Алена Бабенко: «Я — человек авантюрный»

0

Она очень востребована и в театре, и в кино, но все же самое большое счастье ей приносят не новые роли, а сын Никита.

«Первое кинопотрясение»

Алена Бабенко родилась 31 марта 1972 года в городе Кемерово. Ее отец был инженером, мать – преподавателем фортепиано. Конечно же, сама Алена также ходила в музыкальную школу, обожала разные конкурсы вроде «А ну-ка, девушки!», праздники, выступления, хор, вокально-инструментальный ансамбль. А мечты быть актрисой у нее тогда не было: Бабенко то хотела стать хлеборобом, то видела себя продавщицей мороженого. Потом родилась желание выучиться на ученого-биолога, работать в оранжерее и придумывать всяческие гибриды растений.

«Ветеринаром стать хотела, чтобы понимать язык зверей, — вспоминает Алена. — Так меня впечатлил тогда фильм “О тебе” Родиона Нахапетова. О девочке, которая не могла разговаривать, но зато понимала язык рыб, птиц и животных. Это было мое первое кинематографическое потрясение. Мне было 10 лет, я сидела на диване, обхватив колени, смотрела фильм и от напряжения расковыривала маленькую дырочку на колготках. К концу просмотра я их изодрала в клочья. Мне было жалко девочку, которую заставили переучиться, стать как все, – и она лишилась своего дара. Уже тогда детским умом я понимала, как это страшно».

В какой-то момент Алена решила, что непременно станет балериной, хотя танцами усиленно не занималась, да и фигуру вовсе не берегла – очень любила конфеты. «Мне было совершенно все равно, как я выгляжу, а потом я росла в такое время, когда никто не думал о своих волосах, стройности фигуры, ногтях — все внешнее было не важно, поэтому я и понятия не имела, что надо быть худой, — вспоминает Бабенко. — К тому же как-то раз из Саратова с гастролями к нам приехал балет, мы с папой гуляли по аллее, и навстречу нам шли балерины. И папа говорит: “Смотри, это балерины”. Я, конечно, обалдела, потому что маленькая была, а они огромные-преогромные! Папа мне казался вполовину меньше, чем каждая из этих двух балерин, и я с таким удивлением смотрела и думала, как же они могут так легко танцевать, и в тот момент у меня родилась мысль, что меня с моим ростом не возьмут в балет. Я же не понимала, что для этого нужно».

В школе Алене хорошо давались точные науки, поэтому, получив аттестат, она послушалась отца и отправилась поступать на факультет математики и кибернетики в МГУ. Правда, провалилась на экзаменах. Но Бабенко взяли в Томский университет на факультет математики. На пятый день учебы она увидела объявление: «Студенческий театр миниатюр набирает артистов». «Классический вариант: подружка рядом говорит: “А давай?”, я говорю: “Давай!”, ну и все, — вспоминает Алена. — Потом театр затягивает, учишься серединка на половинку, как стрекоза поешь и пляшешь. По-моему, все студенты через это проходят».

«В Москве мне все было чужим»

В те годы Алена решила попробовать пробиться в Школу-студию МХАТ к Табакову: «Глаза широко распахнутые, наивная, платье с воланчиками, туфли подружкины на каблучке – и подготовки фактически никакой.

Провалилась на втором же туре. В том году к Олегу Павловичу поступали нынешние звезды – Евгений Миронов, Владимир Машков». Вернулась домой и получила приглашение приехать на пробы в картину «Цареубийца»: «Пришла какая-то девушка в наш театр, увидела мою фотографию и сказала, что Карен Шахназаров снимает кино, нужно съездить на пробы. Я тогда фамилию Шахназарова-то не знала, никогда не увлекалась кино, не была заядлой киноманкой. Любила смотреть фильмы в кинотеатрах, а по телевизору мне было неинтересно, да и некогда. И я подумала: “Ну ладно, съезжу”.

Кинопробы были очень смешными, потому что, не понимая в этом ничего и осознавая себя артисткой, которая играет в театре, я, конечно, все сразу и показала на пробах, в смысле, всех ужимок, какие только можно изобрести, постаралась всю палитру показать. И уехала восвояси. Так что меня все время жизнь толкала в эту сторону, но видимо, я была очень невнимательна к знакам судьбы, безалаберна и ленива, поэтому не все сразу сложилось, а могло бы, может быть, и раньше. Но не нам подвластно сие течение».

Алена продолжила учиться в Томске. И находила в этом множество поэтических моментов. Например, обнаружила массу удивительных подтверждений математических законов в жизни: смотрела на галок, сидевших на проводах, и видела интегральные уравнения. Все резко изменилось, когда она влюбилась и вышла замуж.

«Впервые мальчики взволновали меня в еще детсадовском возрасте, — вспоминает Бабенко. — Их было двое: скромник Саша и хулиган Лешка. С Лешкой мы придумывали всяческие шалости, и нас за это строго наказывали. С ним было весело. А с Сашей – романтично. Он тихо меня любил: смотрел и наслаждался. Когда я об этом узнала, пришла к нему домой. В советское время на стенах типовых квартир висели портреты Хемингуэя, а в вазах стояли камыши и искусственные цветы. Взяла я в одну руку эти искусственные цветы, в другую – Сашку, вывела его во двор и так, таская за собой, представляла бабушкам, сидящим на скамейках: “Это Саша. Он будет моим мужем”. И Саша послушно плелся рядышком».

Потом, конечно, была первая серьезная любовь — еще в школе. Алена ждала этого мальчика из армии: «Это было первое, самое искреннее чувство, когда ты безоговорочно веришь другому человеку. Какой-то абсолют. Всю жизнь потом стремишься снова испытать что-либо подобное, но уже не получается. Этот человек меня предал, и я не простила. Это я сейчас такая умная, понимаю, что можно все простить, что у любого поступка, даже самого неприглядного, есть причина. Но когда первый раз любишь, то прощать еще не умеешь».

В институте Алена познакомилась с режиссером Виталием Бабенко, вышла замуж и, не доучившись на пятом курсе, поехала за мужем в Москву – он там работал. «Как говорят, так сложились личные обстоятельства, — рассказывает актриса. — Да, Москва — это город-мечта, но я совершенно неожиданно обнаружила, что все там мне чужое. Одной ногой была в Москве, другой на родине: я ведь сибирячка! Долго не могла почувствовать себя в Москве как дома, свыкнуться. Пока не придумала объяснение: будто я странник, и этот город – очередной пункт моего путешествия. Думаю, ощущать себя странником – это лучшая идея для человека, который трудно приспосабливается к другому миру. Были у нас и съемные квартиры, и квартиры друзей, потом наконец “образовалась” своя.

Купила ее – и поняла, что она точно такой же планировки, как у родителей в Кемерово, тоже без балкона, на втором этаже. В этом относительно знакомом пространстве я более-менее успокоилась».

«С сыном у нас очень доверительные отношения»

А потом Алена родила ребенка, день 14 мая 1992 года, когда Никита появился на свет, она до сих пор называет самым счастливым в своей жизни. «Со своим сыном я познакомилась, когда только-только забеременела, — говорит Бабенко. — Еще до всяческих аптечных тестов и похода на УЗИ мне приснилось, что я стала мамой белокурого голубоглазого мальчика – во сне он уже был трехлетним. Я видела его так ясно, что даже не удивилась, когда гинеколог изрек: “Вы беременны”. А удивилась, впервые взглянув на Никиту: он появился на свет с черными волосами. Несовпадение! Зато он был точной копией меня. Я держала его на руках и будто видела себя на всех детских фотографиях сразу. Все-все на меня похоже! И узкая длинная голова, как у головастика. Смешной такой! А в три года Никита превратился в ребенка из сна – волосы стали белыми-белыми!»

На сцену он вышел еще очень маленьким – играл вместе с мамой. «Помню, как-то он принес очередную миниатюру и заставил меня с ним играть, — рассказывает Бабенко. — Написал текст по ролям, сказал, кого нужно изображать. Делал замечания, говорил: “Мама, не так, ты сейчас громко кричишь, а здесь не надо такой бурной реакции!”. Срежиссировал отрывочек и заставил меня показать его всем домашним и друзьям. На одной из репетиций он должен был выбежать и закричать: “Папа, папа! Я пятерку получил!”. Идет первый прогон, он выбегает и останавливается на сцене, мы все, естественно, смеемся. Оказывается, он потерял “папу”, очень много ребят на сцене, и он забыл, к кому надо бросаться. Второй раз идет прогон, он вылетает, правильно бросается “папе” на шею и кричит: “Папа, папа! Я пятерку починил!”. Но на спектакле все произошло правильно, так что сын не подвел мать».

