Андрей Козлов: «Люблю побеждать, и любой проигрыш – шок для меня»

0

В год своего 20-летия «Брэйн ринг» вернулся на экран
Он долго ждал, когда его программу вновь увидят зрители. А когда это все же произошло, телеведущий словно почувствовал себя на десять лет моложе.

«С детства производил впечатление на публику»

Андрей Козлов родился 25 декабря 1960 года в самолете, летевшем из Германии в СССР. Его отец был военным, мама – работником торговли. «Родители много ездили по стране и частенько – на каникулы или просто – меня отправляли к бабушке в Луганск, – вспоминает телеведущий. – Семейная история доносит, что в четыре года я впервые вышел на сцену. Играл у бабушки в местном драматическом театре. Но больше помню – мне уже шесть лет было, – как участвовал в праздничных сборных концертах, летом в колхозы выезжали. Я стихи читал. Был не то чтобы наш советский Робертино Лоретти, как Сережа Парамонов, по популярности, но, тем не менее, всегда производил впечатление на публику. Стихи, в большей степени, конечно, были детские. “Солдат мира”, потом про то, как американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму. Дальше – самодеятельность в школе, самодеятельный театр. Когда стал студентом – студенческие вечера, капустники».

После школы Козлов без проблем поступил в Щукинское театральное училище. «Это из той оперы, что пока у меня все в жизни складывалось, – говорит Андрей. – Сдал экзамены, уже прошел по баллам, позвонил, радостный, домой. Мои думали, что я поехал в Москву просто развеяться накануне поступления в университет. Вот тут-то они и проявили характер, связались с родственниками в Москве. На завтра в восемь утра стук в дверь, открываю – стоит тетя Катя. “Здрасьте”. – “Здрасьте”. И пошло-поехало. Меня заставили написать заявление об отчислении, под конвоем отвезли во Внуково и отправили в Донецк».
Под напором родственников Козлову пришлось сдаться: «А что мне надо было – забастовку устроить? Мальчишка, шестнадцать лет. Конечно, я пытался их уговорить. Но меня тоже уговаривали: “Всю жизнь свою покалечишь”. И я им очень благодарен. Ничего бы хорошего из моей затеи не получилось. Ну сколько людей за эти годы окончили Щукинское, Щепкинское, ГИТИС? И где они?»

«Жадность – очень страшный порок!»

В 1982 году Козлов окончил Донецкий университет и стал работать преподавателем в Мариупольском металлургическом институте, был заместителем секретаря комсомола по учебно-воспитательной работе. И в какой-то период у него родилась идея – провести конкурс красоты. Один из первых в Союзе. «Все случилось на волне желания заработать денег, – признается Андрей. – Но на самом деле я всегда хорошо зарабатывал. Был очень популярным, модным в городе репетитором. По химии. Когда твои девочки и мальчики стопроцентно поступают в самые престижные медицинские вузы страны и к тебе образуется очередь, то, естественно, начинаешь поднимать цены.

За одно трехчасовое занятие с группой из трех человек я получал 180 рублей – при моей официальной зарплате в 105 рублей. Были пиковые месяцы, когда я зарабатывал до десяти тысяч. К тому времени все уже порядком надоело. Собственно, из института я позже ушел и принял предложение Ворошилова переехать в Москву по одной простой причине – стало скучно. Был период – это просто безобразие! – я приходил к студентам на лабораторные работы, открывал газеты и… читал».

Начав хорошо зарабатывать, Козлов стал серьезно помогать своей маме. Получив квартиру как молодой специалист, ремонтировал ее, обставлял. Путешествовал по стране, брал отдохнуть за свой счет приятелей и приятельниц. Говорят, деньги портят человека, на что Козлов отвечает: «Слава богу, у меня не было таких денег, которые могли бы испортить. Но, тем не менее, одна история имела место. В студенческие годы я работал проводником пассажирских вагонов “Ясиноватая – Москва”. С рейса можно было привезти двести-триста рублей. Лето, “зайцы”, все битком забито. Так вот, я всегда выходил на узловой станции и покупал беляши. Себе и ребятам. Естественно, ни с кого и никогда денег не брал. Ну что они там стоили – 18 копеек. И вдруг в какой-то момент я поймал себя на мысли, что мне жалко… “Это ж мои два рубля! А есть будут все”. Тогда я просто купил в два раза больше – “наступил” на себя. И сразу стало легко. Случай запомнился на всю жизнь. Смешно, конечно – все беляшами мерить, но с тех пор я понял: нужно постоянно себя контролировать. Жадность – очень страшный порок!»

С Ворошиловым мог не разговаривать по полгода

В какой-то момент Козлов решился уехать на отборочный тур «Что? Где? Когда?» в Москву, где ждало его довольно призрачное будущее. «Мне же было по фигу, – признается телеведущий. – Я, как и любой человек середины 80-х, знал, что на телевидении есть одна передача – “Что? Где? Когда?”. Однажды решил написать, хотя последний раз делал это в армии. Через год пришел ответ: если хотите, 23 февраля 1986 года будет отборочный тур. Для меня не было цели попасть в элитарный клуб, хотя по жизни я иду с мироощущением победителя. И любой проигрыш – хоть в дурака буду играть, хоть в “Что? Где? Когда?” – является для меня шоком. Наверное, мне было бы досадно, если бы ничего не получилось, но это не было смыслом моей жизни».

В своем письме на программу Козлов не написал о себе ничего особенного – отправил только фотографию паспортного размера и страничку текста: «Я не старался чем-то подкупить телегруппу, что-то о себе нарисовать. Просто повезло. Дальше повезло, что я прошел все три отборочных тура. В конечном итоге целая цепь случайностей и совпадений привела меня в “Что? Где? Когда?”, после – в телекомпанию “Игра” и в 1991 году сделала ведущим “Брэйн-ринга”. Опять-таки был проведен небольшой творческий конкурс, и я его выиграл».

Двенадцать лет Козлов проработал с Владимиром Ворошиловым, у которого был очень сложный характер. Ведущие часто ссорились и могли по несколько месяцев не разговаривать. «Каждый раз это был вопрос соревнования, – говорит Козлов. – У меня хватало здравого смысла понимать, что бессмысленно мериться с Ворошиловым. Но иной раз это чувство отказывало. А порой он вдруг решал потягаться. Хотя зачем ему было соревноваться со мной, мальчишкой? Однажды он спросил меня (года четыре мы до этого вместе проработали): “Сколько тебе лет?” Я ответил, что 35. Он удивился: “35 – и я так серьезно с тобой разговариваю?” Ворошилов был заряжен на конфликт, это была форма его существования, способ решения творческих проблем. Правда, иногда он не знал меры – и тут его жена Наташа Стеценко его останавливала. Она была единственным человеком, который мог привести его в этом смысле в чувство.

Когда принимать форму жизни Ворошилова – в ссоре, драке – становилось совсем невыносимо, я действительно переставал с ним общаться. Мы однажды в течение полугода общались через референтов. И мне кажется, он вообще не задумывался, что для примирения есть повод. Он мог не принимать в расчет нашу ссору. Я же все равно старался, чтобы его комфорт во время наших размолвок не был нарушен».

Когда же Ворошилов умер, его телекомпания не сразу пришла в себя после случившегося. «Трагедия случилась в марте, а в начале мая мы уже проводили весеннюю серию игр ЧГК, – говорит Козлов. – Но реально устаканилось, выработались новые правила – не игры в ЧГК, а жизни компании – я думаю, только года через два».

Приготовление змеи

Одним из главных своих достижений Козлов считает звание лучшего капитана клуба «Что? Где? Когда?», которое он однажды получил: «После смерти Ворошилова я года три не играл. Не из протеста. Против чего я мог протестовать? Только против смерти Владимира Яковлевича. А когда мы решили, что я снова буду играть в “Что? Где? Когда?”, встал вопрос о составе команды.

У меня не было сомнений, что будут играть Игорь Кондратюк и Леша Капустин, с которыми мы начинали в элитарном клубе. Я знал, что приглашу Бориса Бурду, который сказал, что больше не будет играть, если только не со мной как капитаном. И уже посоветовавшись с ребятами, я пригласил Володю Молчанова. Еще в первой для нас игре участвовала Таня Тарасова. Мы ту игру проиграли, она закончилась моим инсультом. Слава Богу, обошлось микроинсультом. Но и от него ощущения были очень неприятные… После этого я всерьез задумался о своем здоровье. Не сразу, но сильно сбросил вес. И умудряюсь при своей гипертонии удерживать давление 120 на 70».

В следующий раз команда села играть через год – опять очень плохо. В той игре был вопрос о приготовлении змеи. Борис Крюк, режиссер и ведущий «Что? Где? Когда?», оговорился, что, если команда в следующий раз приготовит змею, он засчитает ей победу. Кто ж такими подарками разбрасывается? Андрей и другие участники действительно принесли казан, дрова: «Шла игра, а мы параллельно готовили. Филипп Киркоров во время музыкальной паузы пел песни. А потом устроил скандал: мол, за песню на вечеринке, да еще с мангалом, он берет 100 тысяч евро, а тут получилось бесплатно. Тем не менее, мы змею приготовили, и после этого команда что-то такое про себя поняла. Какие-то комплексы, наверное, снялись: нетривиальная ситуация – в прямом эфире уважаемые люди готовят змею. Такие шуты гороховые. Мы получили право идти дальше и выиграли следующую игру. Но дело даже не в результате. Мы играли ее уже по-другому. Потом эта команда шла, как танк, остановить который было уже невозможно».

Дети против взрослых

Андрей Козлов очень переживал, когда в 2000 году закрыли его программу «Брэйн-ринг», но сейчас передачу вновь возродили на телевидении. «Жизнь редко дает возможность войти дважды в одну и ту же реку, но мы, тем не менее, это действительно сделали. “Брэйн ринг” 10 лет не был на экранах, и история его возвращения – не тот случай, когда мы с нечеловеческим упорством отстаивали эту идею перед каналами. Наверное, в какой-то момент мы уже сами распрощались с мыслью возрождения телепроекта – произошло это только благодаря настойчивости продюсеров СТС Вячеслава Муругова и Константина Наумочкина. Они не раз заводили с нами речь о возобновлении “Брэйн ринга”, интересовались возможностью участия в состязании детских команд. Тема то поднималась, то забывалась, но в какой-то момент время нового “Брэйн ринга”, видимо, пришло, и мы его, наконец, сделали».

У ведущего было много радости в связи со вторым рождением своего проекта. «Конечно, если бы не было этой многолетней паузы, ощущения были бы не такими острыми, – признает Козлов. – Я размышлял потом: мы ведь получили уникальный опыт. В истории телевидения не было ни одной программы, которая после 10-летнего перерыва появлялась бы перед зрителями снова. Многие из тех, кто делал “Брэйн” до закрытия, делают его и сейчас. Может быть, пара молодых администраторов добавились, а так это прежняя команда. Мы страшно волновались, когда показывали программу коллегам на канале СТС, когда потом она пошла в эфире. Рейтинги первых выпусков оказались гораздо выше тех, что нам предсказывали».

Трибуны с желающими сесть за игровые столы просто ломятся. Получается, как движение «Брэйн ринг» никуда не исчезал. «Зрители видят только те команды, которые уже прошли отборочные туры – изначально желающих играть было еще больше, – говорит ведущий. – Разумеется, само движение продолжало существовать все это время. Не случайно в телевизионном “Брэйн ринге” присутствуют Друзь, Поташов, Аскеров: те же люди, которые играют в “Что? Где? Когда?”, играют и в “Брэйн ринг”. Не на экране – в жизни».

Сейчас Козлова не смущает заданный руководством СТС элемент неравенства – что дети играют со взрослыми: «Сначала было боязно. Нет ничего скучнее игры в одни ворота: взрослые сильнее, дети слабее. Но уже на отборочных турах стало ясно, что волновался я зря. Уже два месяца прошло с момента первых съемок, а Илья Бер до сих пор не может прийти в себя после того, как проиграл детской команде».

Одно из нововведений программы – соведущие Козлова. Если с Лизой Арзамасовой, сыгравшей в сериале «Папины дочки», у Андрея ровные отношения, то по взаимным реверансам с рэппером Белым многим кажется, что они с Козловым – друзья не разлей вода. В прессе даже ходили слухи, что они родственники. «Пусть наши отношения с Белым побудут тайной, – говорит Козлов. – Он мне не сын. И на этом пока точка».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Собеседник» , People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты