Топ-100

Андрей Искорнев: Холостяк с лукавинкой

0

Когда было обнародовано имя нового Холостяка, в Интернете обнаружилось несколько противоречивых фактов из его биографии.

То он скрывал свой настоящий возраст, то случайно засветил обручальное кольцо, то отправился за женой в «Брачное агентство Николая Баскова» (где, впрочем, так никого и не выбрал). Все это, мягко говоря, смутило поклонниц шоу: кто-то назвал Андрея аферистом, кто-то заявил, что в Украину хирург приехал ради пиара своей клиники, кто-то написал, что шоу с участием Искорнева смотреть не будет.

– Поскольку съемки шоу уже начались, у вас наверняка появились первые впечатления. Поделитесь?

– Поначалу было страшно, потому что в такую ситуацию попадаю впервые. Но вы бы видели глаза девушек! Участницы подобраны прекрасно, и общение с ними добавляет сил.

– А почему вы решили искать невесту в  телевизоре?

– Человек, делающий медицинскую карьеру, 10 лет учится, а потом с утра до ночи – у станка. При таком графике немного возможностей посвятить себя отношениям: я с кем-то встречался, общался, но для чего-то более серьезного нужно время… Недавно у меня начался новый этап – я покрестил ребенка своего друга. И когда взял маленького Федю на руки, то понял, что хочу детей, хочу поменяться, что уже нагулялся. Поэтому решение принять участие в проекте нельзя назвать спонтанным.

– Вы не первый раз участвуете в дейтинг-шоу. Чем привлек  именно этот проект?

– Если вы говорите о шоу Коли Баскова, то это – своего рода шутка, которая снималась за два часа, куда были приглашены девушки, способные рассмешить зрителей телешоу. Все понимали, что в этом нет ничего серьезного. В «Холостяке» все иначе: три месяца – немалый срок, да и девушки выбирались, исходя из моего психотипа. В жизни я бы никогда не познакомился с таким количеством девушек, потенциально соответствующих моим критериям. А тут их нашли за меня, осталось лишь выбрать одну из 25-ти.

– И по каким же критериям отбирали девушек?

– У меня были беседы с психологом, который очень детально спрашивал, кто нравится, почему не нравится, что планирую в будущем – достаточно серьезное интервью. Думаю, что претендентки выбирались, исходя из ответов.

– Вы говорили, что в девушках вас интересует внутренняя красота. Что вкладываете в это словосочетание?

– Важно, чтобы девушка что-то из себя представляла, чтобы была не просто красивой куклой, а светилась изнутри и зажигала своего мужчину. Она должна чем-то заниматься, а не быть домохозяйкой. Должна быть амбициозной и в то же время доброй, должна быть умной, обладать чувством юмора. Должна анализировать и понимать мужчину, рядом с которым находится – это именно то, чего мне не хватало раньше. Когда открываешься человеку, а он, как зеркало, отражает поток энергии, – это ядерный процесс. Вот его я и пытаюсь найти.

– А не думаете, что большинство участниц шоу приходят именно с материальной целью? Все-таки, канал сознательно выбирает состоятельного Холостяка.

– Есть же и более богатые холостяки (смеется). Думаю, я смогу разобраться, у кого меркантильные интересы, а кому интересен именно я.

– Какой вы в быту?

– Совершенно не приспособленный. У меня случается коллапс, когда вижу груду тарелок (смеется). Лучше я сумею заработать на домработницу, чем буду сам в воскресенье что-то делать. Я плохо готовлю, но могу сделать яичницу. Или творог с фруктами. У меня есть культ завтраков: думаю, это самая красивая часть дня, некий ритуал по приему пищи – более элегантный, чем, скажем, ужин. Красиво сервированный вкусный завтрак – это, мне кажется, очень интимно.

– А какие блюда должны быть в идеальном завтраке?

– Свежий сок, правильный хлеб  грубого помола, творожок с курагой, финиками и ложкой меда, кофе… И чтобы это было правильно сервировано – накрахмаленные салфетки, красивая посуда. То есть, важен антураж, процесс.

– В этом контексте ваша избранница должна быть хозяйкой, уметь готовить, или пусть этим занимаются другие люди?

– Если она совсем не умеет готовить, то должна, по крайней мере, правильно организовать процесс (смеется), чтобы это не лежало на моих плечах. Мне будет приятно, если она как-нибудь испечет яблочный штрудель, но жизнь, как говорится, слишком коротка, чтобы фаршировать грибы. Выбирать женщину по принципу «вкусно пожрать» – не интересно.

– Куда вы приведете свою избранницу?

– У меня есть собственная квартира.

– СМИ пишут, что вы достаточно публичный человек и тусовщик. Это так?

– Как раз не тусовщик – не знаю, почему сложилось такое мнение. Возможно, мне автоматически приписывают статус известных людей, которые являются моими пациентами. Но сам я очень редко выхожу куда-то, мне кажется, что это тупое времяпрепровождение, отнимающее много энергии – надо собраться, красиво одеться, и все это после какой-нибудь адской операции. Я с большим удовольствием посижу с друзьями в ресторане, схожу в кино, или в спортзал, или улечу на выходные куда-нибудь в Европу погулять.

– Еще одно мнение о вас:  достаточно самолюбивый и эгоистичный человек. Это так?

– Все мужчины в какой-то степени эгоистичны. Я, скорее, свободолюбивый, и поэтому только сейчас пришел к мысли, что нужно остепениться.

– А какое у вас главное отрицательное качество?

– Люблю быть первым во всем. Я – перфекционист. Особенно в работе. Бывало, что пациентка довольна результатом, а я вижу мелочи, и думаю, что можно было бы сделать иначе. Просто нужно уметь не закапываться в мелочах, научиться смотреть  вперед.

– Тогда назовите главное положительное качество.

– Наверное, я не сволочь последняя и, надеюсь, добрый человек (улыбается).

– Почему вы выбрали именно пластическую хирургию?

– Еще до института, поступая в медицинский лицей, я хотел заниматься именно пластической хирургией. В те времена мое желание было из серии «хочу быть космонавтом» – просто нравилась идея. Я люблю искусство, живопись, чуть-чуть разбираюсь в современном искусстве, люблю зависнуть в галерее d’Orsay в Париже. Но при этом я понимал, что в жизни нужно что-то делать руками. И потом, мне нравились врачи. Конечно, я не спасаю жизни людей, но, наверное, привношу в их жизнь что-то новое. Я специализируюсь на лице, шее и операциях на теле, начиная устранением шрамов после ДТП и заканчивая всем известными подтяжками.

– Можете вспомнить самый сложный случай в вашей практике?

– Были тяжелые лица, испорченные предыдущими операциями – восстановление всегда тяжелее, чем нетронутые лица, как у нас это принято называть. И всегда ответственнее, но и удовлетворение от такой работы больше. Из-за этого я занимаюсь благотворительностью – без гонорара выполняю определенное количество операций в квартал. Я и мои сотрудники помогали девушкам, изуродованным домашним насилием, облитым кислотой… Медиа делают из пластических хирургов эдаких зарабатывателей денег, хотя наша специальность – далеко не самая прибыльная, в отличие от той же онкологии. Зато очень честная: если у тебя есть возможность, ты обращаешься к хирургу, если нет – нет.

– Первую клинику вы открыли в 21 год.

– Будучи студентом, я много путешествовал и присматривался к заграничным клиникам. Где-то фотографировал, где-то собирал рекламные буклеты – пытался понять, как выглядит идеальная клиника пластической хирургии, какие в ней санитарно-гигиенические нормы. К окончанию института у меня собралась целая папка, которая оформилась в бизнес-план. Позже я познакомился с венчурным инвестором, который мне поверил, вложил средства.

– Административной работой в клиниках занимаетесь?

– Поначалу у меня была очень пафосная визитка – чуть ли не председатель совета директоров и президент всего, чего только можно. Сейчас я просто пишу «пластический хирург». Кроме операций, занимаюсь стратегической деятельностью и IT-технологиями: мой диплом MBA связан с Интернет-маркетингом в области медицинского бизнеса, поэтому мне интересны компьютерные технологии.

– Клинику на Украине открывать  собираетесь?

– Да, я сюда изначально приехал, чтобы открыть филиал. Весной начались переговоры с потенциальными инвесторами, и тогда же Анфиса Чехова познакомила меня с Ксенией Бугримовой, после чего и завязалась вся эта история. Но я хочу подчеркнуть, что участие в «Холостяке» – не пиар-компания филиала клиники. Это глупо, я в это не верю и не пытаюсь, как говорят, окэшить свою работу путем участия в проекте.

– Расскажите о вашей маме. Кем она работает в клинике?

– Мама – экономист, поэтому в клинике отвечает за бумажное функционирование и финансы. Она, собственно, финансовый директор.

– Как мама отнеслась к решению принять участие в проекте?

– Поначалу сдержанно. А потом, отсмотрев оба сезона, сказала: «Ну, попробуй, уже пора».

– Как она примет вашу избранницу?

– Думаю, что она готова к появлению серьезных отношений в моей жизни, поэтому не будет включать бизнес-леди. Она, вообще, душевная мама, хорошая, поэтому надеюсь, что они подружатся.

– Расскажите о ваших украинских корнях.

– Моя прабабушка родом из Харькова. В послевоенные годы она работала в госпитале, где в качестве пациента оказался мой прадед: он был ранен, она его выхаживала. Очень романтическая история и, кстати, связана с медициной (улыбается). Как видите, я вернулся туда, откуда родом.

– А еще врачи в семье есть?

– Дедушка и бабушка по отцовской линии, а мама с папой – нет, я перешагнул. И очень надеюсь, что мои дети также пойдут по этой линии.

– Братья-сестры у вас есть?

– Двоюродный брат: наши мамы – родные сестры, а папы – родные братья. Были две сестры и два брата: они переженились, и появились мы с Олегом. И воспитывались как родные братья.

– А как насчет жены? В одном из интервью видела у вас обручальное кольцо.

– Женат я не был, обручен и помолвлен – тоже. Пару лет назад мы с девушкой гуляли по Нью-Йорку: Пятая Авеню, магазин «Тиффани», Одри Хепберн – такая вот сентиментальная история. Она очень любила всю эту эстетику. Мы не стали покупать два кольца, чтобы не выглядело, будто мы обручены. Поэтому у нее остались свои аксессуары из «Тиффани», у меня – свои. Это кольцо я воспринимаю исключительно как аксессуар, а не что-то сердечное. Увы, оно только на безымянный и налезает.

– Все это играет не в вашу пользу: и кольцо, и момент с возрастом, и шоу Баскова, и открытие клиники в столь раннем возрасте… Зрительницы решили, что вы – аферист. Что можете им ответить?

– С возрастом, действительно, была история. Честно скажу – приврал: идя к доктору, все ожидают увидеть седовласого старца, профессора в очках, а не молодого. Так уж получилось, что я рано начал заниматься профессией, но судить обо мне, повторюсь, нужно по работе, количеству пациентов и их отзывам. Ну если бы я был аферистом, разве та же Лолита Милявская стала бы ко мне обращаться и рассказывать об этом прессе?.. Впрочем, я не кичусь звездными клиентами – они могут ждать меня в очереди наравне с обычными пациентами.

Источник – «Медианяня»

Share.

Comments are closed.