Алексей Горбунов: «Задача артиста – создавать иллюзию»

0

Он бы не хотел быть участником никаких скандалов, постоянно мелькать в светской хронике. «Это не моё, – говорит Горбунов. – Великие актёры, такие, как Высоцкий, Копелян, были известны и любимы миллионами людей. Они были настоящими звёздами и ровным счётом ничего не делали для своей “раскрутки”. Уловки для привлечения внимания к собственной персоне ни до чего хорошего не доводят».

«Надеюсь, работать таксистом больше не придется»

Алексей Горбунов родился 29 октября 1961 года в Киеве. До десятого класса о театре он знал немного, но когда впервые попал туда, произошло нечто, шок. Судьба была решена: Горбунов заявил, что будет только актером. Родители были против этой безумной затеи, тем не менее Алексей стал готовиться к поступлению в театральный институт. В первый год не прошел, потому что не был комсомольцем. В итоге проработал год в Театре имени Леси Украинки монтировщиком. А в институт поступил благодаря Степанкову: «Нас познакомила жена Константина Петровича – Ада Роговцева. В заключение короткой беседы он сказал мне: “Ты будешь учиться у меня”. Все его выпускники попали на Студию имени Довженко. Я 13 лет там проработал, потом – в частном киевском театре и в Театре имени Леси Украинки».

Горбунову очень повезло, что в его жизни были люди, которые появлялись в нужные минуты и порой в корне меняли его судьбу. Первым фильмом артиста стал «Груз без маркировки», и его режиссеру Владимиру Попкову Алексей всегда был безумно благодарен за то, что тот в него поверил. А ведь в «Грузе» должен был играть Меньшиков: его долго ждали, а потом решили пробовать на эту роль киевских артистов. Случайно попался Горбунов: «Это первое кино, которое принесло мне популярность и уверенность в себе, – говорит актер. – Учитывая, что картина снималась на студии Довженко, ее посмотрело немыслимое количество зрителей, как для советского времени, — 40 миллионов».

Потом у него бывали перерывы в работе и съемках, Горбунов сидел без копейки и потому работал таксистом: вел машину, а пассажиры слушали его программу на радио «Континент», которая называлась «Двадцать минут с Владимиром Высоцким». «Сегодня я не смогу работать таксистом, меня узнают на улице, – говорит артист. -Надеюсь, что до этого не дойдёт, потому и считаю такой важной в жизни свою работу».

«Меня вытащили из болота»

Спустя 12 лет после выхода «Груза без маркировки» Владимир Попков позвонил Горбунову из Москвы с приглашением на пробы в «Графиню де Монсоро». «А я как раз два года сидел без работы, бухал, совершенно не понимая, как жить и что делать дальше, – признается актер. – Режиссер пообещал рассказать все в Москве, не объясняя ничего ни о фильме, ни о роли, которая мне предлагалась. Приезжаю, Попков дает сценарий, спрашиваю: “А роль-то какая?” – “Шико”. – “Как Шико?!”

Помню, у меня была безумная паника. Лучшая роль! Понимал, что это невозможно, меня в жизни никто не утвердил бы — я два года ничего не делал. Попков говорит: “Ладно, не переживай”. К счастью, продюсером был Жигунов, с которым мы были знакомы, и он настоял на том, чтобы меня утвердили. В итоге Попков во второй раз вытащил меня из болота. Я на дне был. Жить не на что, работа моя оказалась вдруг ненужной, уже готов был завязывать и что-то искать другое. Если бы не снялся в “Графине де Монсоро”, даже не знаю, как сложилась бы жизнь и был ли бы я артистом. Попков, Степанков, Жигунов, Тодоровский — люди, которым обязан навсегда».

Очень помог артисту и Олег Меньшиков. Когда у него были гастроли в Киеве со спектаклем «Горе от ума», Горбунов пришел в театр, чтобы увидеть Меньшикова – когда-то они вместе снимались в картине «Яма», так что Алексей надеялся, что его не забыли. «Хотел попросить контрамарку, – вспоминает актер. – Жду у служебного входа, Меньшиков как раз подъезжает: “Леша, привет!” Я обалдел от того, как Олег со мной общался, что он меня помнит. Меньшиков вообще очень коммуникабельный, внимательный человек, допускаю, что не со всеми. Уже тогда он был безумно популярен: работал в Лондоне, снимался у французов. Дал мне хорошие билеты и попросил номер телефона. Мол, на всякий случай. Буквально через месяц, как раз во второй съемочный день в картине Попкова “След оборотня”, мне позвонил его директор: “Я от имени Олега звоню, он тебя приглашает сыграть в спектакле. Завтра нужно быть в Москве на репетиции”. Я в холодном поту, понимаю, что никак не могу поехать — у меня главная роль, три месяца съемок впереди. Был бы другой режиссер, мог бы поступить по-скотски, плюнуть и поехать к Меньшикову. Дальше трубку взял Олег, мол, приезжай, есть роль хорошая, через месяц выпуск спектакля. На следующий день на съемочной площадке решил рассказать об этом Попкову: “Владимир Михайлович, так и так. Я понимаю, что телегу никак уже не повернешь. Просто хочу вам рассказать про свою печаль, ночь не спал, переживаю, на всякий случай говорю, что два дня буду прибитый ходить, может, даже плохо буду играть, но буду, никуда не поеду”».

Попков только посочувствовал, понимая, что такое предложение бывает один раз. И вот судьба: проходит три месяца, Горбунов уже похоронил этот проект. 28 октября заканчивали снимать кино, на 29-е был назначен банкет по этому поводу, и как раз в этот день рано утром звонит Меньшиков: «Слушай, у меня все сдвинулось. Ты закончил съемки? Когда в Москву можешь?» Горбунов радостно: «Сегодня вечером». Поблагодарил и уже потом сказал: «Олег, а у меня сегодня день рождения. Это самый лучший подарок за последние пять лет». В тот же день уехал в Москву. Там и остался: проработал в театре у Меньшикова семь лет, играл в двух спектаклях – «Кухне» и «Игроках» – с ними всю страну объехал. А до этого в театре не работал восемь лет. «Именно благодаря Меньшикову моя жизнь сложилась и плотно зацементировалась в Москве», – говорит Горбунов.

«То, что сделали с Киевом – это моя боль»

Однажды актер сказал, что, приезжая из России, в которой живет уже много лет, сниматься на Украину, постоянно испытывает раздражение: «Потому что тут работают медленно! Я привык к иному темпу: когда все точно знают, что нужно делать, в какой сцене я задействован, а когда могу пойти погулять. На Украине же словно спят все на ходу. К счастью, такое творится все-таки не всегда. Недавно я снимался у украинского режиссера Владимира Янощука в картине “Трава у дома”, так вот он меня своей подготовкой просто сразил. Причем в команде у него было всего 20 человек, а он снимал кино так, словно ему помогало все 60! Это было очень профессионально».

Кроме того, Горбунов сыграл в Киеве в картине «Богини», что раскрывает подноготную модельного бизнеса, отношения манекенщиц с «толстосумами». Актеру досталась роль одного из таких папиков, снявшего девочку-модель, которая в итоге окажется его дочерью: «Играю такого себе богатенького “хозяина мира”.

Костюмеры подобрали мне дорогое кашемировое пальто, часы, стоимость которых — целое состояние. А у меня в жизни никогда такого не было! Даже часов у меня нет. Парадокс профессии». На вопрос, что его привлекло в сценарии, Горбунов ответил честно: «Помимо хорошего отношения к режиссеру — деньги. Увы, но зарабатывать по-другому я просто не умею». Правда, как признались в окружении режиссера фильма, «гонорар он запросил в разы меньше, чем берет обычно — не забывает про свои украинские корни».

