Анатолий Белый: «Сейчас многие сценарии оставляют желать лучшего»

0

Он не понимает, когда говорят: этот актер интеллектуальный, тот – эмоциональный, а вот – характерный: «Мне кажется, это лобовой взгляд на человеческие возможности. Все большое построено на парадоксах. Для меня интеллектуальность не отрицает, к примеру, сексуальности. Человек как аккордеон: в каждом из нас много “клавиш”, не надо нажимать на одну и ту же».

Волга, пиво, свобода!

Анатолий Белый родился в украинском городке Брацлав. Его родители приехали из Тольятти, где работали на комсомольской стройке ВАЗ, в отпуск к бабушке. Здесь и произошли незапланированные преждевременные роды.

Мама Анатолия работала учительницей, она вела в школе драматический кружок и организовывала литературные вечера, все время что-то придумывала. В этом смысле Белый пошел по ее стопам. «Кстати, мама боялась, что когда вырасту, буду маленьким и толстеньким колобком, как многие в ее роду, поэтому старалась развивать меня физически, – говорит актер. – Я занимался лыжами, фехтованием, но наибольших успехов достиг в секции спортивной акробатики. Там я стал мастером спорта. В школе увлекался математикой. Наш классный руководитель вела у нас этот предмет, была в него влюблена и смогла привить эту любовь нам. Она устраивала для нас специальные факультативы. В десятом классе на практику я попал в конструкторское бюро Волжского автозавода. Работал на компьютерах. Пропадал там целыми днями».

По-настоящему Анатолий увлекся театром, когда увидел спектакль Горьковского театра драмы «Человек со звезды». Это пронзительная история о человеке, прошедшем войну, но в мирное время оказавшемся никому не нужным и в результате попавшим в психбольницу. «Тогда-то во мне, помню, что-то и щелкнуло», – говорит Белый, который, тем не менее, учиться поступил после школы в Самарский авиационный по специальности «инженер-программист электронных установок».

«Потом были музыкальные клубы и компания ребят, которые днём работали в электронных лабораториях, а по вечерам писали песни и играли на гитарах, – вспоминает Анатолий. – Рок-музыка и польские диски: “Иисус Христос – суперзвезда”, Led Zeppelin. До сих пор у меня хранится собрание Элвиса Пресли на виниле. Волга, пиво, свобода! Свежий ветер, открывающий невиданные горизонты, и привел меня в студенческий театр музыкальных миниатюр или, сокращенно, КВН. Там мне посоветовали попробовать себя в народном театре. Режиссёр этого коллектива Ольга Валентиновна Суздальцева, прослушав меня, сказала: “Поезжай-ка ты Москву в театральный. Чувствую, что это твоё! Не поступишь – вернёшься, будешь учиться дальше”. Так и сделал: ездил поступать, возвращался, сдавал сессию и снова уезжал.

В ГИТИСе слетел со второго тура, в Школе-студии МХАТ дотянул до конкурса, но не прошёл его, а в Щепкинском после второго тура Николай Николаевич Афонин сказал мне: “Можете, конечно, ещё куда-нибудь пробоваться, но я вас беру к себе на курс!” Так я пришёл в “Щепку”, и моим педагогом стала ученица Анатолия Васильева Людмила Николаевна Новикова».

Родителей Белому волновать не хотелось, но однажды вернувшись домой и захватив по дороге валерьянки, он усадил их обоих и во всем признался. «Мама с папой только руками развели, – говорит актер. – Позднее, когда я уже работал в театре, и не было ролей, не раз приходилось слышать от них: “Эх, Толя, сейчас бы ты имел хорошую работу! Посмотри, как ценятся везде программисты!” Но технический Рубикон был перейден мною без сожалений. Компьютерное прошлое словно стерли ластиком. В настоящем устойчивой зависимости от Интернета не имею!»

«Меньшиков умеет создать вокруг себя праздник»

В Театральном институте имени Щепкина студенты приобретают не только навыки актёрской профессии, но ещё и обучаются этическим нормам поведения. «Щепкинские мальчики» интеллигентны и немного лиричны, как например, Олег Даль, Олег Меньшиков, Дмитрий Харатьян, Дмитрий Назаров. Курс, где учился Анатолий Белый, считался экспериментальным: «Помимо системы Станиславского, нас знакомили с творчеством Михаила Чехова, биомеханикой Мейерхольда. Мы смотрели кассеты со спектаклями Стрелера, Брука, не пропускали чеховские фестивали, ходили на постановки Штайна… До четвертого курса будущее было для меня затянуто радужной пеленой. Москва, свобода, перспективы! Хотел работать в “Современнике”, но не попал. Ну и началось… Играл на Таганке в спектакле “Москва – Петушки”, где меня задвигали в массовку и, естественно, задевали самолюбие молодого актера. Любимова молодежь интересовала, но не я. Амбиций у меня не было. Было несоответствие между тем, что я мог, и тем, что делал – пластическая драма или по сути одно сплошное сцендвижение. Обещанного ждут три года? Три года прошло, и я пошел служить в Театр Российской армии».

В те времена Анатолию приходилось в семь часов утра идти на построение, а в девять-десять он был уже дома: «Чего я только не делал: декорации ставил, декорации убирал, подметал… После армии попал сразу в два проекта. В молодежную секцию Дома актера – там набирали молодых людей для актерских вечеринок, масленицы, капустников. Потом мы познакомились с Владимиром Мирзоевым, и он взял меня в Театр имени Станиславского. Дальше узнал, что Олег Меньшиков начинает свой проект “Театральное товарищество 814”. Олег Евгеньевич посмотрел и сказал: “Почему бы и нет? Возьму!” Это был 1998 год – самое замечательное время, когда только начиналось новое театральное дело: все полны энергии, у всех горят глаза, никто не расходится после репетиций. Так хотелось работать, словно дали кислородную подушку: “Дыши!” К тому же Олег – необыкновенно талантливый человек, который умеет создать вокруг себя праздник. Он научил работать по большому счету и задал такую высоту планки, которой держится сам!»

Творческая база для актеров

Позднее Анатолий сыграл во множестве оригинальных спектаклей, и как-то Ольга Семеновна Хенкина, помощница Олега Табакова, увидела актера в «Полароидных снимках» и пригласила во МХТ имени Чехова, в спектакль «Терроризм». А через некоторое время в 32-летнем возрасте Анатолий сыграл короля Лира в постановке известного японского режиссера Тадаси Сузуки.

«Он отсмотрел весь состав труппы МХТ, точнее, ту возрастную категорию, в которой нуждался: до 50 лет, – вспоминает Белый. – Лиц более зрелого возраста он не видел в своем спектакле. Мы не знали о результатах проб. Сузуки вернулся в Москву через год и только тогда объявил, что выбрал 14 актеров-мужчин, как и положено в японском театре, где роли женщин тоже исполняют мужчины. Затем мы всем составом отправились в японскую деревню Тога, где Сузуки давно открыл уникальный театральный центр. Это истинно творческая база, где художнику, человеку-творцу, гарантировано уединение. Сузуки считает, что актеры не должны приходить на репетицию, намучившись в метро или простояв в пробке. Ему нужно, чтобы они были чисты и не озабочены городскими проблемами».

Центр Шизиока находится в устье двух гор, посередине – река, вдоль нее расположены гостиницы, студии для репетиций и занятий, театр под открытым небом и закрытый театр. Тридцать лет назад здесь была полуразрушенная деревня. Сузуки понравилось место, и он решил, что оно идеально подходит для театрального центра, который сейчас представляет собой несколько площадок, в том числе коттеджи для актеров, офисы. Это маленький театральный город, где все ориентировано на творческий поиск – не на конкурсы и фестивали, а на процесс. Хотя там тоже могут проходить показы. Например, когда актеры МХТ приехали в Тогу, Сузуки готовил «Эдипа» с участием немца, американки и актеров своей труппы. Премьера спектакля состоялась в открытом театре.

«Огромное внимание Сузуки уделяет телу, и это помогает сконцентрировать энергию, сосредоточиться, быть предельно собранным, лаконичным, – говорит Анатолий. – В его стиле есть что-то от восточного классического единоборства и что-то от классического театра. Сузуки не диктует, не навязывает, но гениально показывает, разъясняет жест. Благодаря его методу можно, даже не сходя с места, придать телу сколько угодно градаций».

«Сыграть героя книг Достоевского – это подарок судьбы»

Долгое время Анатолий не мог пробиться в кино, потом стал получать роли второго плана, а в 2004 году сыграл главную роль в сериале «Умножающий печаль». С тех пор Белого можно часто видеть на экране. Он играл и в мыльных операх, и в боевиках. Актеру ведь важно заявить о себе и в блокбастерах, но для этого надо готовиться. «Необходимо постоянно заниматься спортом, боевыми искусствами, – говорит Анатолий. – Лично я не очень люблю пустые стрелялки. Мне нравятся психологические боевики. Столько примеров американской продукции хай-класса. Тот же фильм “Схватка”. Де Ниро и Аль Пачино. Как играется это противостояние двух личностей, преступника и копа! Какие тонкие психологические нюансы! Это просто восторг. Как трудно зрителю выбрать — на чьей ты стороне, ведь у каждого своя правда. При этом есть экшн — погони, перестрелки. Вот такой жанр по мне».

Белый многому пытается научиться у западных актеров: «Это другая система подготовки к роли, культура существования в профессии. Это вертикальное погружение в работу, с отрешением от всего. Если ты взялся за роль, то ты в нее полностью погружаешься, читаешь максимум литературы, изучаешь историческую эпоху. Изучаешь все, что вокруг. Я уже не говорю о подготовке физической — похудеть, поправиться. В целом подход к работе более серьезный и правильный. Испытываю к западным актерам белую зависть. Могу предположить, что они по-другому воспитаны, и это заставляет меняться обстоятельствам вокруг. Они живут по-другому, к себе относятся по-другому. И это усиливает свойство харизмы, энергию внутреннего покоя. Когда смотришь на хорошего западного актера, то ломаешь голову: что в нем есть такое? Что-то потрясающее!»

Так что Белый не скрывает, что с удовольствием принял бы участие в голливудских съемках: «Чего лукавить-то? Сыграл бы в тех картинах, которые бы мне понравились, не были бы пошлыми или ужасными». Но уехать на Запад он бы не смог, все же понимает, что к актерам из бывшего Союза там относятся не слишком серьезно.

Сейчас актер вновь играет в классике. Не так давно Анатолий снялся в сериале «Братья Карамазовы»: «Это подарок судьбы, и такая драматургия, конечно, приходит раз в жизни. Ведь то, что сейчас пишется, оставляет желать лучшего. Хотя попадается хороший сценарий, но очень редко. А классика, на то она и есть классика. И за соприкосновение с ней я очень благодарен тем, кто позвал меня в этот проект».

Играть персонажа книг Достоевского и играть современного героя – это все же огромная разница, как говорит сам Анатолий. «Мы снимали этот сериал, как кино – по 4 минуты в день, по 3, если надо, и режиссер Юрий Мороз добивался в кадре того, чего хотел. Поэтому это никак не сериальный подход был. И вообще я хочу сказать, что экранизация классики должна быть. Книжка – это действительно отдельное произведение литературное, законченное, и мы его не трогаем, и то, что должно появиться в театре или на экране по этой книжке, по этому произведению, это уже отдельное произведение, которое нужно рассматривать отдельно от этой книжки. Потому что невозможно переложить то, что находится там, на киноязык».

Застенчивый студент

Анатолий из тех людей, кто совсем не любит выставлять свою жизнь напоказ. В юности он был довольно застенчивым, боялся пригласить девушку на свидание. Когда еще учился в авиационном институте, ему очень нравилась одна студентка соседнего факультета, они даже жили в одном общежитии. Как-то Белый все же решил ей признаться в своих чувствах, купил три тюльпана, пришел к ее двери, но постучаться не смог. Тут Анатолий понял, что девушка ведь должна пойти на занятия, так что встал у входа, как часовой. Она открыла дверь лишь через пару часов и… испугалась. Но потом все же взяла цветы и пошла дальше, сказав Белому лишь «большое спасибо». Анатолий долго корил себя за тот поступок, а потом понял, что с этой девушкой у него все равно бы ничего не вышло.

Через много лет он познакомился с актрисой Мариной Голуб, за плечами которой к тому времени было уже два брака. Они поженились, но все же спустя время разошлись. Детей у них так и не было.

Сейчас Анатолий вновь женат, его супругу зовут Инесса. Но Белый по-прежнему на все предложения журналистов об интервью сразу просит: «Только не спрашивайте о личной жизни! Могу сказать лишь, что мы с Инессой очень счастливы».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты