Алиса Фрейндлих: «Мой служебный роман с театром продолжается»

0

Она всегда выглядит великолепно: стройная, легкая, молодая! И как режиссер Эльдар Рязанов углядел в ней ту самую «мымру» – остается загадкой. Ясно одно: пригласив Фрейндлих на главную роль в фильме «Служебный роман», Рязанов не ошибся. Многие женщины потом признавались актрисе, что именно ее Калугина помогла им стать счастливыми.

Страх упасть в оркестровую яму
Алиса Фрейндлих родилась 8 декабря 1934 года в Ленинграде. Маленькой девочкой она пережила блокаду. От голодной смерти ее спасла немецкая пунктуальность бабушки, выдававшей детям крошечную пайку хлеба по часам, а остальные – прятала под ключ.
Мать девочки, Ксения Федорова, познакомилась со своим будущим мужем Бруно Фрейндлихом на драматических курсах. Алисой дочку назвал папа, маме больше нравилось имя Наталия. Но вмешалась бабушка: «Что же ты создаешь девочке такую странную кашу – Наталья Бруновна Фрейндлих».
Перед войной родители Алисы разошлись. Бруно с театром эвакуировался в Ташкент, а оттуда вернулся с новой семьей — женой и дочерью Ириной. Мать разрешала Алисе встречаться с ним, но новая жена Бруно была против. Виделись они тайком. Ирина долго не знала, что у нее есть сводная сестра. Через 10 лет они познакомилась и стали подругами.
Бруно говорил об Алисе: «У нее только один недостаток: курит много, бесовая душа!» Фрейндлих начала курить в 35 лет, когда умерла ее мать. С тех пор выкуривает пачку в день: «Зато курю легкие сигареты через мундштук, и с сильным фильтром». Она никогда не сомневалась, что станет актрисой. Только не могла определиться, какой – музыкальной или драматической. У Фрейндлих было редкое меццо-сопрано, ей рекомендовали поступать в консерваторию. Но отец считал, что она потеряется на оперной сцене: «Ты же крошечная, а там фактура нужна».
В 1953 году Фрейндлих поступила в Ленинградский театральный институт. Алиса попала в прекрасные руки. Выдающийся педагог, профессор Борис Зон воспитал таких прославленных мастеров сцены, как Зинаиду Шарко, Павла Кадочникова, Николая Трофимова. Будучи студенткой, Фрейндлих дебютировала в 1955 году в кино, сыграв небольшие роли в мелодраме «Неоконченная повесть» и драме «Таланты и поклонники».
В 1957 году Алиса окончила театральный институт. Она блестяще сыграла в дипломном спектакле «Мораль пани Дульской» и была принята в труппу Ленинградского драматического театра имени В. Ф. Комиссаржевской, а в 1961 году перешла в театр имени Ленсовета. Кстати, на сцене Фрейндлих порой не может избавиться от одного страха: «Боюсь провалиться в оркестровую яму! Или в то, что от нее осталось. Когда мы репетировали один спектакль, где у меня есть резкий выход вперед к зрителям, я так увлеклась материалом, что не заметила края сцены… И буквально слетела по ступенькам в оркестровой яме, попав, к счастью, в объятия режиссера Владислава Пази. Ангел-хранитель меня вынес тогда…»
В театре Ленсовета Алиса проработала более двадцати лет, но все же ушла оттуда в БДТ: «Для этого был целый ряд причин. Но самым главным было то, что я много времени проработала в этом театре, на мне был весь репертуар, и я почувствовала, что надрываюсь. Во-первых, мне нужен был какой-то тайм-аут, а во-вторых, я хотела ощущения новизны. Надо было начать все сначала. Произошла пробуксовка, бег на месте. И мне показалось, что если начать с нуля, появится острота ощущений и острота ответственности. Кроме того, БДТ – мужской театр. Там были очень хорошие женщины: Доронина и Тенякова. Но в тот момент, когда я пришла в БДТ, они уже уехали в Москву. Поэтому, видимо, Георгию Александровичу Товстоногову нужна была актриса. Он меня звал еще за пять лет до ухода из театра Ленсовета. Но мне понадобились эти годы, чтобы угомонить свою совесть и смириться с тем, что я бросаю свой театр».

