Алексей Глызин: «Счастливой семью делают старания обоих супругов»

0

Услышав, что жена Алексея Глызина подала документы на развод, астрологи определили по звездам, что брак певца исчерпан с кармической точки зрения. О том, что думает об этом сам Алексей, он рассказал в интервью.

— Часто люди, даже любя, могут отдалиться друг от друга, особенно когда каждый занят своим делом. В результате появляются недосказанности, обиды, недопонимание. Тут важно остановиться, проговорить сложные моменты, а не молчать, делая вид, что все нормально, и ожидая, что лед сам по себе растает. В тишине холодность и отдаление друг от друга лишь усиливаются. И тогда неминуем взрыв — кто-то из двоих обязательно не выдерживает и задает сакраментальный вопрос: «Может, нам развестись?» Что-то подобное пережили и мы с первой женой Людмилой. Слава Богу, для нас с Соней все это не актуально.

— Меж тем астрологи, подогретые слухами, взялись предсказывать ваше семейное будущее. Пишут, что ваш брак был нужен лишь для того, чтобы родить сына Игоря.

— Астрологи могут делать любые прогнозы — это их хлеб. Но уверен: в моем случае специалисты по звездам ошибаются. К тому же я считаю, что будущее человека в его руках. Что касается слухов — я вообще не собираюсь Соню никуда отпускать. Это, пожалуй, все, что требуется знать широкой публике.

— Не думали, что причиной слухов могла быть ваша с женой разница в возрасте?

— Я не считаю, что 17 лет — это много. Все очень индивидуально. Я знаю пары, в которых жена на полтора десятка лет старше мужа, и все у них замечательно, хотя по общепринятым меркам это кажется странным. Я не верю в сказки вроде таких: он и она полюбили друг друга еще со школьной скамьи, поженились, прожили вместе сто лет и ушли в мир иной в один день. Я верю в то, что счастливой семейную жизнь делают только старания обоих супругов.

— Есть еще одна распространенная причина конфликтов — легкомысленный образ жизни одного из супругов. Измены, проще говоря.

— Действительно, измена — серьезное испытание для семьи. Вы намекаете на неумение творческой натуры устоять перед соблазном? Бросьте, это миф. Творческие люди слишком тонко организованы, чтобы пускаться бездумно во все тяжкие. Соглашусь, что жить в браке долгие годы сложно, а жить с популярным музыкантом вообще непросто. Очень неприятно, когда звонят поклонницы, угрожают, фантазируют — и пошло-поехало. В этом случае важно проявить мудрость, не поддаваться на провокации и четко понимать, на что себя обрекаешь, связывая жизнь с публичным человеком.

— То есть вы ангел и не грешили никогда?

— Ангелы на небе, а на земле живут нормальные люди — со слабостями, пороками, странностями, комплексами. Никто не гарантирует, что с ним не случится вдруг история, за которую со временем будет стыдно. И в моей жизни бывали моменты, о которых сожалею до сих пор. Только с возрастом начинаешь понимать, что сглупил и сейчас ни за что так не поступил бы.

— Вы о вашем уходе из первой семьи? Ведь его причиной стал роман…

— Ее звали не Роман, а Женя. Очень жалею, что сделал больно тогда жене и сыну. Не понимаю, как это вообще могло произойти. Я осознавал свою ошибку и о том, чтобы снова наладить семейную жизнь, склеить ее, конечно же, думал. Но в итоге оставил все как есть, потому что понял: обратного хода нет. А с Женей, кстати, мы вскоре расстались. Через пару лет после всех этих передряг, когда в душе уже все улеглось, мы с группой «Ура» приехали выступать в Ленинград. Готовились к концерту, а там в это время тренировалась сборная по художественной гимнастике. Иду через зал и вижу красивую, невероятно стройную девушку. Ни с того ни с сего мелькнула мысль: «А ведь она могла бы стать моей женой!»

Подошел, познакомился. Соне Бабий оказалось 18 лет, хотя выглядела она еще младше. Начал ухаживать. Очень боялся показаться развязным, напугать ее. Мне-то 35, за плечами брак, квартиры своей нет, гол как сокол. Но любовь оказалась взаимной: через три года мы поженились, потом родился Игорь. По сути своей я семейный человек, и истории на стороне без особых чувств друг к другу — это не для меня.

— Алексей, не секрет, что музыканты частенько ходят по лезвию ножа — вокруг так много соблазнов: алкоголь, наркотики. Вас это задело?

— У творческих людей соблазн действительно всегда рядом. Ну вот, например, мы как-то гастролировали по Средней Азии. Люди там очень хлебосольные, предлагали нам не только полные дастарханы еды и напитков, но и травку, а то и кое-что потяжелее. Но это не наш формат. (Смеется.) И алкоголя хоть залейся: артистов всегда и везде душевно принимают. В «Веселых ребятах» мне, честно говоря, не до того было, на досуге куда интереснее было лишний раз с гитарой позаниматься. Уже позже, когда стал известным, открыл для себя особенности зеленого змия. На мое счастье, глобальной проблемой это не стало, удалось удержаться.

— Оставаться десятилетиями на гребне волны мало кому удается: за пиком популярности неизбежно наступает спад.

— Как-то из уст одного продюсера, не буду называть его имя, услышал: «Артист — продукт скоропортящийся». Мол, только молодые исполнители нужны нашей эстраде. Полнейшая глупость, по-моему! Большинство юных артистов заканчиваются, толком не начавшись. Я понимаю, конечно, что всему есть предел. Мне уже не 30 лет. Рано или поздно придет время подводить какие-то итоги — не прыгать же мне на сцене до 80 лет. Но пока я пою и в ближайшее время прекращать выступления не собираюсь. Зарабатываю тем, что хорошо умею делать.

Но гораздо выше я ценю сегодня возможность побыть с семьей, пообщаться с сыновьями, с внуком. По большому счету всем людям на земле надо одного и того же: чтобы была действительно крепкая семья и любимая работа. У меня все это, слава Богу, есть. И я готов сделать все, чтобы так было и дальше.

Алла Занимонец,
«Теленеделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты