Андрей Ильин: «Не поступил бы в театральный, стал бы шофёром»

0

Первый большой успех Андрею Ильину принесла роль студента Феликса Раевского в фильме Петра Тодоровского «Какая чудная игра». После этой работы на него обратили внимание режиссёры: он был князем и мошенником, главврачом и киллером, наркоторговцем и прокурором. Но больше всего его знают и любят по роли Алексея Чистякова в «Каменской».

— Андрей Епифанович, долгое время вашей визитной карточкой была роль мужа Каменской — Алексея Чистякова. Как вы к этому относитесь?

— Как к данности. Визитные карточки для актёров выбирают зрители, от нас самих тут мало что зависит.

— А какую роль вы можете назвать самой любимой?

— Трудно сказать. Есть работы, которые по тем или иным причинам мне очень дороги. Сейчас вот играю композитора в фильме Бориса Грачевского «Между нот, или Тантрическая симфония» — надеюсь, эта роль тоже станет одной из любимых.

— А у вас есть музыкальное образование?

— Нет, к сожалению. Родители в своё время не отдали меня в музыкальную школу. Хотя в консерватории на актёрском факультете я изучал музыкальную грамоту, мне пытались поставить голос, но вокалиста из меня не получилось. Но в актёрской профессии главное — хорошо представлять внутренний мир героя.

— У вас очень редкое отчество…

— Да. Мой отец стеснялся своего имени. Его родной брат Ефим — своего. И тот и другой представлялись Евгениями. Евгений-старший и Евгений-младший.

— Ваши родители не имели отношения к театру. Как они отнеслись к вашему выбору?

— Порадовались за меня. Вряд ли они до конца понимали, что значит быть артистом. Но когда я стал частенько мелькать на экране, маме это очень понравилось.

— Как вы попали на главную роль в фильм Петра Тодоровского «Какая чудная игра»?

— Наверное, по воле случая. Я тогда работал в Рижском театре русской драмы и снимался в фильме «Человек свиты», сценарий которого написал Валерий Тодоровский, сын Петра Ефимовича. Валера приехал на съёмочную площадку, чтобы посмотреть, как идёт работа. Мы познакомились, разговорились. Я пригласил его на свой спектакль… А вскоре Валера окончил режиссёрские курсы и позвал меня участвовать в его дипломной работе — картине с мрачноватым названием «Катафалк». Ну конечно, он показал её папе. После чего тот и пригласил меня сыграть роль в своём фильме. Я им обоим очень благодарен.

— Однажды в интервью вы сказали, что работать в Москве было вашей мечтой…

— Можно сказать, что так. Ещё когда учился в театральном училище в Нижнем Новгороде, я для себя решил, что когда-нибудь обязательно буду работать в Москве. Мне действительно очень хотелось играть на сцене московского театра.

— А сколько прошло времени с того момента, как вы это решили, до того, как переехали в российскую столицу?

— Примерно десять с половиной лет. Меня пригласили в Театр имени Моссовета.

— В начале 1990-х у артистов были трудные времена. Это и вас коснулось?

— Конечно. В 1990-е страна меняла кожу, и никто не знал, чем и когда закончится этот болезненный процесс. Зарплата театрального артиста составляла долларов 8-15. Я думал, что скоро вообще все театры закроются… Но они как-то выстояли, выжили. И я рад, что тогда не ушёл из профессии, хотя желание было велико.

— А вы никогда не задумывались: кем бы стали, если бы не пошли по актёрскому пути?

— Мне даже сложно предположить, что было бы, если бы я не нашёл себя в актёрской профессии… Вероятно, работал бы водителем, как папа. Или поступил бы в какой-нибудь институт и стал инженером, как многие мои одноклассники.

Ирина Левкович,
"Сорока"

Поделиться.

Комментарии закрыты