Он прекрасно помнит свою юность, что прошла на киевской Русановке: «Это был зеленый город – еще никаких новостроек, безумных кошмарных новоделов. То, что сделали с Киевом – это уже десять лет моя боль. Я сейчас живу в Москве, а в Киев приезжаю раз в год – и в очередной раз его не узнаю. А где Печерск? А где холмы? А где этот самый зеленый город в мире? Вижу только стройки, краны и еще раз стройки. Зелени нет, парков нет. Ну, вроде если москвич приедет в Киев, то скажет: “Да нет, вроде действительно зелено”. Но он не знает, что было в этом городе еще двадцать лет назад! Кстати, в этом плане мне гораздо больше нравится Одесса, потому что там еще сохранена атмосфера и дух города – может быть, потому, что она меньше, на море стоит, да и люди другие. Тотальной застройки, того, что с Киевом сделали, там еще нет. При любой стройке город теряет лицо. Нельзя так делать – я понимаю, что все хотят заработать, но что мы детям оставим? Детям парки нужны. Я говорю сейчас как настоящий хиппи – наверное, это оттуда, из тех времен».

«От будущего юбилея холодок по коже»

Он не любит раскрывать душу людям, которых совсем не знает, — потом получается либо ложь, либо выдумка. «Это не поза, не позиция, – говорит Горбунов. – Просто я уже в том возрасте, когда могу себе позволить не делать вещей, которые не хочу. Артист должен играть – это мое глубокое убеждение. Аль Пачино ничего не говорит, а оторваться от экрана невозможно. Я не видел ни одного интервью Джонни Деппа, но моя дочь смотрит “Пиратов Карибского моря” двадцатый раз подряд, смотрю вместе с ней и не могу понять, в чем его феномен. Он – великий актер! Дети всего мира любят Джека Воробья только потому, что его сыграл Джонни Депп, но при этом их совершенно не интересует, что он ест, что ему нравится и на какой он ездит машине. Они хотят видеть его в пиратской форме, и чтобы он говорил, как Джек Воробей. Детей обмануть очень сложно. Они гораздо ближе к природе и Богу, гораздо открытее, особенно нынешнее поколение 3-7 лет, они моментально считывают людей своим внутренним сканером. Они не верят в наши ценности, не верят взрослым. Потому что взрослые не похожи на Джека Воробья. А Воробей живет где-то там, в стране, в которую они мечтают попасть. Задача артиста — создавать иллюзию, хотя бы для детей или группы людей, мечтающих попасть в созданную им страну».

Горбунову совсем не интересно, когда сегодня люди слишком много внимания уделяют внешней стороне, ему жаль, что почти никто не говорит о душе, о сокровенном: «На мой взгляд, куда интереснее узнавать, насколько человек изменился внутренне. Каждый раз для себя открывать его с новой стороны, понимать, как его изменила популярность. А вся эта мишура – поверхностна».

Он порой говорит, что очень устал и хотел бы устроить себе перерывы в съемках, но никак не выходит: «Сильные люди могут себе это позволить – например, Петр Мамонов. Он может по шесть лет сидеть в своей деревне и очень редко куда-нибудь выбираться. Например, когда снимается в фильмах “Остров” и “Царь”. Вот я завидую таким людям и мечтаю, чтобы у меня получалось так же. Но человеку нужно тупо зарабатывать, а все заработки ложатся на плечи мужчин. Вы ведь видите, в каком безумном мире мы живем – с неадекватными ценами. А времени выяснять, почему они такие, нет – нужно зарабатывать».

Сейчас на экраны выходит новый фильм «Пирамммида», где Горбунов сыграл человека в погонах. «Вообще, весь фильм — это история того, как печально известный Сергей Мавроди строит свою пирамиду МММ, – говорит актер. – Москву середины 90-х снимали в Минске — там время словно законсервировано. Даже компьютером дорисовывать ничего не нужно было. Такие истории, как эта, полезно вспоминать».

В октябре Горбунову исполнится 50 лет, но он не готовится к юбилею: «Разве что морально. Если честно, то у меня от этой даты — холодок по спине. Не по себе как-то. Полста?! Это же так много — я-то себя на скромные 40 чувствую. Обманываю сам себя, что впереди еще вся жизнь. А ведь ничего подобного — впереди все куда печальнее. А на счет того, буду ли я отмечать? С друзьями близкими соберусь. Выпьем чуток — как полагается. Но никаких вечеринок».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» , «Новая» , People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты