Топ-100

Андрей Данилко: «Сердючка – это настроение, а оно бывает разным»

0

Он уверен, сейчас такие времена для артиста, что любой жанр в чистом виде — это скучно. Выдержать обычный концерт очень трудно, люди хотят присутствовать при рождении шутки, быть в контакте. И поэтому его Сердючка и поет, и танцует, и рассказывает монологи.

«Я занимаюсь развлечением»

Давно известно, что Данилко – совсем не публичный человек. «Я даже на репетициях всегда спиной к залу стою, потому что там часто фотографируют и я реально стесняюсь, – признается Андрей. – Это Верка зажигает, а я — нет. Я не живу жизнью персонажа, я его изображаю. Мне часто задают вопрос: сколько вам нужно, чтобы войти в образ?! Да нисколько мне не нужно! Просто надеваю костюм и сразу включаюсь. А в жизни у меня все стабильно: в два часа дня выхожу из дома и до поздней ночи на студии.  Папарацци, следившие за мной на протяжении несколько недель, наверное, пошли лечиться в дурдом. Я считаю, что это только на сцене надо быть не таким, как в обычной жизни. Там надо быть не бытовым, а необычным человеком». Так что Данилко – из тех артистов, которые проводят чёткую линию между сценой и реальностью.

«Я занимаюсь развлечением, – говорит он о себе. – Я стараюсь сделать людей добрее, человечнее. Во мне вообще играла детская обида, когда ещё в Полтаве к нам на гастроли приехал Владимир Кузьмин и не подписал мне бумажку. А я нарвал тюльпанов с клумбы, семья моя была бедная, и вот приехал Кузьмин, он неделю выступал: времена были такие, когда артисты по несколько дней в городе выступали. И я на каждом концерте с этими тюльпанами бегал к нему, чтобы подарить, а он не брал. Улыбался и не брал. Может, такое настроение было. И меня — ребёнка — тогда это очень обидело. И в конце концов я бросил эти цветы, мне захлопали зрители. Это были первые мои такие массовые аплодисменты».

Сейчас он сам собирает большие залы, песни его Сердючки звучат отовсюду. Но Данилко признается, что играть Верку в последнее время стало очень тяжело. Она словно живет своей собственной жизнью. Из проводницы эпатажная Сердючка превратилась в ведущую, потом запела, а после и вовсе стала недосягаемой звездой. Ее часто пародируют, у нее много двойников, что у Данилко вызывает только раздражение: «Во-первых, они не умеют ее правильно показывать. Сердючка — очень яркий и понятный образ. Но люди не умеют этим пользоваться. Я видел много пародий на Аллу Пугачёву и я знаю её отношение к этому. Это раздражает! А меня просто выворачивает, когда я вижу пародию на Верку Сердючку! Правда, я однажды видел пародию на меня и на Аллу, которая мне очень понравилась!  Обезьяне надевали розу на голову и шубу и включали “Читу-дриту” и она начинала танцевать! Эта обезьяна была прям гастролёром! На заказниках работала. Люди лежали от смеха! Уж лучше меня будет обезьяна пародировать, чем эти идиоты, которые не умеют это делать. Им кажется, что это смешно. Но это не смешно, а пошло!»

«Я просто перешёл дорогу Константину Эрнсту»

Несколько лет у Данилко была настоящая черная полоса. Все началось после того, как его эпатажная Верка решила покорить мировую сцену и отправилась на музыкальный конкурс «Евровидение» с песней Lasha Tumbai. Но вместо мировой славы и признания у артиста, воплотившего образ эпатажной Сердючки, осталось «серебро» на конкурсе и враги в лице практически всего российского шоу-бизнеса. «Это была изначально ревность. Очень большая ревность, – заявляет Данилко. –  Все это Первый канал, который вместе с Максимом Фадеевым готовил группу “Серебро”. Их готовили на серебряное место, был сделан хороший номер. Вообще вопросов нет. Хорошие девчонки, хорошая песня. У них был самый крутой свет. Они понимали, что первое место им не дадут, а второе — это было бы достойно. И тут я просто перешёл дорогу Константину Эрнсту. Если бы это было место седьмое или третье — ничего бы не было».

А в итоге происходящее просто напоминало массовую травлю. «Мне тогда не хотелось оправдываться, – вспоминает Данилко. – Я принял участие в программе “Пусть говорят” ещё до “Евровидения”. Я тогда подумал, что люди просто не расслышали слова “лаша тунбай”. И я приехал объяснить. Но, когда я увидел это “кино”, то понял, что оправдываться нет смысла. А цель?! Зачем мне это надо было делать? И потом из всего этого получился международный скандал. Вся ж Европа об этом писала».

И тут, естественно, появилась политика – Блок Сердючки, про который писала вся пресса. Данилко хотел собрать съезд в цирке, но когда аналитики объявили, что у него и его людей есть реальные шансы попасть в парламент, потому что народ даже ради прикола проголосует, многие испугались и Андрею начали поступать странные предложения: «Например, приходил крупный человек и всовывал скрутку долларов — тысяч пятьдесят, — только для того, чтобы я просто посидел с ним в ресторане и обсудил некоторые вопросы, ничего не обещая. Или мне предлагали: впишешь в свой список одну фамилию — найдешь в багажнике два миллиона. Они говорили об этом так просто, как мы с тобой о 20 латах. Я не брал денег, идиот. А в какой-то момент подумал: нас могут убить. И за два часа до регистрации мы отказались выставлять свои кандидатуры. Все же не наша это территория — не стоит туда лезть».

«На саммите поманил Путина пальцем»

Теперь скандалы улеглись, и Верка Сердючка вновь собирает огромные залы и в России. Данилко даже уверен, что телевизионная пауза пошла ему и его коллективу на пользу. Пришло понимание, что сегодня телевидение не имеет такого уж особого значения. Если ты выпускаешь хороший продукт в своем жанре, то это всегда будет востребовано.

«Сверхзадача всей работы, которую мы сейчас делаем на сцене, — поднятие настроения и уверенности в себе! – говорит Данилко. – Когда люди объединяются и поют эту “Дольче-Габбану”, они мне должны доплачивать, эти Дольче и Габбана. Дети, которые не понимают, что это такое, всё равно поют. Эти песни объединяют зал. Мне удивительно, что в этом году впервые очень плохо продавались билеты в Израиле — всё-таки та история ещё сказывается. Был очень сложный концерт в Тель-Авиве. Как-то не очень люди шли, хотя в итоге зал был полон. Мы полностью переменили зал. Я за концерт как будто товарные вагоны разгрузил! Люди были накрученные, но мы это исправили.

Ведь есть стереотип, что Сердючка — это что-то такое прежде всего весёлое. Но Сердючка — это настроение. Настроение может быть разным: весёлым, лирическим, грустным. Сердючка — это вообще зеркало женщин. Сейчас уже никого не удивишь разговорами про рейтузы и чёлки “Карлсон”, поэтому я этого больше не делаю. Сердючка сейчас в одежде очень сдержана — минимализм, белое-чёрное. И это абсолютно органично для образа. Когда появился живой коллектив, всё стало по-другому. Ты не можешь шутить как раньше, потому что появился корпоративный юмор. Юмор сегментировался. Для богатых нужно шутить про бизнес-класс, вип-залы, я грубо говорю. То есть люди сейчас хотят слышать только про себя! Чтобы юмор со сцены совпадал с их жизнью».

Образ Сердючки подразумевает очень большой энергетический выброс в зал. Так что стало сложнее, чем в те времена, когда Данилко просто выступал с монологами. Их можно читать хоть сто лет с любой сцены, импровизируя, меняя тексты. Кстати, многие из них стали культовыми и разошлись на цитаты. «Монолог вообще рождается дольше, – поясняет артист. – Мы до этого объездили очень много городов и монологи сформировались тогда, когда это стало популярно. Поначалу они были очень сырыми и совсем не смешными. И опять же, это было такое время, тогда это было смешно. А сейчас не нужен номер милиционера. Он не будет смешным. Уже другая милиция, а в России полиция. Форма у них другая, другие ситуации. Так что со сцены сейчас рассказываю истории из моей реальной жизни. Вот, к примеру, моё общение с Путиным, как я его пальцем поманил и что из этого получилось».

Дело было на саммите президентов Украины и России в Крыму в 2004 году. «Была гулянка, президенты не пили, но была такая атмосфера “без галстуков’: мы там шутим, и нам официанты дают вино. Не бутафорское. И меня там чуть-чуть качнуло, мне показалось, что я — пуп земли и я в образе Сердючки показал пальчиком Путину: типа, идите сюда! – вспоминает Данилко. – В этот момент там всех чуть не парализовало! Я же не хотел его обидеть, он умный человек и понял, что у меня это выскочило. После этого он позвал меня и сказал, что, мол, когда вы снимите свои доспехи — садитесь к нам за стол. Мы, конечно, не пошли за стол, у них своё кино. Но ведь сам момент, этот жест… я за три секунды протрезвел!»

«А я стояла вся в розовом свитере»

Вернулся Данилко и на российское телевидение. Этой осенью группа сценаристов телеканала «Россия» как раз решила переложить на современный лад знаменитую сказку Шарля Перро про Красную Шапочку. Но поскольку она невелика по объему, было решено добавить туда персонажей из других сказок. Сценарий сочинялся именно под Андрея Данилко. Его знаменитая Верка Сердючка теперь стала Красной Шапочкой. Кстати, отличительную черту Верки Сердючки – фирменную звезду – на этот раз решено заменить очень стильным беретом. Его отбирал для своей героини сам Андрей Данилко. Правда, к головному убору пришлось добавить и парик – у Верки в мюзикле теперь будет два белокурых хвостика.

На главные и второстепенные роли приглашены артисты эстрады России и Украины. Тут вам и Филипп Киркоров, и Михаил Боярский, и Анна Семенович, и Николай Басков. Для съемок в трех павильонах были выстроены масштабные декорации леса, города и дворца. «Коллектив у нас сплоченный, проверенный временем, – рассказывает режиссер Александр Игудин. – Все друг друга знают давно, а потому работалось в удовольствие».

Для Данилко мюзикл – это веселое дурачество. На съемках он много импровизировал, шутил, менял текст и в итоге сыграл девочку, которой наскучило трудиться в ООО «Красная Шапочка» и разносить пирожки – и она возмечтала стать не больше, не меньше как звездой шоу-бизнеса. Королева-мачеха и Волк пытаются Шапочке помешать, но, как говорит режиссер, «у них это вряд ли получится». Кстати, для нового мюзикла были записаны двадцать музыкальных ремейков на любимые мелодии с новыми словами.  Есть и оригинальные композиции. Андрей Данилко подготовил премьеру песни из репертуара Верки Сердючки «Розовый свитер».  Его припевом стала строка: «А я стояла вся в розовом свитере, а ты спросил меня, есть ли я в Твиттере». В этом номере Красная Шапочка мечтает, как пишет свои песни, выступает на сцене, меняет много ярких нарядов. «Это песня надежды», – рассказывает Данилко. А сам он мечтает, что в следующем году эта композиция будет уже настоящим хитом.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Top.oprf.ru, «Суббота», «Сегодня», Metronews.ru, Eurosmi.ru

Share.

Comments are closed.