«Я всю жизнь влюблялась»

У Фрейндлих было несколько мужей, и она не считает, что ее личная жизнь сложилась неудачно: «У меня было три мужа, и все трое – прекрасные мужики. Я с ними сохранила очень хорошие отношения. Но ни один из них не оставлял в покое ревность. Первый муж – мой сокурсник, студенческая любовь. Он очень страдал, что меня берут в театр, а его – нет, а если и берут, то при мне. Мой второй муж, режиссер Игорь Владимиров, ревновал всегда, когда отмечали меня как актрису и не замечали спектакль. Хотя, с моей точки зрения, это было крайне несправедливо и бестактно по отношению к нашему творческому союзу. Я всегда ценила и ценю Владимирова до сих пор как режиссера и как личность. Он – чрезвычайно умный человек с необыкновенным юмором и очень талантлив. Но в тот момент, когда у нас возникли небольшие разногласия в творчестве, это стало отражаться на личной жизни. И наоборот: неприятности в личной жизни отражались на творчестве. Постепенно разрушалось и то, и другое».
Еще в 1964-м году, когда Владимиров и Фрейндлих только поженились, они приехали на гастроли в Москву. «Я тогда много играла в театре: уже были и “Пигмалион”, и “Ромео и Джульетта”, – вспоминает актриса. – Обо мне написали статью “Театр одной актрисы”. Надо сказать, что Москва – бестактный город в этом плане. И статья вызвала огромный всплеск недовольства у Владимирова – мы тогда чуть не разошлись. Я всегда так же страдала из-за подобных статей, как и он. Его это ударяло по самолюбию, а мне было больно за него и за наши разрушающиеся отношения. И труппа к этому относилась не очень благожелательно».
Третьим мужем Алисы Фрейндлих был Юрий Соловей: «Он актер и очень талантливый художник, умница и личность. Когда Владимиров брал в театр Елену Соловей, то, будучи человеком с юмором, так мне сказал: “В конце концов, у каждого должен быть свой Соловей”. А вообще я не думаю, чтобы какому-нибудь мужику было бы в радость, когда говорят: “Познакомьтесь, это – муж Алисы Бруновны”».
Все браки Фрейндлих оканчивались расставаниями: «Я раньше была влюбчива, всю жизнь влюблялась. А сейчас мои друзья удивляются, что я совершенно вне этого чувства. И я поняла, почему мне никак не удается влюбиться, хотя меня всегда очень стимулировало и подстегивало это чувство. Не удается не только потому, что мне уже много лет. А потому что у меня появился такой возлюбленный! У меня появился внук – и я его обожаю. Он, правда, меня как-то назвал “мерзкой кастрюлей”, грубо, ничего не скажешь, но не откажешь в образности. Он просто был недоволен, что я его разбудила».

Дочь Варвара и внуки Никита и Анюта – это сейчас главное в жизни актрисы. Варвара вышла замуж за Сергея Тарасова, вице-губернатора Санкт-Петербурга. Они прожили вместе почти двадцать лет, а потом расстались, Сергей нашел новую семью. А недавно случилась трагедия – Тарасов погиб во время теракта, когда взорвали «Невский экспресс».

Варвара давно мечтала стать актрисой. «Она, конечно, влюблена в театр и заражена им c самого малолетства, – рассказывает Фрейндлих. – Мне ведь даже кормить ее приносили в антрактах — во время спектакля. Можете представить, с каких молочных моментов она стала закулисным дитем. Когда Варя подросла, она решила: кем угодно, хоть уборщицей, но только бы работать в театре. Окончила школу, поступила на театроведческий. И только после того как проболталась в театральном институте год, рискнула сдать экзамены на актерский факультет.
Ее буквально парализовало от постоянных сравнений с родителями, от оценок со стороны: отдыхает природа на дочке Фрейндлих и Владимирова или не отдыхает? Варя связывала свое будущее с кино, которое, как известно, как раз в 90-е годы переживало не лучшие времена. Ей просто не повезло! “Ленфильм” и “Мосфильм” разом увяли, поэтому дочка снялась так немного. Ну и детки, конечно, отняли какое-то время. Но только кастрюльная жизнь ее не устраивает, и Варя потихонечку снимается на телеканале в Питере».

Мымрой никогда не была

Самой Фрейндлих в кино везло меньше, чем в театре. Картины с ее участием долго не замечали. Всенародную популярность ей принес фильм «Служебный роман», в котором сыграла директрису Калугину. «Пьесу “Сослуживцы” писали для театра, – рассказывает режиссер Эльдар Рязанов. – И я вообще не собирался ее ставить в кино, потому что у нее была замечательная театральная жизнь: пьесу поставили 134 театра, Калугину играли самые разные актрисы в разных городах. А потом пьесу очень хорошо поставил Борис Кондратьев в театре Маяковского. Роль Калугиной там прекрасно играла Галина Анисимова. Сделали телеверсию спектакля. Но когда я увидел спектакль на пленке, он мне не понравился.
Тогда-то я и решил снимать фильм “Служебный роман”. Это как раз произошло после завершения съемок “Иронии судьбы”. Было точно известно: Калугину играет Фрейндлих, Новосельцева – Мягков, Самохвалова – Басилашвили, Рыжову – Немоляева. Потому что все артисты, занятые в “Служебном романе”, пробовались на фильм “Ирония судьбы”. А с Фрейндлих я давно мечтал поработать, но не получалось. Я видел ее в спектаклях “Таня”, “Дульсинея Тобосская”, “Малыш и Карлсон, который живет на крыше” и других. Она везде играла потрясающе! Было ясно, что это великая театральная актриса. Театр она прекрасно чувствовала, а в кино были сложности. В театре все играется в один вечер, а в кино – маленькими сценками по три-пять месяцев. Сценическое действие развивается последовательно, а кино иногда снимают “задом наперед”: могут сначала снять что-то из финала, потом – из середины, ну и другие отличия. Поэтому, когда приглашал Алису, я думал о том, как ей создать условия, близкие к театру. И мы снимали “Служебный роман” длинными кусками, а не короткими эпизодами, не переснимали специально крупные планы – на площадке работали сразу три оператора, снимая с разных точек. Получалось, что актрису ничто не отвлекает от игры – она почувствовала себя почти так же, как в театре».
Фрейндлих сама выбрала внешность своей героини. Нашла на «Мосфильме» кримпленовый костюм 52 размера. Отработала походку: «Теток-начальниц, ходивших подобным образом, тогда было пруд пруди». Ей очень нравилось работать с Эльдаром Рязановым: «Мое сотрудничество с ним началось с того, что он предложил мне в “Зигзаге удачи” сыграть роль, которую потом сыграла Талызина. Но я тогда была беременна Варечкой. И Рязанов несколько раз звонил мне и спрашивал: “Ну как, ничего там такого не случилось?” Слава Богу, ничего не случилось, девочка благополучно родилась. Потом он меня пробовал в “Иронии судьбы” и после проб позвонил и объяснил: “Для того чтобы в одночасье возникла мгновенная любовь, героиня должна быть хороша собой”. А после проб в “Гусарской балладе” он сказал, что у меня женственность выпирала из любого костюма. Но, наконец, роль в “Служебном романе” он приготовил специально для меня. Я дружу с Рязановым, просто обожаю его. Он – очень непостоянный человек, эмоциональный, импульсивный. С ним легко работать, он любит театральных актеров, понимает их специфику. Я вообще люблю режиссеров из области жизни человеческого духа».
Актриса считает роль Калугиной одной из своих любимых. Хотя в жизни мымрой она никогда не была: «Не жалею денег на качественные кремы, на уход за волосами. У меня всегда должна быть прическа, я придерживаюсь определенного стиля в одежде. Это мои главные правила».
Сейчас она полна сил. В БДТ практически ни один спектакль не обходится без ее участия. Актриса играет в антрепризе. Недавно вышел новый спектакль «Уроки танго и любви» с Алисой Фрейндлих и ее дочерью Варварой Владимировой в главных ролях. В нем Алиса Бруновна играет пожилую танцовщицу. «У меня были проблемы и со связками, и с глазами, и с позвоночником. С такими болезнями, кажется, трудно оставаться в профессии… Но как говорила одна актриса: “Пока при мне мои ноги и моя косметичка – я могу работать”, – шутит Алиса Фрейндлих. – Мой служебный роман с театром продолжается».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вечерний Саранск» , «Зеркало недели» , «Газета.ua»

Поделиться.

Комментарии закрыты