Алексей Серебряков: «Я абсолютный интроверт»

0

В прошлом году он уехал жить с семьей в Канаду. Многие увидели в этом поступке чуть ли не предательство. Между тем, артист по-прежнему снимается в России и не стремится делать карьеру на Западе.

«Профессия сама выбрала меня»

Алексей Серебряков родился 3 июня 1964 года. Его отец был инженером-конструктором на заводе, занимался испытаниями самолетных двигателей. Мама всю жизнь проработала врачом. Родители хотели, чтобы Алексей занимался музыкой, и отдали сына в музыкальную школу. «Я выбрал баян, потому что он мне очень нравился, – говорит Серебряков. – Совершенно не жалею, что отучился. А в обычной школе я не был ботаником, скорее даже хулиганистым парнем. Я учился хорошо – исключительно для того, чтобы не расстраивать своих родителей, чтобы они были спокойны. Вел я себя как все нормальные дети».

Впервые Алексей оказался на съемочной площадке в 12 лет, это был фильм «Отец и сын». Мальчика заметили в музыкальной школе и пригласили в кино. Поэтому, как говорит Серебряков, все мечты по поводу того, чем будет заниматься в жизни, прошли мимо него: не успел задуматься, а профессия уже сама его выбрала. К десятому классу у Алексея уже было шесть главных ролей, поэтому не было сомнений или возможности выбора: «Я пошел туда, где к тому моменту оказался помимо своей воли».

Один из самых известных его фильмов «Фанат», он связан с боевыми искусствами, которыми сам Серебряков никогда не занимался, хотя три года репетировал у Романа Виктюка сложный, пластический спектакль, привел себя в хорошую физическую форму и мог делать в кадре все, что требовалось. «Мне было бы даже обидно не использовать это и не продать, тем более за большие деньги, – говорит Алексей. – Гонорар за ту роль составлял десять моих годовых окладов. “Фанат” – двадцать пятая картина в моей биографии. Не понятно, почему она стала такой успешной. Я этого не ожидал. Видимо, ее очень правильно позиционировали на товарном рынке. И я понимал, что этот фильм на потребу будет закладывать киноиндустрию в России. Но я же не снялся в “Фанат-2”, хотя мне в прямом смысле предлагали чемодан денег.

Я был готов к продолжению. Выходя во двор на улице Бориса Галушкина, я видел детей, которые пихали друг друга ногами и кричали: “Я Фанат. Я Фанат”. Дети играли в меня, в моего персонажа. Я подумал, что стал героем только потому, что хорошо дрался ногами и захотел, чтобы “Фанат-2” вытащил какую-то человеческую категорию, показал, что мой герой – боец не потому, что у него кулаки хорошо работают, а потому, что он готов отстаивать какую-то систему человеческих ценностей. Моя просьба к продюсерам заключалась в том, чтобы сценарий “Фаната-2” отвечал этим требованиям. Но один из продюсеров решил, что он писатель, написал сценарий сам и приехал с чемоданом денег меня уговаривать. Я сказал: “Нет, извини, в этом сценарии я сниматься не буду”. Литературные амбиции продюсера пересилили, и “Фанат-2” сняли по его сценарию. Сюжет был совершенно бредовый, и картина не повторила успеха первого фильма».

«Посмотрел, как живет Киркоров, – это кошмар»

После «Фаната» Серебряков сыграл в «Афганском изломе», а потом решил попробовать себя в жанре комедии. «Одна картина была очень успешная в прокате, ее, по-моему, каждый год показывают по телевизору – “Обнаженная в шляпе”. Это было очень давно, – рассказывает Алексей. – Я понял, что мне это не идет. Я могу быть смешным в общении с друзьями, но не на экране. Экран считывает острые черты лица, и это не дает возможности быть легким и убедительным. Есть определенная киногеничность, которая не позволяет мне существовать в этом жанре. Внутри все нормально, вокруг все смеются, а на пленке ничего нет».

Получается, что актер, каким бы талантливым он ни был, вынужден считаться со своими данными. «В театре можно быть более разнообразным, поскольку это более условная категория, – говорит Серебряков. – В кино ты приходишь в мир, который тебе предлагают, и веришь в него, как в реальность. В кино более жесткие стандарты». Сейчас Серебрякову по-прежнему предлагают играть каратистов, милиционеров, оперов, следователей, афганцев и тому подобное. Бандитов уже меньше, хотя тоже зовут. Одна из последних его ролей в сериале «Агент», его герой Андрей Козырев – человек с идеалами, агент спецслужб, которого несправедливо осудили за убийство. Но ему выпадает шанс изменить свою жизнь. Герой совершает побег из колонии. На воле он собирается разыскать своего врага, доказать собственную невиновность и спасти мир от нового смертельного вируса, грозящего гибелью миллионам людей.

Несколько лет назад Андрей Козырев  и его начальник генерал Данилов разрабатывали дело о новом мощном управляемом вирусе. В ходе расследования они выяснили, что производством вируса занимался их бывший коллега Самсонов. Но остановить экспериментатора не успели. Самсонов совершил покушение, в результате которого погибли жена и дочь Козырева. В ходе расследования Андрей знакомится с молодой красавицей Настей. Между героями возникает взаимная симпатия, и постепенно Настя начинает принимать участие в расследовании Зотова. Но чем ближе Зотов узнает новую возлюбленную, тем больше у него возникает к ней вопросов.

«Мне кажется, эта картина даст надежду многим, кто сейчас чувствует себя не у дел в нашей непростой жизни», – говорит Серебряков. Создатели фильма старались сделать свою картину очень зрелищной, насыщенной трюками, не уступающей американским сериалам. Кстати, сам Алексей никогда не стремился сделать карьеру за рубежом: «Могу только завидовать актерам, которые чего-то добились в Голливуде. Но я понимаю, что все плюсы, которые есть за бугром, влекут за собой еще и минусы. Все не так просто. Трудно себе представить, как я хожу по Лос-Анджелесу и прячусь от папарацци. Я как-то был в Америке, там гастролировал мюзикл “Метро”, потом мы ездили на гастроли в Самару вместе с Киркоровым. Я посмотрел, как он живет, – это кошмар, но ему такая жизнь нравится. А мне не нравится. Я абсолютный интроверт».

Ему не нравится популярность, он не любит фотографироваться и давать интервью. «Но актерство – это очень зависимая профессия: от сценаристов, режиссеров, операторов, гримеров. Слава Богу, сейчас у меня есть возможность выбирать, от кого зависеть, – говорит Серебряков. – С завистью смотрю на актеров, которые умеют своей популярностью распоряжаться, быть в центре внимания, общаться со зрителями. Я так не умею. Безумно комплексую, мне стыдно, неловко, я ненавижу все это. Понимаю, что это необходимо, что это атрибут профессии. Сейчас ведь неважно, какой ты артист, главное – умеешь ли ты себя подавать. Тогда ты дорогой артист и тебя везде приглашают. Не люблю ситуации, которые не могу контролировать. Некомфортно себя чувствую, когда в самолете подходят, хлопают по плечу, говорят: “Давай выпьем”. А потом и по морде дать могут, если откажешь».

«Жену всегда буду любить, баловать и беречь»

В Москве он чувствовал дискомфорт – хотя бы потому, что, когда проводил по два-три часа в пробке, буквально кожей ощущал энергетику раздражения, витающую в воздухе. «Понятно, что и на Западе случаются такие пробки, как в Москве, но там это критическая ситуация, в Москве же – обыденность», – говорит Серебряков. И в поисках спокойной жизни он уехал в Канаду. «Поймите же, наконец, что мы все живем на одной планете! – заявил он всем тем, кто упрекнул его в отсутствии патриотизма. – Деление на страны – искусственно, в нем заинтересованы некие люди, которые хотят власти на ограниченной территории. А, по большому счету, мир открыт для всех».

Уже много лет Алексей женат на своей любимой женщине Маше. Познакомились они в середине 80-х, на дне рождения сына их общих друзей. А потом Мария вышла замуж за другого мужчину, уехала в Канаду, где работала по контракту. Затем вернулась в Москву и случайно встретила Алексея. Машина годовалая дочка Даша, увидев Серебрякова, вдруг потянулась к нему и сказала «Папа». Тогда никто не придал значения этому событию. А сам Алексей, который уже много лет был влюблен в Машу, решил признаться ей в своих чувствах. Она поняла, что также хочет быть с ним, и рассталась с первым мужем.

Актер очень заботится о своей супруге: «Я никогда не позволяю ей заниматься тем, чем должен заниматься мужчина. Моя семья не будет нуждаться в чем-то, все проблемы решал, и буду решать я. Жену всегда буду любить, баловать и беречь. Я умею любить и быть верным, как бы смешно это сейчас ни звучало. А ведь раньше это было само собой разумеющейся ситуацией – любить свою жену. А если тебе интересны эксперименты или ты каждые десять лет хочешь иметь молодую спутницу рядом, зачем вообще жениться? У нас серьезно изменилось отношение к любви и сексу, и, на мой взгляд, не в лучшую сторону. Любовь это такое хрупкое чувство, которое надо беречь, если оно есть, а не разменивать».

Серебряков никогда не избегает работы по дому, он умеет все делать своими руками: строить, работать на станках, вышивать, убирать, стирать, готовить. В доме артиста все сделано его руками – и шкафы, и полки. Сам варил столы, пилил, вешал, прибивал. Он долго жил один, поэтому всему научился. Умеет хорошо шить, ведь на самом деле, очень много портных-мужчин: «Я к этому пришел очень просто. Моей зарплаты не хватало на то, чтобы покупать одежду, а я, как любой молодой человек, хотел одеваться хорошо. Поэтому я шил себе одежду сам. У меня был знакомый портной, который сделал мне первые выкройки. По ним я начал работать, а потом уже включалась фантазия».

Кроме Даши у Серебрякова и Марии еще двое детей – Степан и Данила, которых пара усыновила. Газеты любят писать, что артист идет по пути своих голливудских коллег – Питта и Джоли, но забывают о том, что, в отличие от звезд Голливуда, Алексей не выставляет свои добрые дела на показ. Он даже подавал в суд на газету, написавшую об усыновлении им детей. А еще Серебряков вместе со своими друзьями, актерами – Андреем Смоляковым и Ириной Апексимовой – основал фонд помощи сиротам «Время жить».

«Что до моих детей, я бы хотел, чтобы они поняли, что есть конкретные люди, есть конкретные человеческие судьбы. Конкретные ситуации, – говорит Серебряков. – И нужно обладать максимумом информации для того, чтобы иметь право выносить какой-никакой приговор. Все ведь относительно. Вот, скажем, обман во спасение. Что такое “обман”, что такое “спасение”? Надо очень хорошо понимать, для чего ты идешь на эту ложь.

Простая конструкция – врач, который должен сказать пациенту о его смертельном диагнозе. Прежде чем рубить правду, он должен понимать, с кем он имеет дело. Кому можно сказать эту правду, кому – не стоит. Кто-то впадет в панику и выбросится из окна, а кто-то будет бороться со своим заболеванием. Подводя итог: всем дана жизнь; что она предложит каждому из нас, и как мы отреагируем на это – неизвестно никому. Поэтому я придерживаюсь постулата “Не судите, да не судимы будете”. И хотел бы, чтобы мои дети тоже ему следовали».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Невское время», Ruskino.ru, Look-touch.ru, «ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты