Александра Маринина: "Люблю гулять по кладбищам — успокаивает"

0

Знаменитая детективщица приехала в Киев, чтобы лично представить свою новую книгу. Писательница рассказала, что дома у нее живет товарищ Сухов, о своем оружейном арсенале, кабинете в тренажерном зале и об отношении к смерти.

Послевкусие от общения с «мамой» Анастасии Каменской (героиня, придуманная писательницей, книги о которой сделали Марининой имя. — Авт.) — ощущение домашнего уюта. Словно мы разговаривали не за столиком в баре, а в гостиной ее квартиры, — под желтым «солнцем» абажура, неспешно гоняя чаи с вареньем. Более того, было невероятно сложно поверить, что эта ухоженная, с безукоризненным маникюром и со вкусом одетая женщина, когда-то работала в милиции (подполковник в отставке). Будь я преступником — с ней бы на допросе раскололся мгновенно, еще бы и в плечо рыдал!
 
О новой книге

«Главным героем моего нового романа «Оборванные нити» стал судмедэксперт Сергей Саблин — человек, который с трупами ладит лучше, чем с живыми людьми. Смерть, как известно, скрывает многие тайны, хобби Саблина — извлекать их на свет божий. Меня всегда завораживала эта профессия. При создании книги я общалась с реальными судмедэкспертами — это необычайно интересные люди. Принято считать, что все они законченные циники, и что людское тело для них — сродни куску мяса на столе. Это не так. Да, у них нет присущей нам брезгливости и страха перед трупами. Но к смерти они испытывают самое благоговейное уважение».

О смерти

«Я верю в то, что лучше внезапная смерть, чем мучительное долгое угасание. Но при этом, человек должен быть подготовлен к смерти. Не бояться ее. Написать завещание, продумать дальнейшее существование родственников, которые от тебя зависят. Сами подумайте, вот умер человек внезапно, а в его делах — разброд и шатание. А семье усопшого копаться и разбираться во всем этом — тот еще геморрой».

Как пишет

«Моя литературная работа делится на две части: придумывание и написание. Вот когда я думаю над коллизиями сюжета, меня лучше не трогать. Но если я пишу за компьютером, то мне все равно, что вокруг меня происходит — шумит ли пылесос, играет музыка. Я ничего этого не услышу, настолько уйду в себя.
 
Кроме того, люблю продумывать сюжеты во время прогулок, потому я много гуляю. В частности на кладбищах. Это успокаивает, кроме того, там мысль острее и четче работает. Вот ходишь ты среди надгробий, читаешь даты на памятниках и сразу понимаешь: здесь покоится человек, который пережил революцию, войну, Сталина. То есть, его жизнь была наполнена самыми ужасными событиями ХХ века. Ты словно чувствуешь его мысли, переживания, боль».

О себе

«Я очень чувствительная. Это правда. Разрыдаться над какой-то историей любви? Легко. Над сериалом? Запросто. Знаете, как у меня появилась моя кошка? Я с мужем гуляла по парку. Мы замерзли и зашли погреться на выставку животных. Причем муж мне сразу сказал: «Значит так, Маня: вошла — руки в карманы и не вынимать». В общем, только мы зашли в павильон, как я увидела двухмесячную кошечку. Я ее погладила, поцеловала и поставила на место. После чего мы обошли всю выставку и ушли. По дороге я начала плакать. Муж посмотрел на меня, вздохнул и мы вернулись обратно за зверьком. Сейчас у меня, помимо кошечки Марьянки, есть еще котик по прозвищу Товарищ Сухов и собачка. Без них я себе жизни просто не представляю сейчас».

О нью-милиции

«Я очень рада, что на Украине милиция все еще милиция, а не какая-то там полиция, как это теперь у нас в России. Эта реформа по переименованию структуры — та еще дурь! Причем дурь безрезультативная и растратная. Ведь это новые документы, новые штампы, форменные нашивки. И чего ради? Говорят, что теперь это «совершенно новое ведомство», из которого «поганой метлой всех взяточников и коррупционеров повыгоняли». Ерунда. Переименовать – переименовали. А вся гниль в милиции так и осталась».

О детективах

«Этот жанр за последнее время сильно изменился. Раньше в 90-х в фаворе был герой-одиночка. Типа спецназовец возвращается с войны, а у него сестру изнасиловали. И он такой небритый и хмурый идет всем мстить. Сейчас герои-одиночки уже не в чести. Люди понимают, что так никто не работает — это из области фантастики. Что даже у самого высокого профессионала должна быть команда помощников — вот это уже будет реальнее. Но писатели мужчины в большинстве своем перестроиться не смогли — им по-прежнему интереснее герой-одиночка. Потому сегодня их почти и не осталось — балом заправляют женщины. Они умеют создать произведение и жесткое, и в тоже время сентиментальное. Кстати, очень советую французскую детективщицу с мужским именем Фред Варгас. Замечательно пишет. Также сегодня уже не в чести детективы по типу: в замкнутом помещении совершено убийство — при этом там было 10 человек, каждый из которых может быть преступником. Такую классику лучше всех писала Агата Кристи. Все остальное — повторное изобретение велосипеда».

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты