин. Три дня в августе”, документальных, как фильм о Табакове, и вдруг – фэнтези! – улыбается артист. – На самом деле, у меня счастливая пора: много идей и прекрасные партнеры, с которыми удается это материализовать. И время от времени судьба подкидывает какие-то неожиданные предложения, так что работы хватает».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Амурская правда», «Звездный бульвар», «Байкальские вести»

Поделиться.

Комментарии закрыты