Когда же Никита вырос, он решил, что будет не играть на сцене, а снимать кино – и поступил на операторский факультет во ВГИК. Влюбился в этот вуз, еще когда мама просто привела его туда, чтобы посмотрел место, где мог бы учиться. Сын Алены увидел развешанные на стенах картины, наваленную в коридорах мебель, реквизит, странных людей, похожих на персонажей кино. Его захватила атмосфера творчества. Целый год он ходил на подготовительные курсы, потом поступил, а теперь учится —  и все радостно и увлеченно.

«С сыном у нас очень доверительные отношения, — рассказывает Бабенко. — Так было всегда. Сколько бы Никите ни было лет – восемь или восемнадцать, наше самое любимое время – вечер. В доме тишина, и можно обо всем поговорить. Разговариваем за чашечкой кофе – он его варит потрясающе! – или чая». А вот с отцом Никиты Алена давно рассталась. Пару лет назад она вновь вышла замуж за бизнесмена Эдуарда Субоча и сейчас очень счастлива.

Второй день рождения

На съемках Алена часто любит пошалить, пошутить, что-то выдумать: «По природе своей я человек авантюрный. Например, однажды придумала себе второй день рождения, — признается актриса. — В Севастополе шли съемки фильма “Водитель для Веры”, и в один прекрасный день мне страшно захотелось праздника. Я стала ко всем приставать с расспросами: не родился ли кто-нибудь в этом месяце? Именинников не нашлось. И тогда я сообщила: “А вот у меня скоро день рождения! 15 августа!” Все: “Ой, как классно!” Порезвилась я, порезвилась – и думать забыла о выдуманном празднике.

А через неделю, именно 15 августа, меня вдруг все дружно начинают поздравлять: шарики, цветы. Я в шоке: родилась-то 31 марта. Но придуманный день рождения был самым волшебным в моей жизни! В следующем году 15 августа я была на съемках фильма “Жесть” Дениса Нейманда. И снова праздновала. С тех пор так и повелось: у меня два дня рождения. Когда говорю кому-то об этом, все ахают: “Что-то случилось, и ты выжила?” – “Случилось. Я снялась в фильме “Водитель для Веры”, получила за него много призов, и меня узнали”».

Сейчас Алена не только много снимается – Галина Волчек пригласила Бабенко в театр «Современник», и та тут же стала ведущей актрисой. Недавно Алена вместе с Мариной Нееловой сыграла в новом спектакле «Осенняя соната». В кино же зрители увидели Бабенко в сериале «Однажды в Ростове», где актрисе досталась роль ресторанной певички. А в фильме «Свидание» ее героиня Катя помогает устроить жизнь своей сестре, которую сыграла Екатерина Климова. Режиссер картины Юсуп Бахшиев вспоминает: «Я уже снимал Алену Бабенкo в фильме “Жесть”. И наконец, смог заполучить ее снова. Мне кажется, между ней и ее героиней Катей много общего. Обе внешне строгие, даже немного жесткие девушки. Но они женщины с большой буквы. Расположения Кати добивается сотрудник ГИБДД Евгений, которого играет Григорий Сиятвинда».

Одной из самых веселых режиссер считает сцену, в которой герои Бабенко и Сиятвинды изображают рекламный ролик. В последнее время звезд часто упрекают в том, что они слишком охотно принимают предложения сниматься в рекламе и тем самым навязывают покупателям все подряд. Создатели комедии решили обыграть это в фильме. Придумали для актеров нелепые наряды: Сиятвинда надел костюм арбуза из папье-маше, а Алена влезла в огромную бутылку из-под шампанского. «Честно говоря, я опасался, что Алене эта затея придется не по душе, – признается режиссер. – Но она человек с развитой самоиронией. И актеры сыграли так, что съемочная группа просто плакала от смеха».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Знамя юности», Ruskino.ru, «Теленеделя»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version