Ален Делон: «Обидно, что ушла романтическая эпоха»

0

Даже в свои 76 лет великий француз по-прежнему является воплощением элегантности и романтизма. А еще он постоянно занимается благотворительностью: недавно при непосредственном участии французской звезды был открыт первый казахстанский детский хоспис «Я с тобой».

– Я всегда помогал людям, которым нужна была помощь, и делал это просто от души, – говорит Ален Делон. – Благотворительная деятельность – значительная часть моей жизни. Я ежегодно вхожу в оргкомитеты различных социальных проектов во Франции, помогаю онкологически больным людям и страдающим болезнью Альцгеймера. Для меня очень важно, что недавно я участвовал в открытии первого в Алматы хосписа для детей с неизлечимыми заболеваниями, лейкозами.

– Одна из ваших последних работ – это сериал «Лишний муж». А между тем в большом кино в последнее время вы почти не «светитесь».

– Все дело в том, что еще десять лет назад я заявил о своем отрицательном отношении к сегодняшнему кинематографу и предпочел телевидение. Вообще, меня сегодня совершенно не удовлетворяет то, что творится в современном кино. И мне сейчас гораздо приятнее и интереснее работать на телевидении, в жанре телесериала. Но где я чувствую себя наиболее удовлетворенным – так это на театральной сцене, которая сейчас в моей жизни занимает большое место.

– В начале своей карьеры вы часто играли роли «плохих парней»: гангстеров, бандитов и так далее, однако в последних фильмах и сериалах с вашим участием все чаще играете стражей порядка. В чем причина такой перемены?

– Я специально никогда не выбирал для себя какое-то отдельное амплуа. Просто в тот момент во Франции, да и вообще в Европе, существовал такой жанр, как «поларт». И людям было предпочтительнее видеть меня в данных ролях, поэтому так совпадало. Нельзя сказать, что я специально выбирал роли негативных персонажей, а потом перешел к положительным. Я просто делал свое дело, но людям и режиссерам нравились мои отрицательные персонажи, поэтому предлагали мне в то время в основном роли одного плана.

– Как-то вы сказали, что восхищаетесь только одним актером – Марлоном Брандо и готовы играть с ним бесплатно и даже «кушать подано». Есть ли сейчас у вас такие кумиры?

– Да, действительно, Марлон Брандо был и остается моим самым любимым артистом. Он был для меня идолом, кумиром, который олицетворял собой кинематограф как таковой. Мы были очень хорошо знакомы. Можно даже сказать, что мы были друзьями. Я всячески помогал, когда у него были проблемы с дочерью во Франции. Мы друг другу обещали вместе сниматься. Даже были кое-какие наметки на совместную работу, но, к сожалению, он ушел из жизни раньше. Я не думаю, что такое явление, как Марлон Брандо, уже повторится на экранах. Тем не менее я очень люблю многих своих партнеров и особенно партнерш. Наиболее приятно работать с Роми Шнайдер и Симоной Синьоре.

– Зрители полюбили вас за роли Рокко Паронди, Зорро, Жан-Поля в драме «Бассейн», Казановы, Цезаря и за многое другое. Но кто из ваших героев вам особенно дорог?

– Мне нравятся все жанры и все роли, в которых я снимался. Мне повезло в жизни, так как я не был заложником одного амплуа и никогда не был актером одной роли. Я снимался и играл на сцене с теми, с кем хотел, у тех, у кого планировал, сыграл те роли, о которых мечтал. Мне дороги фильмы «Рокко и его братья», «Леопард». Во всех картинах – это я. Так как я актер, а актеры проживают свою роль. В отличие от комиков – комики свою роль играют. Поэтому со мной нелегко было ужиться, один день я был хорошим, благородным, другой день ощущал себя бандитом, третий день – еще кем-то и совершенно был этим доволен.

– Но помимо большого вклада во французское и мировое кино вы внесли свою лепту и в советский кинематограф. Большой любовью у бывших советских граждан пользовался ваш персонаж из фильма Александра Алова и Владимира Наумова «Тегеран-43». Какое место в вашей жизни занимает эта работа?

– Я согласился сниматься в этом фильме, так как очень симпатизировал советскому кинематографу и «Мосфильму». Кроме того, мне хотелось доставить удовольствие очень любимой мною актрисе и моей партнерше по фильму Наталье Белохвостиковой. Просто мне очень нравились советские фильмы, и я согласился там играть из спортивного интереса и большой личной симпатии.

– Многие считают, что сегодня в кино основным фактором успеха считается внешность актера. А вам внешность помогала или мешала?

– Если бы не помогала, я не сидел бы сейчас перед вами (смеется). А вообще одних внешних данных для кино недостаточно. Это помогает только в начале карьеры, как хорошие стартовые условия. А потом все уже зависит от человека: от его желания, профессионализма, таланта актера и трудоспособности.

– Вас называли знатоком женщин, вина и лошадей. Хотелось бы поговорить о последнем.

– Да и для меня одно время лошади были даже важнее женщин, так как я серьезно увлекался скачками.

– Планируете ли вы целиком уйти из актерской профессии?

– Мне нравится, что сейчас я чувствую себя свободным и независимым в профессии. Я сам решаю, у кого сниматься и когда захочу. Кроме того, изменилась сама природа кинематографа. Люди старались делать кино, чтобы зритель мог мечтать о другой, какой-то лучшей жизни. Сегодня фильм делают либо под одного актера, одну звезду, либо для него. А мы в молодости ходили в кино, чтобы просто посмотреть на целующихся романтических героев. Обидно, что романтическая эпоха ушла.

Константин Козлов,
«Литер»

Поделиться.

Комментарии закрыты