Александр Парвус: человек, который придумал Октябрь

0

Человек, стоявший за Октябрьским переворотом, был по национальности евреем, но жил по исконно русским понятиям. Его «умом…не понять, аршином общим не измерить…». Более чем оригинальная деятельность Парвуса до сих представляет одну из самых серьезных загадок минувшего века.

На службе у Рока

Александра Парвуса (27.8.1867-12.12.1924 гг.) считали международным авантюристом, шпионом, гениальным коммерсантом, социалистом, блестящим публицистом-аналитиком. Это еще не все. Будучи выходцем из бедной семьи, он стал миллионером, но положил жизнь и честь за идеи Карла Маркса. Родом из России, он жил за границей и при этом грезил о российской политике. Он предпочел германского императора русскому царю и попытался устроить революцию в России на немецкие деньги.

Согласитесь, с рациональных позиций связать воедино этот далеко не полный перечень противоречивых «подвигов» крайне сложно. А вот иррациональный подход позволяет сделать это элементарно. Стоит только задуматься: а мог ли вообще простой еврейский паренек из солнечной, но провинциальной Одессы, Израиль Гельфанд (это настоящие Ф.И.), разрушить Российскую империю или втянуть страны в мировую войну без особых полномочий, полученных от самой Судьбы, и ответ возникает сам собой.

В подтверждение – два довода.

Во-первых, все знают: если судьба хочет устроить свои дела, она сама выстилает избраннику дорогу к цели, сама подталкивает героя в спину, сама подсказывает решения, подсовывает нужных людей. Она все делает сама и требует от человека одного: исполнить свое предназначение. В жизни Александра Парвуса все так и было. События складывались сами собой, люди возникали и проникались его интересами, деньги сыпались на голову, сам же Александр упрямо двигался к цели.

Во-вторых, исполнив свою миссию, человек становится Судьбе не нужен. И она бросает его. На практике это выглядит так: человек несется стремглав сквозь дела и годы, а потом вдруг раз… и оказывается у разбитого корыта, в пустоте и забвении. По инерции он еще рвется вперед, к подвигам. Но впереди стена. Уже другие вершат историю и двигают прогресс. Он, как мавр, сделав свое дело, уволен без выходного пособия.

С Парвусом так и случилось.

Поэтому не будем винить или оправдывать этого человека. На его месте мог оказаться другой. А вот страна в любом случае была бы та же.

Россия уже много лет готовилась к испытаниям, примеряла терновый венец и только ждала того, кто толкнет ее в пропасть.

Подарки Судьбы

То, что Израилю Гельфанду судилась особая доля, ясно с первых строк его биографии. Ведь не часто сыновья ремесленников-евреев, живших в России в конце 19-го века, становятся докторами философии и суперспециалистами по политической экономии. Изе повезло. По национальной квоте (5 процентов) он попал в элитную гимназию (цена обучения посильная, около 100 рублей в год). Юношей он закончил Базельский университет.

Потом была карьера в политике, сближение с видными российскими социалистами и членство в социал-демократической партии Германии.

В квартире Парвуса в конце 90-х годов позапрошлого столетия часто бывали Ленин с товарищами, здесь печаталась знаменитая «Искра», в которой «его (Парвуса) статьи, — пишет И. Дойчер, — обычно выходили на первой странице… редакторы с радостью отодвигали свои передовицы на задний план, оставляя место для него».

Тогда же произошло знакомство с Троцким, которого Парвус настолько увлек теорией «перманентной революции», что Лев Давидович со временем превратился как бы в отца-основателя идеи «мирового пожара», оттеснив на задний план и своего учителя, и его предшественников.

От теории к звездам

Обычно хорошие теоретики плохо справляются с практикой. Но не наш герой. Первая русская революция стала звездным часом Александра Парвуса.

В октябре 1905 года он по подложному паспорту прибыл в Петербург и вместе с Троцким образовал Петербургский совет рабочих депутатов (боевой штаб революции!).

Опять-таки на пару с Троцким Парвус прикупил газетку и довел ее тиражи до 500 тысяч экземпляров. После была газета «Начало» и аналогичный успех. При этом Парвус был не просто журналистом. Он определял стратегию и тактику Петросовета, составлял проекты его резолюций и пламенными речами пробуждал к борьбе простой народ. Однако, как трибун Парвус вне сравнений. После его знаменитого «Финансового манифеста» население бросилось изымать вклады из банков, из-за чего чуть было не рухнула банковская система страны. А вот менеджмент Парвус не тянул, что и показал вскоре состоявшийся суд. На нем Троцкий по совокупности содеянного схлопотал от царского режима пожизненное, а Парвус получил всего лишь 3 года ссылки.

О том, насколько популярен был тогда Александр Парвус, свидетельствует статья о нем в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Однако слава – дым. Сбежав с этапа сначала в Петербург, а затем в Германию, Парвус обнаружил, что, невзирая на свои петербургские подвиги, по-прежнему не имеет особого влияния в среде российской социал-демократии. И приуныл.

Турецкий гамбит и ход конем

После российской «бучи, молодой, кипучей» мирные эмигрантские будни стали для Парвуса тяжким испытанием. Хотелось подвигов, а приходилось тянуть лямку повседневности.

Он написал ставшую бестселлером книгу «В русской Бастилии времен революции». Стал героем нескольких скандалов, бросив без средств к существованию двух жен с детьми и растратив на любовницу доходы от авторских прав Максима Горького за границей (130 тысяч марок, около 200 тысяч современных долларов). Прошел через партийный суд. Был исключен из российской и германской партий.

Наконец, в 1910 году Парвус отыскал новое поприще для применения своих незаурядных сил. Он отправился в Турцию в качестве экономического обозревателя газеты «Турецкая родина» и с головой окунулся в турецкую политику и экономику.

Кроме того, Парвус создавал международную банковскую сеть для финансирования социал-демократического движения.

Естественно, все удалось на славу. Жизнь бурлила и радовала новыми победами. В том числе финансовыми. Именно в Турции Парвус разбогател на торговле зерном, оружием и оборудованием и встретил первую мировую миллионером.

Дальше начинается история, перед которой меркнут любые писательские фантазии…

В 1915 году наш герой решил устроить в России революцию. Для чего предложил немцам сотрудничество.

Тут надо сделать два отступления.

Во-первых, Парвус – прекрасный аналитик. Его политические прогнозы сбылись абсолютно точно. Русско-японскую войну Парвус предсказал за десять лет до ее начала, а экономическое значение нефти – на заре 20-го века, когда главным энергоносителем был уголь. Раньше других Парвус отметил, что Европа движется к мировой войне. Ему принадлежат слова, обращенные к странам Антанты: «Если вы разрушите Германию, то превратите германский народ в организатора Второй мировой войны».

Разобраться в мировой конъюнктуре воюющей Европы ему не составило большого труда. Сделав это, Парвус понял, что к революции Россия может прийти единственным способом, через поражение в войне. Поэтому идея объединения русских социалистов и немецких войск ради свержения царизма показалась ему вполне логичной.

Во-вторых, времена тогда были особенные. Призрак коммунизма бродил по Европе и смущал умы неожиданными решениями. Это факты известные: российские промышленники жертвовали на революцию огромные деньги, революционеры добровольно становились агентами охранки, руководители полиции пытались устроить в стране рабочие профсоюзы. Так что идея Парвуса была в духе времени и для человека, свято верящего в то, что, начавшись в одной стране, революция раздует мировой пожар, очень даже закономерная.

В общем, цель оправдывала средства, и в марте 1915 года Парвус предложил немцам план. Суть его была проста: объединить под антивоенными лозунгами рабочих, вывести их на забастовки, устроить восстание, захватить власть и в итоге, заключить сепаратный мир.

Германским властям предложение Парвуса, конечно же, пришлось по душе. Однако вместо первоначально запрошенных 5 миллионов (для полного осуществления революции, по подсчетам Парвуса, требовалось 20 млн.) он получил только один миллион рублей.

Но лиха беда начало. С этим можно было начинать действовать.

Есть такая партия?

В мае 1916 года Парвус встретился с Лениным. «Я изложил свою точку зрения на социально-революционные последствия войны, – отмечал потом Парвус, – и обратил внимание, что… революция в то время была возможна только в России…»

Завершил свою речь великий комбинатор пламенным призывом: «Вы хотите еще раз провалить революцию?», намекая на события 1905 года.

Однако Владимир Ильич не поддался на манипуляцию и отказался.

Впрочем, по другой версии договоренность все же была достигнута.
И снова небольшое отступление…

Почему Парвус предложил сотрудничество именно Ленину? Ведь РСДРП(б) – не была лидером на рынке революционного движения и не имела серьезной опоры в стране. Это был авантажный аутсайдер с радикальными воззрениями. Но, вероятно, именно такая партия, по мнению «режиссера», и могла ввязаться в аферу.

Однако утверждать однозначно, что Ленин взял деньги, нельзя. Для этого нет документальных подтверждений. Тем ни менее, тема «Ленин и немецкие деньги» муссировалась не раз. В некоторых особенно смелых утверждениях фигурируют суммы огромные, более ста миллионов золотых марок. Однако могли ли немцы заплатить столько? Известно, что Германия, имея в своем блоке еще трех союзников, воевала с десятью странами Антанты и потратила на это «удовольствие» 40150 млн. долларов (в марках почти столько же). То есть, план Парвуса обошелся немцам в одну четырехсотую часть бюджета. В общем-то, не так уж много.

И все же оставим Владимира Ильича в покое и вернемся к нашему герою.

Время шло. А Парвус (с большевиками или без) не мог предъявить своим инвесторам конкретных результатов. Не помогали даже деньги. Социалисты-эмигранты не желали сотрудничать с собственной организацией Парвуса, которая взяла бы на себя организацию переворота в России. Сорвалась и попытка устроить всероссийскую стачку зимой 1916 года. Хотя каждый забастовщик получал три шиллинга или полторы марки в день, акция сорвалась.

Пикник на обочине

И разочарованные немцы свернули финансирование «проекта». Они больше не нуждались в Парвусе.

Едва произошла февральская революция, немецкое правительство направило в стокгольмское представительство указание № 7443 Германского имперского банка: «Вы сим извещаетесь, что из Финляндии будут поступать требования на денежные средства на пропаганду мира в России. Требования будут исходить от следующих лиц: Ленина, Зиновьева, Каменева, Троцкого, Суменсон, Козловского, Коллонтай, Сиверса или Меркалина. Для этих лиц открыты текущие счета в отделениях частных германских банков в Швеции, Норвегии и Швейцарии в соответствии с нашим приказом № 2754. Требования, завизированные одним из упомянутых лиц, должны быть исполняемы без промедления».

Договорились немцы с Лениным и по другому вопросу. «Когда революция в опасности, – сказал Ленин Луначарскому, – мы не можем думать о каких-то предрассудках. Если германские капиталисты настолько глупы, чтобы доставить нас в Россию, то они роют себе тем самым могилу. Я принимаю предложение – я еду».

Стоял ли за этими радостными для германцев мероприятиями Парвус – не понятно. Но ясно другое. Парвус стал изгоем для своих единомышленников. После Февраля он пытался принять участие в переброске через Германию в Петроград находившихся в Швейцарии российских революционеров, которым страны Антанты отказывали в визе. Однако от его помощи отказались. Когда же Парвус попробовал в Стокгольме встретиться с Лениным, тот категорически отказался от общения и даже потребовал, чтобы его отказ был официально запротоколирован.

Больше ничего интересного в судьбе Парвуса не происходило.

Мавр сделал свое дело

Последние годы своей жизни он провел в забвении и разочаровании.

Любимая революция в России обретала все более зловещие черты. Парвус был революции не нужен. Он не получил, как надеялся, министерский портфель в правительстве Ленина. Не получил позволения приехать в Россию. Его не было, когда большевики в Бресте подписывали мирный договор с немцами. Его статьи были в Советской России вне закона. Он, так много сделавший для победы социализма, оказался его заклятым врагом, ибо компрометировал социализм и своим богатством, и неразборчивостью средств.

Не оправдала себя и идея перманентной революции. Сразу после российской произошла германская революция. Но она была бесславно подавлена.

Даже деньги не принесли Парвусу радости. Сильно располнев, огромный и неповоротливый, он с трудом перемещался по квартире.

Жить было незачем. И Александр Парвус умер 12 декабря 1924 года.

Но даже в смерти этот уникальный человек сохранил интригу. После его ухода не осталось никаких бумаг, исчезло все его состояние.

А может это Судьба просто «зачистила» за собой территорию? Кто знает, кто знает…

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Википедия», «Загадки и тайны ХХ века», "Сегодня", Irc.lv

Поделиться.

Комментарии закрыты